Урбанисты составили карту качества уборки улиц Петроградского района

В конце февраля магистранты Института дизайна и урбанистики Университета ИТМО провели анализ качества зимней уборки открытых общественных пространств Петроградского района. Около сорока участников исследования в течение одной из самых холодных недель минувшей зимы обошли большинство доступных территорий Петроградской стороны и Островов и сделали около 2000 фотографий, составив карту качества уборки улиц района. Эта работа — только часть большого исследования Петроградского района, цель которого — собрать максимально полную базу данных из множества официальных и неофициальных источников. Подробнее о проекте, а также о том, как кропотливый сбор разрозненных данных поможет в решении глобальных проблем городов, ITMO.NEWS рассказывает координатор исследования, эксперт Института дизайна и урбанистики Университета ИТМО Стив Каддинс.

Петроградский район зимой. Источник: photosight.ru

Что стало отправной точкой для проекта?

Этот довольно простой медиаповод — на самом деле начало нашего большого исследования Петроградского района, которое мы будем выполнять в течение ближайших месяцев. Работа проводится в рамках образовательных программ «Управление развитием города» и «Городская информатика» Института дизайна и урбанистики Университета ИТМО. Исследование делают магистранты первого курса, которые в прошлом семестре получили теоретические знания, а теперь применяют их на практике.

Часть этого большого исследования посвящена анализу ситуации зимой, так как город, разумеется, имеет свои особенности в разные сезоны. Поэтому, пока у нас сложилась отличная зимняя погода, самое время проводить такую работу. Старт был дан на прошлой неделе. В рамках «зимней» части исследования около сорока студентов провели аналитику качества зимней уборки открытых общественных пространств Петроградского района. Для этого участники исследования обошли большинство доступных территорий Петроградской стороны и Островов и сделали около 2000 фотографий, отражающих состояние улиц, площадей, скверов и парков.

Оценка качества зимней уборки проводилась по субъективной шкале от 0 до 10 баллов, где 0 соответствовал полной катастрофе с уборкой, а 10 – идеалу. Внимание уделялось состоянию тротуаров, пешеходных дорожек и проезжей части, опасной наледи на карнизах домов и мешающим проходу или проезду сугробам. Кроме того, мы исследовали зимние активности — как официальные, вроде катков, хоккейных коробок, так и неофициальные в виде стихийных детских горок.

В целом же комплексное исследование, которое будет проводиться в течение полугода, подразумевает сбор огромного количества данных по всему Петроградскому району, в том числе из информационных систем. Одной из наших задач будет вытягивание неструктурированных, немашиночитаемых данных, приведение их в универсальный вид. Другой — сбор данных, которые отсутствуют в открытых или закрытых информационных системах. По сути, это та информация, которую нужно собирать вживую. То есть в этом случае потребуется буквально ходить по улицам и искать, сверять и уточнять информацию.

Петроградский район
Петроградский район

Итоговое исследование мы будем представлять на Петербургском экономическом форуме и Форуме пространственного развития. Кроме того, на международной научной конференции по ландшафтной архитектуре ICON LA (International Conference. Landscape architecture: Towards sustainable urban environments), которая состоится в июне 2018 года, мы планируем представить систему моделирования пешеходных маршрутов по Петроградской стороне, которая будет основываться на собранных в рамках исследования данных.

Почему вы решили начать именно с Петроградской стороны? Ведь это далеко не самый простой район Петербурга. И планируете ли в ближайшей перспективе расширять количество исследуемых территорий?

Безусловно, это только начало. По сути, на примере комплексного исследования Петроградского района мы апробируем технологии, которые будет относительно легко масштабировать на весь город. Наша главная цель — даже не столько исследовать конкретный район и предложить улучшения (хотя это также, конечно, очень важно), сколько апробировать конкретные технологии, которые помогут нам в дальнейшем. В перспективе мы, во-первых, планируем исследовать все районы Санкт-Петербурга, во-вторых, на основе этих технологий, навыков и полученных знаний исследовать и другие города, в том числе за границей.

Петроградский район — это действительно очень сложная территория, потому что здесь находится огромное количество объектов, на каждом шагу серьезные градостроительные ограничения и охранные статусы. С другой стороны, это район «сам в себе», своего рода, минигород. Географически он отрезан от других частей города реками и мостами, у него ограничено количество точек доступа — это мосты и несколько станций метро.

Но в то же время эти сложности порождают дополнительный интерес к исследованию. Ведь вы должны учесть огромное количество факторов, что как раз и позволяет создать универсальную методику. В перспективе, когда мы будем по аналогии брать и исследовать уже другие районы (например, Василеостровский, Центральный и дальше, уходя в спальные районы, пригороды), мы сможем проверить, насколько наша методика хорошо работает в других частях города и что мы не учли. И далее, если говорить в более широком контексте, эти знания и результаты лягут в основу создания системы моделирования городского развития, которую, как планируется, Университет ИТМО будет реализовывать в рамках программы «Умный Санкт-Петербург».

На данном этапе вы уже получили интересные результаты. По итогам натурных исследований была составлена интерактивная карта по качеству уборки. Как планируется в дальнейшем использовать эти данные?

Натурные обследования, когда у нас сорок студентов обошли буквально каждую улицу Петроградской стороны, каждый сквер и парк и посмотрели, как там обстоят дела с качеством уборки, а также зафиксировали и нанесли эти данные на карту, представив их в агрегированном виде — это, повторюсь, только часть исследования, связанного с качеством уборки.

В ближайшее время мы планируем провести серию хакатонов, в рамках которых мы планируем использовать данные с портала Комитета по благоустройству Санкт-Петербурга, с помощью которого можно отслеживать движение уборочной техники. Мы рассчитываем, что с помощью автоматизированных методов мы сможем получить данные о том, как и по каким маршрутам движется техника. А потом дополнить эти выводы нашим анализом качества уборки в Петроградском районе.

Возможно, нам удастся найти некоторые корреляции, которые будут прямо указывать на недостатки в организации системы работы уборочной техники. И в перспективе эти результаты могут лечь в основу улучшения системы. Наша цель вовсе не в том, чтобы в интернете посмеялись, что где-то плохо убирают, а в том, чтобы администрация могла четко понимать, где есть недоработки.

Ведь у чиновников нет интерактивной карты, к которой можно подойти и посмотреть в режиме реального времени, где по факту убирают хорошо. У них есть отчеты разных ведомств о том, что все убрали и деньги освоены. Наши же оценки, хоть и субъективны, в то же время, отражают восприятие жителей, которые ходят по городу. И в перспективе это уже задача администрации — опираясь на эти дополнительные данные, усилить контроль по проблемным направлениям. Мы рассчитываем на то, что наша работа поможет сделать ситуацию в городе лучше.

Пока, судя по карте, лучше всего дела с уборкой обстоят на Елагином острове, тогда как в основной части района ситуация не очень радужная. С чем это связано?

Если посмотреть на карту, можно выделить отдельные кластеры, где совсем все хорошо и в целом плохо. Елагин остров обслуживается одной организацией, он фактически является объектом культуры и, конечно же, в парке навести порядок с уборкой намного проще, чем на улицах. Там есть широкие дорожки, и уборочной технике достаточно иногда просто сдвинуть снег, чтобы по ней можно было пройти пешком. Поэтому в целом там выявляются только локальные проблемы, связанные в некоторых случаях с работой какого-то конкретного уборщика.

В застроенной части Петроградского района все сложнее: это неоднородная территория, и в каком-то месте может быть все прекрасно, потому что там отдельное коммерческое заведение собственными силами расчищает тротуар, а в другом — серьезные недоработки. И далеко не всегда эти недоработки связаны с плохой организацией работы уборочной техники.

На Петроградской стороне во многих местах узкие тротуары, более того, ситуацию с уборкой очень сильно усугубила массовая установка заборов и ограждений. Причем эти ограждения на самом деле не обеспечивают безопасность. Как показывает практика, если в них влетит автомобиль, они просто разлетятся, и к тому же, они отсекают возможность механизированной уборки тротуаров. Из-за этого в таких проблемных местах не могут проехать даже тротуарные тракторы. Поэтому проблемы часто наблюдаются именно в таких локациях, и это уже вопрос к администрации города, которая должна просчитать реальную пользу и вред таких заграждений.

Стив Каддинс
Стив Каддинс

На дальнейших этапах проведения исследования мы также планируем уделить этой проблеме внимание. Мы и дальше будем фиксировать все участки, где установлены такие заграждения, чтобы потом посмотреть корреляцию, действительно ли наши пока поверхностные наблюдения о плохо убранных тротуарах соответствуют физическому расположению тех или иных препятствий. Если все окажется именно так, это будет прямым доказательством того, что проблема существует.

А насколько активно сейчас органы государственной власти опираются на результаты подобных исследований?

Институт дизайна и урбанистики уже давно и активно работает с органами государственной власти, с администрациями районов. Еще на прошлом Форуме пространственного развития мы показывали предварительную модель, как можно представлять городские данные на примере как раз Петроградского района. С рядом городских комитетов у нас идет активная работа. Есть взаимодействие, есть понимание, что за информационными технологиями будущее. Данные, которые мы получили в ходе недавнего «зимнего» исследования, мы также подготовим в виде отчета, удобного для работы чиновников и передадим в администрацию Петроградского района.

Как вы уже отметили, результаты комплексного исследования Петроградского района вы планируете представить в июне, в том числе на Петербургском экономическом форуме. Расскажите, пожалуйста, как будет строиться работа по проекту в течение ближайших месяцев.

Я ожидаю, что мы будем использовать в исследовании десятки наборов данных. И сейчас наши студенты уже приступили к поиску их источников. В течение ближайшего месяца мы определимся с перечнем этих источников и начнем смотреть, как оттуда вытягивать информацию. Ведь в каких-то случаях у нас есть готовые машиночитаемые данные в виде тех же csv-файлов, которые можно подгрузить и делать все, что угодно. Но зачастую приходится работать с огромным количеством информации, которая в лучшем случае представлена в виде текстов на сайтах, в худшем — в виде сканов документов, которые мы запрашиваем у администрации. И это тоже хорошая научная задача — не разбираться в этих горах бумаги, а придумать алгоритмы, которые автоматически смогут вытянуть информацию даже из таких источников. Эта работа займет у нас ближайшие месяц-полтора.

А дальше весной, ближе к апрелю, когда, надеюсь, мы уже увидим некоторые намеки на теплую погоду, мы вновь выйдем на натурное обследование, чтобы проанализировать, каких данных у нас не хватает после сбора из всех возможных информационных систем и источников. И будем добирать эту недостающую информацию путем натурных обследований, а также верифицировать те данные, которые уже есть.

Например, чтобы собрать информацию по всем домам Петроградского района, в частности, получить точные даты их постройки, можно использовать довольно большое количество источников. Например, официальные — это данные жилищного комитета, кроме того, данные OpenStreetMap, которые заполняют пользователи Сети, данные с краеведческих сайтов, где можно найти информацию по отдельным домам. Мы используем все эти пути, собираем и сопоставляем данные, но там, где мы находим разночтения, информацию приходится проверять вручную, в том числе путем натурных обследований.

Уборка улиц Санкт-Петербурга
Уборка улиц Санкт-Петербурга

В итоге мы хотим построить самую достоверную базу данных по всем объектам — зданиям, объектам монументального искусства, культурным объектам, заведениям района и многим другим. Помимо зданий, мы также будем обследовать все общественные пространства, изучать параметры улиц, переулков, проспектов, набережных, их тротуары, зеленые насаждения, скверы, парки.

Зачем это нужно? Все эти данные в дальнейшем позволят нам построить информационные модели, в том числе прогнозные модели развития района. Этим тоже будут заниматься студенты Института дизайна и урбанистики Университета ИТМО. Они будут решать задачу, которая позволит понять, как, обладая таким обильным перечнем данных и результатами их анализа, строить гипотезы и концептуальные предложения, понять, где и что мы можем улучшать.

Какого рода улучшения это могут быть?

Это может касаться как локальных улучшений, например, какой участок улицы или перекресток нужно переделать, чтобы там было безопаснее и комфортнее, так и стратегических моментов — как должны меняться территории, которые относятся к так называемым «серым» зонам. Например, сейчас у нас есть Петровский остров, где располагается большое количество промышленных объектов, складских помещений. Очевидно, что в перспективе эта территория будет иной, потому что пока возможности этого пространства не реализованы.

Города по всему миру уже показывают суперуспешные примеры. Например, в Барселоне те части города, которые сегодня представляют собой прекрасные золотые пляжи, еще тридцать лет назад были промышленными территориями. По сути, это был грязный порт — туда заезжали танкеры, разгружали нефть. Береговая линия была недоступна, и жителям приходилось ездить отдыхать куда-то далеко за город. Ситуация похожа на нашу, ведь у нас тоже приходится выезжать на отдых, например, в Солнечное или Зеленогорск. В Барселоне это был долгий процесс, однако власти приняли волевое решение, чтобы вынести из черты города эти промышленные объекты. И то, как выглядит эта часть Барселоны сейчас, доказывает, что идея сработала.

Многие, конечно, могут сказать, что в Барселоне тепло, а у нас постоянно зима и такие зоны нам не нужны. Но тогда можно посмотреть и на опыт наших «северных соседей». Например, в Осло, где погода не особо лучше, тоже относительно недавно было принято такое же волевое решение, которое в том числе было подтверждено научными исследованиями. Раньше там проходила центральная автомагистраль, которая полностью отсекала возможность прогулок вдоль залива. Но в итоге власти решили перенести ее, организовав на этом месте набережную для прогулок.

В Петербурге тоже можно выйти в солнечную морозную погоду в акваторию Невы и увидеть, сколько там гуляет людей. Это доказывает, что спрос на такие пространства даже в северных странах есть. И наша задача как специалистов в области урбанистики придумать и предложить варианты, как сделать это наиболее эффективно. А также рассчитать последовательность действий и план таких работ.

К слову об информационных технологиях, математических моделях, насколько методы и подходы, которые применяются сейчас в урбанистике у нас, отличаются от тех, которые приняты в зарубежных странах?

В плане обеспечения городской инфраструктуры и комфортной жизни во многих местах мы пока позади, особенно в транспортной сфере, но в плане информационных технологий и их применении для развития города мы действительно находимся на передовой. Уже в этом году мы рассчитываем сделать несколько серьезных публикаций в международных изданиях по ряду профильных тем. Это те темы, которые, как показывает практика, за рубежом исследованы недостаточно. Там сложился большой опыт принятия решений экспертным путем, но опыт, основанный на построении и использовании математических моделей, пока не так велик.

Буквально минувшей осенью я проходил дистанционный курс ETH Zurich, который был посвящен сфере responsive cities. Что это такое? Если концепция smart city означает, что у нас есть много технологий, мы знаем, что нужно людям, мы даем им это, а они их потребляют, то responsive cities, или «города отзывчивые» — это следующий шаг, который подразумевает объединение информационных технологий в городах и сочетание их с запросами людей. Иными словами, людям уже недостаточно, чтобы мы решали за них, сначала их нужно спросить, что им в действительности нужно.

Так вот когда я поступал на этот курс, я думал: «Вот сейчас я его пройду и у меня откроются глаза. Я наконец узнаю, как на самом деле нужно делать». Но в процессе я понял, что во многом мы и так делаем все правильно. Опыт показывает, что в информационных технологиях мы не отстали. И сейчас наша задача развивать наработки и опыт, применять его у себя и в перспективе в том числе в зарубежных странах.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба