Основатель ABBYY Давид Ян: «Мы не открываем новые потребности, мы удовлетворяем их по-другому»

Давид Ян основал свою компанию по разработке решений распознавания текстов ABBYY еще на последних курсах МФТИ. Сегодня это одна из крупнейших IT-компаний в России, которая занимается в том числе исследованиями искусственного интеллекта. Как он начинал бизнес, какие навыки нужны успешным предпринимателям, захватит ли ИИ мир и в чем смысл жизни – на эти и другие вопросы Давид Ян ответил в ходе открытой встречи проекта «В Петербурге можно все».

Давид Ян

О первом бизнесе

Первые мои продажи не связаны с технологиями, у меня все началось с индустрии гостеприимства. В общежитии у нас был такой кофе-бар «Уграва». Уже не помню, почему такое название. Но мы сделали свой кофе-аппарат из ручной дрели, огромной консервной банки, струбцины, чтобы молоть кофе в пыль, как это принято для кофе по-восточному. И когда мы мололи нашу арабику, по всему общежитию разносился запах кофе, и все знали, что сегодня на дискотеке будет работать кофе-бар «Уграва». За вечер мы делали примерно 100 чашек кофе, себестоимость была порядка четырех копеек, а мы продавали за 20. Кофе – это высокомаржинальный бизнес, это уже тогда было понятно. И на каждого за вечер удавалось заработать порядка пяти рублей – это были крутые деньги.

О начале ABBYY

Когда я оканчивал МФТИ, то занялся словарями. Хотел просто за лето заработать на кроссовки, то есть разработать программу за июль, а в августе продать программу 100 клиентам, а потом вернуться к своему вузовскому руководителю и продолжать заниматься физикой твердого тела, высокотемпературной энергетикой. Но так получилось, что за лето сделать программу мы не успели, и я весь курс совсем не ездил в Черноголовку для проведения исследований – я занимался словарем. Тем более, мы должны были денег центру научно-технического творчества молодежи – сейчас бы это назвали инкубатором.

О получении первого финансирования

Я пришел в такой инкубатор, показал распечатку на матричном принтере о том, что вот у нас будет словарь и переводчик, который переводит предложение как человек. Они нас слушали и говорили: вы серьезно хотите это сделать? Мы попросили у них 3000 рублей. Тогда это были большие деньги: мой отец, ученый-физик получал 300 рублей в месяц, а на 3000 рублей можно было купить «Жигули». Прежде чем мы получили эти инвестиции, нам отказали два или три центра, но четвертый дал деньги, но как бы в долг. Не знаю, как бы я их отдал, если что, потому что стипендия была 55 рублей, а денег у родителей я не брал принципиально. Но у нас появились клиенты, которые готовы были купить нашу программу. Когда мы искали финансирование, у нас ничего не было – только концепция, идея проекта, что сейчас называют идея «stage». Сейчас нереально, чтобы кто-нибудь дал деньги проекту на такой стадии, только друзья или родственники.

Офис ABBYY в России. Источник: hightech.fm
Офис ABBYY в России. Источник: hightech.fm

Волевое решение отойти от науки ради стартапа

Написать программу, доделать словарь, исправить ошибки – все это заняло год. За это время я отошёл от академической карьеры. Об этом родителям не сказал. Ведь я с третьего класса решил, что буду физиком, всю жизнь шел к этому, поступил в самый «сложный» вуз – и после этого не окончить обучение на последнем курсе? Однако я хотел окончить вуз через год академического отпуска. Я пришел к своему руководителю, объяснил, что хочу доделать программу, на что он мне сказал, что ничего я за год не успею и лучше я отчислюсь, а потом меня восстановят, если я захочу вернуться. И он был прав: за год ничего не получилось, и я вернулся в университет только через два или три года. В этот момент у нас уже были продажи, нас знали, были сотни тысяч пользователей по всему миру, то есть кое-что уже удалось сделать.

Мысли о возможной научной карьере

Тогда мне казалось, что я все равно буду как-то продолжать заниматься наукой. И так, в принципе, и оказалось, ведь то, что мы делаем сейчас, близко к науке: это распознавание текстов, прикладная лингвистика – оказывается, это computer sciencе, искусственный интеллект. И кстати, свою выпускную работу в области физмата я как раз защитил по рукописному распознаванию. Конечно, бывает так: я иногда бываю в Стэнфордском университете, там мой друг работает c физикой высоких энергий, этим занимался мой отец, и сейчас это самый край науки. И когда подходишь к этому гигантскому ускорителю, с этими катушками, то, конечно, что-то вибрирует: ты думаешь, что вот это край познания человечества. Но потом выходишь и понимаешь, что мы занимаемся ИИ, обучаем машину понимать мысли людей. Мой друг, профессор из Стэнфорда, говорит, что, наоборот, это мы в ABBYY занимаемся настоящими вещами, чем-то, что можно потрогать, чем можно пользоваться, а кому нужны эти электроны?

Роль университета в личностном развитии

Физтех принципиально изменил меня и людей, с которыми я работаю. Когда ты, будучи лучшим в школе, олимпиадником по физике, оказываешься в физтехе, то понимаешь, что ты на самом-то деле середнячок. И это ставит все на свои места. И ты либо начинаешь бежать быстрее и выкладывать больше, либо не начинаешь. Каждый выбирает сам.

Открытая встреча с Давидом Яном
Открытая встреча с Давидом Яном

О том, как начинать бизнес

Предпринимательство и стартаперство – это уже профессиональная сфера. Здесь не нужно ничего выдумывать. Сейчас уже понятно, как нужно действовать: надо быть в хорошей среде, иметь хороших друзей, читать правильные книжки и слушать правильные лекции. Когда появляется идея, то сначала стоит сделать бумажный прототип, протестировать его на разных стадиях, прежде чем искать первое финансирование. В России первые инвестиции сложнее найти, чем в Кремниевой долине, где получить первые пять-десять тысяч долларов на первый шаг проще. Но здесь тоже появляется инфраструктура для этого, например, те же конкурсы стартапов, призы в которых в принципе и являются этими первыми вложениями. А дальше есть бизнес-ангелы, венчурные фонды и так далее – это уже в России есть.

О важных навыках для ведения бизнеса

Очень важно развивать способность дружить и быть терпимым к другим людям. Мне это приходилось преодолевать много раз, особенно когда находишься в компании других студентов физтеха, где все очень амбициозные, имеют обоснованную точку зрения. И, несмотря на это, нам удалось за столько лет не разойтись. Поэтому очень важно делать так, чтобы не поссориться, уважать чужую точку зрения – на этот счет уже написано много книжек, но мы, когда начинали, их не читали.

Также в бизнесе важно вовремя уйти. В 1997 году, когда в ABBYY работали уже больше 100 человек, у меня появилось время для нового проекта – Cybiko. Это такой предшественник Tinder – социальная геопозиционная сеть. Инвесторы Cybiko поставили мне ультиматум: они проинвестируют, если я уйду из ABBYY. Я могу остаться председателем совета директоров, но появляться в офисе компании я смогу не чаще, чем раз в месяц, а мой новый офис будет в 10 километрах от старого. Тогда я был зол, что они поставили мне такой ультиматум. Но потом я понял, насколько это было важно – это было одно из самых главных решений для меня и ABBYY. Когда я ушел из компании, она стала развиваться другими темпами. Любая компания начинается романтиками, которые хотят сделать все. А потом она должна переходить в управление прагматиками, которые порежут бизнес, чтобы он стал прибыльным. Важно вовремя отпустить руку ребенка, а не водить его за руку не только в детский сад и первые классы, но и в институт. Иначе такой ребенок не станет самостоятельным.

О проекте Cybiko

Проекте Cybiko. Источник: youtube.com
Проекте Cybiko. Источник: youtube.com

Cybiko был первым в мире коммуникационным мобильным компьютером. В нем пользователь заполнял свой профиль, а также указывал профиль девушки или парня, потенциально интересных для знакомства девушки или парня. И когда в районе 100-150 метров оказывался человек с подходящим профилем, устройство вибрировало. Ты мог начать переписывать с человеком. Мы сделали операционную систему, плату, радиопротокол. В 2000 году мы продали 450 тысяч таких устройств за четыре месяца только в США. И это стало таким девайсом в школах, которое должно быть у всех. Это было круто: ты сидишь в здании, и вдруг устройство вибрирует, и девушка может находиться на другом этаже, где-то в холле, и ты сразу начинаешь переписываться. Потом мы туда запихали игру вроде тамагочи. Только наши тамагочи были разнополые, и они могли знакомиться друг с другом, переходя из одного устройства в другое – это была единственная игра, в которой персонажи физически переходят с девайса на девайс. Эти персонажи могли заводить семьи, и потом к игроку могла вернуться либо мама с детьми, либо папа. Потом пользователи обменивали своих «детенышей» на форумах. Потом ситуация на рынке поменялась, но до сих пор существуют форумы, где люди выясняют, как оживить эти устройства.

Про страхи, связанные с ИИ

Эволюция происходит и биологически, и технологически. Технологии придут к такому моменту, когда начнут порождать себе подобных лучше, чем человек, – это называется технологической сингулярностью. В этот момент скорость развития технологий возрастет на порядок. Значит, может случиться много непредсказуемого. То, что биологические существа могут исчезнуть – ну, это тоже понятно. Эволюция устроила все живое так, чтобы в нас была эмпатия, но в умеренном количестве. И все ради размножения. Может, наша задача – в создании средств, которые нас переживут? Может, это и будут наши потомки?

Открытая встреча с Давидом Яном
Открытая встреча с Давидом Яном

Почему ИИ будет повсюду

Почему говорят, что ИИ – это новое электричество? Электричество изменило все отрасли: если компания 150 лет назад не меняла паровые двигатели на электрические, то она просто уходила с рынка. Это коснулось всех областей: машиностроение, транспорт. То же самое происходит и сейчас с ИИ. Мы не открываем новые потребности – их не так много появляется. Но они будут удовлетворяться другим образом.

О внедрении ИИ в сферы, которые раньше нельзя было оцифровать

Мы в ABBYY много лет занимаемся технологиями анализа и понимания текста на естественном языке, то есть учим машину понимать тексты, написанные человеком. Сейчас это называется Content-Intellegence. Наш ИИ может проанализировать, например, договоры, описания технических характеристик, условий в предприятиях – наши умные машины за несколько минут прочитывают десятки страниц, извлекают из них некоторые параметры и сравнивают с параметрами из других текстов. Банки применяют эти технологии, чтобы решать, выдавать ли кредит, например. И нам пришла идея применить эту технологию для анализа корпоративной переписки. И система научилась по ней определять увольнение сотрудника за два месяца до самого увольнения, даже если сам человек об этом еще только задумывается или вообще не думал. Об этом узнает и сотрудник, и его руководитель. При этом система объясняет, почему человек может уволиться: например, у него есть конфликт с отделом логистики или сложная ситуация с каким-либо менеджером. Также она дает рекомендации самому руководителю. Например, она может указать, что по статистике руководители подобных компаний хвалят своих сотрудников 15 раз в месяц, а этот конкретный руководитель в прошлом месяце хвалил персонал всего четыре раза. И при этот человек, у которого высока вероятность уволиться через два месяца, отлично выполнил свою работу, а его никто не похвалил.

Головной офис ABBYY в России. Источник: abbyy.com
Головной офис ABBYY в России. Источник: abbyy.com

Выяснилось, что это – очень востребованная технология в HR. Работа с кадрами – это наименее оцифрованная область. Маркетинг, производство – уже всюду цифра. В маркетинге уже не обсуждают, где расположить какую-либо кнопку – для этого анализируют привычки пользователей. Всюду принимаются решения, основанные на данных, а HR – это одна из немногих областей, где решения до сих пор принимаются интуитивно. А ведь кадры – это самый ценный актив компании. Я вот уже устал принимать такие решения. Бывает, видно, что человек выгорает, но что делать? Как разбираться в отношениях в коллективе? Нужно, чтобы эта система была прозрачная, чтобы сотрудники знали, как они могут становиться лучше, а руководителю было бы проще принимать решения для удержания ценного сотрудника. Мы считаем, что через несколько лет 80% компаний мира будут использовать такую технологию анализа кадровой ситуации, как сейчас все в маркетинге анализируется с помощью Google Analytics. Мир стал жить в режиме Agile, в компаниях есть много удаленных сотрудников, ты постоянно находишься на связи с клиентами, ездишь в командировки – сложно держать руку на пульсе.

О смысле жизни

Вообще, нет никакой разницы, чем вы занимаетесь в этой жизни. Главное – быть счастливым человеком. Когда я обучался на физтехе на первых курсах, у всех был, как потом это назвали, комплекс Нобелевской премии. Когда ты поступаешь, то считаешь, что следующее, что тебя ждет – это Нобелевская премия. В какой-то момент, примерно на третьем курсе, происходит перелом: будет у тебя премия или нет – это уже становится неважно – главное, чтобы то, чем ты занимался, было бы тебе интересно.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба