Источник: funtard.com

Шеф-редактор и научный комик American Scientist — о пользе Twitter для науки и пении динозавров

Рассказывать людям о науке терминами и большими данными — совершенно бесполезно, это может привести к отрицанию науки в обществе. Так считают американские гости Университета ИТМО — шеф-редактор журнала American Scientist, директор отдела по научной коммуникации Sigma Xi Джейми Вернон и блогер, научный комик American Scientist Брайан Мелоу. Они посетили вуз с короткими мотивирующими лекциями, в которых рассказали, что сделало их лучшими в своем непростом и порой непонятном обществу деле.

«Заявите о себе, как о научном коммуникаторе», — Джейми Вернон

Я — бывший ученый, который стал научным коммуникатором. У меня часто спрашивают, как же так, ведь я должен был посвятить свою жизнь исследованиям: я микробиолог, доктор наук, очень долго работал над вакциной против ВИЧ. И я думаю, что моя история очень поучительна и интересна с точки зрения того, как можно стать научным коммуникатором.

В магистратуре я понял, что мне интересны не только научные исследования, но и общественная политика, государственное управление в области науки. В США достигнуть какой-то общественно-значимой цели можно, только если сами люди верят в нее. Если вы хотите, чтобы наука развивалась, чтобы она была значима для людей, то важно, чтобы сами люди понимали и ценили ее. А для этого необходимо вытащить науку из университетских кампусов. Поэтому я стал организовывать научные лекции в барах. Я просил ученых рассказать людям об их страсти к науке, об их мотивации заниматься исследованиями, а не делать очередное выступление на конференции. Я хотел, чтобы они передали эмоции, которые люди бы почувствовали, поняв, почему наука — это важно.

Когда я начал делать постдок, то параллельно вел блог о науке, записывал популярные видео, публиковался в научно-популярных журналах — делал максимум для того, чтобы понять, как работает научная коммуникация. Я занимался этим четыре года, а потом выиграл грант правительства США, по которому начал работать в Белом доме, в Департаменте энергетики. По этой программе я изучал и анализировал государственную политику в области возобновляемых источников энергии, в том числе, я должен был заниматься научной коммуникацией по этой теме. И я начал использовать социальные сети, чтобы рассказывать людям о том, чем занимается департамент и что делается в стране в области энергетики. Мое убеждение, что социальные сети — это главная платформа для научной коммуникации. Ведь когда статья ученого получает много лайков и твитов, то она лучше цитируется другими учеными. Кроме того, через медиаконтент увеличивается количество читателей научных и научно-популярных журналов.

Университет ИТМО. Джейми Вернон, шеф-редактор журнала American Scientist
Университет ИТМО. Джейми Вернон, шеф-редактор журнала American Scientist

Но сделать интересный научный контент для обычного читателя порой очень непросто. Целевая аудитория журнала American Scientist — это все-таки ученые, люди, которые знают многое о науке. Но моя цель — также сделать тексты доступными для любителей науки, для тех, кто просто интересуется наукой, то есть для непрофессионалов. Все статьи в журнале пишут ученые, но мы с ними очень плотно взаимодействуем, чтобы получился нужный для журнала текст. Во-первых, мы просим ученых выносить в начало самые важные результаты их исследований, а ведь обычно в научных статьях о результатах сообщают в конце материала. Во-вторых, наши редакторы помогают ученым с лексикой и заменой сложных терминов. В-третьих, мы просим ученых готовить статью для American Scientist параллельно с написанием научной статьи, чтобы материалы были опубликованы почти одновременно. Мы мотивируем ученого тем, что тогда результаты его работы появятся в Twitter и Facebook и он получит больше цитирований и откликов. А для нас это выгодно тем, что подготовка материала для журнала не затягивается на годы.

В США есть люди, которые не принимают и относятся с неприязнью к некоторым направлениям науки. Это может происходить по разным причинам. Например, робот заменил человека на работе, и поэтому последний может подумать, что наука против него. Именно поэтому необходимо дать людям понять, что наука делается только ради общественного блага. Наука — это данные и доказательства, на которые может опираться каждый. Научный коммуникатор должен донести это до людей.

Более того, для самого научного коммуникатора очень важно продемонстрировать то, что он может и должен заниматься этой работой. В моем случае так и получилось. Изначально меня пригласили в American Scientist на встречу, чтобы я посоветовал им, что нужно исправить в журнале. На то время у меня была крутая работа в Департаменте энергетики, поэтому мне не было смысла как-то сглаживать свою критику. Поэтому я сказал им, что и где у них неправильно с точки зрения научной коммуникации без всяких ужимок. И они попросили меня исправить все эти ошибки на посту директора отдела по научным коммуникациям. У меня совершенно не было журналистского опыта. Но моя честность и открытость убедили руководство журнала сделать мне предложение о работе. Поэтому вы сами должны показывать людям, на что вы способны.

«Каждое утро вы можете слышать пение динозавров», — Брайан Мелоу

Я всегда интересовался наукой. Но я никогда и не думал становиться ученым. Я увлекался и увлекаюсь научной фантастикой. Иногда у меня возникали мысли, что я сам стану писателем. Но дело в том, что писатели издают книгу, и все. Люди могут ознакомиться с их идеями, но не могут задать автору прямой вопрос, уточнить у него что-то. Поэтому я начал выступать с комедийными стендапами в клубах, потому что я люблю видеть реакцию людей, люблю живое общение. Иногда у меня были специфические шутки, понятные, пожалуй, только гикам, и если в толпе были гики, то они смеялись! И постепенно моя карьера стала мне ясна: я могу заниматься тем, чем еще никто никогда не занимался, — быть научным комиком!

Университет ИТМО. Брайан Мелоу, научный комик
Университет ИТМО. Брайан Мелоу, научный комик

У меня часто спрашивают: «Вы, наверное, учите детей науке через юмор?» Нет, я заставляю смеяться гиков, то есть людей, которые интересуются наукой. Я также работаю с учеными и обучаю их коммуницировать с большим количеством людей, то есть делать презентации. Мои главные советы: будьте собой, будьте людьми, будьте увлечены, думайте о настоящем моменте и будьте подготовлены. Чем больше вы подготовлены, тем более естественно вы себя ведете. Начинайте говорить с людьми о том, что вы очень хорошо знаете, а не о каких-то ваших последних исследованиях, в которых вы и сами-то еще плохо разбираетесь.

Никогда не читайте по бумажке и не пяльтесь в слайды вашей презентации. Ваша презентация — это вы сами. Расскажите людям, почему вы полюбили науку, что заставило вас заняться исследованиями. Представьте, что вы общаетесь с вашим другом по бумажке. Это разговор? Это коммуникация? Нет. Слайды в любой презентации — это как спецэффекты в кино, то есть это лишь поддержка основного сюжета.

Очень важно дать людям понять, что же значит наука. Я всегда вспоминаю пример, о котором рассказывал Ричард Фейнман. Когда он был маленьким, он где-то прочитал, что рост одного динозавра был примерно 30 футов, и рассказал об этом отцу. Тот ему на это ответил: «Если бы этот динозавр стоял напротив нашего дома, ты смог бы заглянуть ему в глаза из окна своей спальни на втором этаже». Нужно переводить науку и научные данные в то, что она действительно значит для простых людей. Очень часто к науке можно подойти с юмором. Например, как вам такое утверждение: динозавры не вымерли или вымерли не совсем полностью. Как так? Дело в том, что птицы — это потомки динозавров. И только представьте: вы просыпаетесь утром и слышите пение динозавров; вы подходите к своей машине, а ее изгадили динозавры. Почти в каждом доме США люди едят на вечер одного и того же динозавра, которого обычно называют курицей.

Но с шутками в науке надо быть очень осторожными. Иногда журналисты для того, чтобы объяснить сложные научные явления, используют не совсем точные аналогии. И ученым это не очень нравится. А иногда вы просто не можете просто и легко описать то, что происходит, например, в квантовой физике. Тогда надо людям просто дать представление о том, что это такое. Я — за точность в фактах, и ваш научный юмор должен быть очень понятен и без скрытых смыслов, в нем не должно быть пошлых клише. Выдерживайте стиль и не переступайте грань.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба