Фестиваль «Кампус»: почему жители Петербурга обеспокоены проблемой заборизации и как они могут повлиять на ситуацию

Чиновники и представители ГИБДД утверждают, что заборы повышают безопасность на дорогах и защищают городские газоны, однако жители Санкт-Петербурга негативно относятся к заборизации города. Снижают ли заборы количество ДТП? Какими инструментами можно пользоваться, чтобы вступить в контакт с чиновниками и повлиять на ситуацию? И почему именно гражданское общество сможет победить проблему заборизации? На эти и другие вопросы в рамках открытого интервью на просветительском фестивале «Кампус» ответил организатор общественного движения «Красивый Петербург», эксперт Института дизайна и урбанистики Университета ИТМО Стив Каддинс.

Фестиваль «Кампус». Открытое интервью со Стивом Каддинсом

Как используются заборы в городе, кто их устанавливает и почему возникла проблема с заборизацией?

Как правило, забором защищается газон и огораживается проезжая часть. Сегодня мы видим массу очевидно странных решений по установлению забора, например, когда есть проезжая часть, ограниченная забором, а за ней следует газон, который тоже ограничен забором с целью не позволить пешеходам вытоптать его. Дело в том, что за установление заборов в целях охраны газона отвечает одно ведомство, а за установление заборов вдоль проезжей части – другое. В итоге довольно часто мы наблюдаем несогласованность действий органов власти. В случае с проезжей частью ГИБДД пользуются следующим аргументом: заборы – это безопасность. Фактически заборы не повышают безопасность, а иногда и провоцируют опасные ситуации, и речь в данном случае не только о ситуациях, когда кто-то перелезает через забор и в неожиданном для водителя месте пересекает полосу. Иногда автомобилист припарковывается у такого забора и, чтобы зайти на пешеходную зону, вынужден идти до нее по проезжей части, что тоже небезопасно. Сегодня нет ни одного надежного научного доказательства того, что забор снижает число аварий. 

Заборы вокруг газонов популярны у муниципалов. Справедливости ради надо заметить, что многие жители сами требуют установить заборы для спасения газона, так как в противном случае на нем паркуются автомобили, однако муниципалы порой входят в раж и пытаются защитить газон даже там, где в этом нет необходимости. Многие проектировщики не проявляют заботливого отношения к пешеходам, а относятся к ним, как к роботам. Например, они полагают, что людям вполне удобно передвигаться под углом 90 градусов, хотя все понимают, что срезать углы людям гораздо удобнее, и с этим желанием борются, опять же, заборами.

Заборизация Петербурга. Источник: minakovas.livejournal.com
Заборизация Петербурга. Источник: minakovas.livejournal.com

Как пешеходы относятся к решению властей использовать в качестве инструмента борьбы забор?

В борьбе с пешеходами, которые ходят по газонам, многие жители соглашаются с чиновниками, для них квадратный газон свят, его нужно обходить там, где положено. Есть класс абсолютно «порядочных» пешеходов, которые никогда не ступят на травку. Также есть класс «непорядочных» пешеходов, которые ступают на газон, и есть самые «непорядочные» – те, кто заходит на газон первым, и быстро находят последователей. Виноваты ли «непорядочные» пешеходы? Нет, они идут к цели своего маршрута, задачи вытоптать газон у них нет. Если мы видим, что по газону ходит целая толпа, значит, рядом есть точка притяжения. Мой коллега Егор Смирнов разработал алгоритм, который моделирует движение пешеходов с учетом их поведенческих особенностей и помогает проектировать удобную пешеходную инфраструктуру. Алгоритм симулирует поведение виртуальных пешеходов и для каждой территории предсказывает, где необходимо сделать дорожки. Также этот алгоритм указывает на ошибки проектирования.

Отдельно нужно рассматривать психологию пешехода, например, при каком градусе угла пешеход считает допустимым срезать путь, а при каком нет? В документе, содержащем методические рекомендации по проектированию пешеходных сетей ЦНИИП градостроительства, которому уже порядка 30 лет, сказано, что угол в 30 градусов является границей. В рамках одной из магистерских диссертаций в этом году было проанализировано больше сотни участков со стихийными тропами, и мы выявили, что критический угол, при котором люди начинают «срезать», – 38 градусов. Мы обновили алгоритм с учетом полученных данных и теперь еще точнее можем прогнозировать места, где необходимы дорожки.

Вывод: не нужно препятствовать людям ходить так, как им удобно. Необходимо прогнозировать и сразу делать удобно, тогда заборы вообще не понадобятся. Метр забора обходится бюджету в три тысячи рублей. Думаю, у муниципалитетов и администрации есть на что потратить эти средства.

Стихийная тропа. Источник: blog.antroadplanner.ru
Стихийная тропа. Источник: blog.antroadplanner.ru

С автомобилями ситуация сложнее. С одной стороны, по закону автомобилисты не имеют права парковаться на газонах, и, если отлажена система привлечения к ответственности, и существует неотвратимость наказания, спустя несколько недель регулярного штрафования никто на газоне парковаться не будет. К сожалению, чиновники предпочитают бороться с проблемой не штрафами и законом, а заборами, что странно, ведь штрафы попадают в городской бюджет, из которого муниципалитеты получают субсидии. Однако даже это не мотивирует чиновников. Это очень неоднозначная история, ведь это неэффективное расходование средств, но в той ситуации, которую мы имеем, отсутствие забора гарантирует, что на газоне появится автомобиль. Получается, мы вынуждены ставить защитные объекты. Помимо заборов есть и другие способы – бетонные полусферы (правда, их не прикрепляют, и автомобилисты их периодически отодвигают) и менее популярная история (но экономически более эффективная) – столбики.  Такой вид ограждения стоит дешевле, но массово его не устанавливают. Дело в том, что при работе со столбиками возникают иные особенности, например, проблемы с пожарной безопасностью (автомобиль пожарной помощи не может подъехать к территории). Во всех случаях мы сталкиваемся с проблемой лишних объектов, которые не нужно было бы устанавливать, если у нас хорошо работало бы законодательство.

Как конкретный человек может повлиять на ситуацию? Предположим, жителя раздражает забор вдоль газона, который постоянно ломают. Как он может повлиять на ситуацию?

В 2013 году на улице Уточкина в районе Комендантского проспекта возник стихийный пешеходный переход через широкую улицу (три полосы в одну сторону и три в другую). Люди бегали, чиновники ставили забор, потом люди выкручивали секции и снова бегали, а администрация снова ремонтировала забор. Бюджет таял, а люди бегали. Надо понимать, что они пересекали шесть полос, а нормативная ширина полос улицы из расчетных документов в этом участке рассчитана на скорость 100 километров в час, что тоже абсурдно, так как у нас ограничение скорости в городе до 60 километров в час. В какой-то момент мы решили, что надо решить проблему не завариванием секции раз в неделю, а другими способами. Чтобы обосновать обращение к администрации, мы провели исследование: нашли среди участников «Красивого Петербурга» жителей этого района, у которых окна выходят на стихийный переход, повесили камеру и посчитали по видео, сколько людей в сутки пересекали дорогу. Оказалось, за сутки в неположенном месте шесть полос пересекали 17 тысяч человек. Из-за того, что такое огромное число людей здесь пересекали дорогу, у водителей была виртуальная зебра, перед которой они тормозили, и смертельных исходов на этом участке не было. Мы также посчитали количество людей, которые переходят дорогу по светофору на расстоянии 70-100 метров от стихийного перехода и получили цифру 10 тысяч человек в сутки. Речь в данном случае шла о необходимости двух переходов. За несколько месяцев мы добились, чтобы отчет исследования попал в руки губернатора. Переход на месте стихийной тропы в итоге установили, однако убрали тот, где ходили 10 тысяч человек. Возвращаясь к вопросу о том, почему чиновники не думают о людях, а думают только о нормах – нет ни одной нормы, которая запрещает поставить два светофора на небольшом отдалении. Теперь через забор лезут с другой стороны. Надо понимать, что добиться изменений можно, но морально надо быть готовым к тому, что на это могут уйти годы (в лучшем случае – год), и результат может быть не таким, как вы ожидали. Однако, если общественного запроса не будет, бездумная заборизация будет продолжаться.

Фестиваль «Кампус»
Фестиваль «Кампус»

Есть ли место коррупционной составляющей в проблеме заборизации?

В обществе есть гипотеза, что без коррупции не обошлось, что у кого-то есть завод по производству крестообразных заборов. Улиц много, поэтому план производства может быть далеко идущим.  Самое смешное, что, когда вы пытаетесь воздействовать на комитеты, они говорят, что ГИБДД предписывает им установку заборов, что с ГИБДД они не могут спорить, поэтому возникает идея, что завод принадлежит кому-то из этой структуры. К сожалению, ни одно крупное СМИ Санкт-Петербурга не провело расследование на эту тему, которое могло бы подтвердить или опровергнуть эту теорию. 

В 2017 году «Красивый Петербург» объявил войну заборизации. Какие итоги?

Войну мы не объявляли, потому что нельзя объявить войну явлению, которое невозможно аккумулировать на ком-то конкретном. Мы решили провести кампанию по борьбе с бездумной установкой заборов. Пока не могу говорить о победах, потому что заборы продолжают ставить. Никакие здравые аргументы не работают, в силу всегда вступает мантра про безопасность. Весной в Санкт-Петербурге проходил Open Data Hackathon, где победил проект, который анализировал открытую статистику МВД по количеству ДТП и выявлял опасные участки.  У нас есть идея: взять статистику за три года и собрать реальные цифры по каждому участку, где не было забора и где он появился и посмотреть, как изменилась динамика ДТП. Возможно, это поможет объяснить, что забор – неэффективный инструмент борьбы. Более того, мы забываем, что заборы очень хрупкие и при ДТП машины вылетают через них. При этом палки на заборе между собой сварены туго, и в Москве был случай, когда автобус вылетел через забор, а отдельные элементы забора нанесли людям смертельные травмы. То есть забор не только не останавливает автомобиль, но и представляет дополнительную угрозу для людей. Мы надеемся, что сухими цифрами у нас получится достучаться до сознания власти. Все зависит от нас с вами: пока мы молчим и буяним в интернете, ничего не происходит. Как только свое негодование мы трансформируем в простые эффективные действия в виде отправки обращений, у чиновников появится формальное основание что-то делать. Если кто-то несколько раз в месяц присылает обращения, про него думают, что он городской сумасшедший, ведь в мире чиновников забор – это благо. Если же обращения станут носить массовый характер, власть задумается. Все начинается с нас, с гражданского общества, которое перетекло в интернет и наружу пока не вытекает.

Заборизация Петербурга. Источник: minakovas.livejournal.com
Заборизация Петербурга. Источник: minakovas.livejournal.com

Какими сервисами можно пользоваться, чтобы добиться желаемого результата?

Самый простой сервис «Красивого Петербурга» сейчас работает со скрипом, потому что чиновникам в какой-то момент надоело получать потоки грамотно сформулированных обращений от граждан, и они заблокировали получение обращений по электронной почте, а сервис генерировал тексты и отправлял обращения по электронной почте, поэтому большинство ведомств блокирует обращения с сайта «Красивого Петербурга». Однако не отменили сам формат электронных обращений. Есть официальная электронная приемная органов власти Санкт-Петербурга, в которой гораздо менее удобно оформлять обращение, но это официальный инструмент, на который чиновник обязан отреагировать.

Электронную приемную не стоит путать с полуфейковым порталом «Наш Санкт-Петербург». Все, что вы пишете там, это не обращения, которые закреплены в федеральном законодательстве. Портал «Наш Санкт-Петербург» – аккумулятор народного негодования, который позволяет написать сообщение, а не обращение. На сообщение чиновники могут не реагировать. На портале есть условные обещанные сроки реагирования, но слишком много примеров игнорирования проблем. Мы призываем пользоваться закрепленной в федеральном законодательстве возможностью – официальной электронной приемной Санкт-Петербурга. Это единственная возможность реально влиять, все остальное – выпуск пара.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба