Университет ИТМО запускает первую в России магистерскую программу в области Art&Science на английском языке

С нового учебного года в Университете ИТМО стартует первая в России магистерская программа в области Art&Science, которая объединит мощности научных лабораторий вуза и компетенции ведущих российских и зарубежных специалистов в области искусства. Обучение на программе будет вестись на английском языке с участием приглашенных лекторов. Среди направлений, в которых смогут применить свои компетенции выпускники программы — актуальное искусство в области Art&Science, арт-предпринимательство, кураторство музеев и выставок, реализация высокотехнологичных арт-проектов и другие области, которые только появляются на рынке. Руководителем программы выступает российский искусствовед, заведующий Отделом современного искусства Государственного Эрмитажа Дмитрий Озерков. Об особенностях программы, он рассказал в интервью ITMO.NEWS.

Дмитрий Озерков

В конце 2016 года Отдел современного искусства Государственного Эрмитажа и Университет ИТМО запустили совместный проект о взаимодействии науки и искусства Art&Science, в ходе которого все желающие могли посетить семинары с участием зарубежных лекторов. Уже тогда вы пришли к идее организации полноценной магистерской программы по этому направлению?

Действительно, на эти встречи мы совместно привозили важнейших спикеров в области Art&Science. И можно сказать, что это был некий тестовый режим. Во-первых, мы смотрели, сколько людей к нам приходит, как часто они это делают, какие отзывы оставляют, насколько это направление в принципе интересно публике. Успешно реализовав этот формат, мы поняли, что интерес к Art&Science действительно достаточно большой. Поэтому появилась логичная идея сделать следующий шаг.

Кроме того, когда вы работаете в большой институции, в музее, где есть все из существующих возможностей, четко видно, чего не хватает. В этом смысле тема развития направления Art&Science показалась нам очень важной. Ведь пока наука и искусство соприкасаются достаточно поверхностно: реставраторы берут у ученых какие-то отдельные данные, а ученые, в свою очередь, используют в своей деятельности разрозненные факты из искусствоведения.

Сейчас сложилась потребность уже на начальном этапе объединить эти вещи и то, что исследует под микроскопом ученый, напрямую делать искусствоведческим знанием. Это общий тренд развития, ведь сейчас у нас уже нет как таковой химии или биологии, есть биохимия, биоинформатика, создаются многие другие направления на стыке наук. А гуманитарные сферы, искусство меняются еще более динамично.

Совместный проект о взаимодействии науки и искусства Art&Science Отдела современного искусства Государственного Эрмитажа и Университета ИТМО. Источник: sobaka.ru
Совместный проект о взаимодействии науки и искусства Art&Science Отдела современного искусства Государственного Эрмитажа и Университета ИТМО. Источник: sobaka.ru

Это первая программа по Art&Science в России. На какие зарубежные аналоги вы ориентировались при ее создании? И чем программа будет принципиально отличаться от уже существующего опыта?

Если говорить именно о магистерских программах в области Art&Science, можно вспомнить наиболее интересные из них: это программа в MIT, в Институте искусства и промышленного дизайна в Линце (Австрия), в Университете штата Огайо, в Калифорнийском университете, а также, например, в Сингапурском технологическом университете и в известном Central Saint Martins в Лондоне. Все эти университеты тоже так или иначе привязаны к мощностям, которые есть в каждом городе, где они базируются. Кроме того, в каждом из этих институтов очень важна привязка к науке. Сейчас в фокусе лидеров образования такие направления, как биоарт, эта тема очень активно развивается, в частности, в центре биологических наук Университета Западной Австралии, актуальна виртуальная реальность и различные способы ее конструирования.

В целом программы по Art&Science развиваются последнее столетие в тех или иных формах. Например, первая graduate school Art&Science была открыта в Гарварде в 1905 году. Изначально эти программы имели крен в разные стороны: это была либо история об ученых, которые с помощью разных эффектных картинок пытаются продать свои изобретения, выходя из области науки в искусство, либо о художниках, которые пытаются изучать науку и в итоге становятся популяризаторами.

Наша же задача в другом. Мы хотим использовать наработки Art&Science, чтобы создать фактически специалиста будущего, который будет создавать новую форму. Сегодня ни для кого не секрет, что креативная индустрия представляет собой основу будущего: важны идеи, то, кто их и как оформляет, с какой скоростью он это делает и в каком формате. И если раньше, в 2000-ых годах, Art&Science фактически воплощал собой промышленный дизайн, то сегодня эта история гораздо шире.

В каких областях уже сейчас есть потребность в такого рода специалистах? Или рынок, где они смогут применить свои компетенции, только формируется?

Это очень важный вопрос, и речь здесь прежде всего идет действительно о создании новых рынков, нового мышления. Сейчас мы находимся в ситуации, когда нам нужно решать очень серьезные проблемы — это и виртуальная реальность, которая надвигается неуклонно, и сегодняшний мировой демографический взрыв, и фундаментальная проблема ценности объекта. С другой стороны, у нас есть стремительно развивающаяся наука. И это тоже нельзя упускать из поля зрения, потому что новые технологии обеспечивают изменение нашей реальности.

Музей Art&Science в Сингапуре. Источник: shutterstock.com
Музей Art&Science в Сингапуре. Источник: shutterstock.com

Например, для меня как работника музея сложность текущего положения дел еще и в том, что следующее поколение фактически не будет отличать виртуальное от реального. Условно говоря, человек, который родился со смартфоном и интернетом, уже не понимает разницу между картиной Матисса, которая висит здесь в соседнем зале, и ее суперточным, максимально корректным воспроизведением на экране смартфона, которое, к тому же, можно рассмотреть во всех деталях. Ценность оригинала утрачивается. И это та очевидная проблема, которая уже стоит перед культурой сегодня.

А дальше за этим кроются и более серьезные вызовы, касающиеся общественного сознания в целом. Именно с этой реальностью придется общаться специалистам будущего. И наша программа нацелена именно на то, чтобы подготовить таких людей.

Вы говорили о том, что уже существующие в зарубежных странах программы опираются на серьезные научные мощности. Как в этом смысле новая программа будет реализована в Университете ИТМО? И почему в целом интересно реализовать такой проект именно здесь?

На мой взгляд, сегодня Университет ИТМО — это очень важная площадка. С одной стороны, он силен в IT-направлениях, традиционных технических дисциплинах — это, например, оптика, фотоника, робототехника — обладает комплексом сильных лабораторий. А с другой — вуз открыт новым формам обучения, стремится налаживать сотрудничество как с российскими, так и зарубежными вузами и компаниями. И такая открытость, способность быстро меняться — это то, что действительно сегодня необходимо.

В этом смысле наша задача очевидна. Она состоит в том, чтобы те научные мощности вуза, все те лаборатории, в которых уже создается будущее, объединить с их творческим воплощением. Мы хотим создать полноценный кластер, своего рода хаб, который позволит студентам, уже имея эти наработки с лабораториями, понять, что такие же связи можно выстроить и в рамках направления Art&Science в международном масштабе.

С каких направлений вы начнете работу?

Сначала мы будем осваивать мощности, которые у нас есть. Это такие направления, как биоарт, фотоника, оптика. Но надо также учитывать, что каждый студент приходит к нам уже со своими идеями и наработками. Поэтому мы будем иметь в виду и этот фактор.

Art&Science. Источник: aroundart.ru
Art&Science. Источник: aroundart.ru

Как будет строиться обучение на программе? Это в большей степени научно-исследовательская или проектная работа?

Задача этой программы — объединить этот комплекс воедино. Сегодня важно понимать, как устроен процесс, и конвергировать все то новое, что появляется, в технологии будущего. Такое понимание процесса, конечно, невозможно организовать, когда студенты сидят на лекциях, что-то методично заучивают, а потом сдают зачеты.

Занятия будут строиться как некие короткие презентации по базовым направлениям, после чего студенты получат возможность усвоить материал на практике в рамках семинаров и совместной работы над проектами. При этом, с одной стороны, студент сможет выбирать для себя какие-то темы и кластеры, которые ему необходимы для работы, и дальше уже по ним набрать необходимый объем обучения. А с другой — он с самого начала научится очень четко разделять коллективную и индивидуальную работу.

Благодаря такому подходу он получает навыки работы в команде, а также имеет возможность работать над индивидуальным проектом, под который он может по мере надобности привлекать людей.

Что касается лекторов, какой состав ожидается и каков процент зарубежных специалистов вы планируете приглашать?

Мы рассчитываем, что иностранных лекторов будет около половины. Но первоочередная задача даже не в том, чтобы привезти какого-то лектора из-за рубежа, с этим как раз проблем нет. Задача в том, чтобы найти того, кто на данный момент обладает максимальными компетенциями в интересующих нас областях.

Как я уже отметил, в основе обучения — вариативность, гибкий подход. Безусловно, есть основная структура курса, однако дальше мы подразумеваем различные варианты. Если мы видим по оценкам студентов и по их работам, что какую-то область мы осветили недостаточно, чего-то не хватает, мы можем оперативно подключить специалиста, чтобы сделать дополнительную серию лекций и занятий.

Безусловно, мы планируем приглашать много харизматичных преподавателей. У нас не будет так, что к вам в начале года приходит один профессор и потом подолгу читает большой курс, рассказывая об одном и том же. Наша задача — предоставить студентам спектр актуальных направлений, из которых они могут выбрать наиболее близкое им. И в этом тоже уникальность этого проекта для России, потому что мы стремимся выстроить обучение, которое может подстраивать под себя каждый отдельно взятый человек. Мы пытаемся не положить студента на прокрустово ложе профессии или знания, а помочь ему вырасти в этом гигантском количестве направлений.

Кроме того, обучение на программе ведется главным образом на английском языке. Английский язык — это современная латынь, способ коммуникации с партнерами, способ выйти в мир Art&Science, который представляет собой огромную сеть людей, университетов, лабораторий. Подключение к этой сети дает нам возможность достигать тех результатов, которые мы наметили.

Какие результаты вы планируете получить в итоге?

По окончании двух лет обучения мы ждем от студентов создания проекта. Чтобы сделать такой проект — его необходимо придумать, обсудить, понять, как он выполняется и какие мощности для этого нужны. В этом смысле нашей задачей будет подсказать студентам, как это нужно делать, или, возможно, помочь переосмыслить их цели.

Итоговый проект может быть как теоретическим, научно-исследовательским, так и технологическим решением. Ведь наше обучение соответствует концепции problem based learning — это обучение, основанное на решении проблем. С самого начала мы прежде всего побуждаем студентов развить тот вопрос, который у них есть. Или же поставить этот вопрос перед собой и осмыслить его, а дальше решать его в процессе обучения.

Какими компетенциями будет обладать выпускник? И, если все же говорить о направлениях сегодняшнего дня, в каких областях он уже сможет применить свои навыки?

Фактически мы готовим специалистов широкого профиля, которые обладают тремя типами знаний. Первый тип — общекультурный, базовый, который позволяет им генерировать межкультурное взаимодействие, уметь управлять им. В этом контексте важно и дизайн-мышление, и некая оптимизация информационных потоков и потребностей.

Второй блок — это soft skills, который позволяет управлять сложными арт-проектами с технологической составляющей, этот блок позволяет выстраивать профессиональные взаимодействия в корпоративной среде. И наконец, это профессиональная деятельность, которая являет собой общее знание о научной картине мира, дает умение в ней ориентироваться и достигать нужных целей.

И в этом смысле слово «лидер» приобретает свое фактическое значение. Например, все мы знаем такую научную сеть, как Фонд Гумбольдта, существующую при поддержке канцлера Германии. Это одна из крупнейших и обеспеченных научных сетей мира, у которой есть различные программы, и в том числе отдельно выделенная программа лидерства. Задача этой программы — готовить лидеров мнений, лидеров каких-то новых областей в различных странах мира. Мы, в свою очередь, выращиваем лидеров в области Art&Science. Получив эти умения, выпускник программы может развиваться по различным траекториям.

Как происходит отбор на программу и каких абитуриентов вы прежде всего ждете — бакалавров с хорошей базой по техническим направлениям или все же специалистов из гуманитарной сферы, искусства?

Сейчас мы как раз отсматриваем работы студентов, которые к нам подаются. И отмечу, что мы сразу же просим их написать тезисно, что они хотят от этого образования, как они видят свое развитие в рамках направления Art&Science.

Таким образом, от студентов мы ждем не только CV, но и достаточно подробное мотивационное письмо и рассказ о своих достижениях в разных областях. В качестве критериев отбора учитывается прежде всего широта знаний, желание учиться и постигать новое, а также наличие уже реализованных работ и проектов.

В этом году мы планируем набрать 16 студентов, в 2019 году рассчитываем, что у нас будет уже 30 студентов, так как интерес к этой программе растет.

При этом поступить на программу могут и те, и другие. Мы не собираемся делать гуманитариев из технарей. Мы хотим помочь тем, у кого уже есть желание развиваться в каком-то направлении, продолжить это движение. Например, художник сможет обучиться тому, какие медиа и технологические приемы он может использовать, чтобы достичь своих целей, а технарь сможет увидеть широкий гуманистический контекст своей будущей деятельности и, например, понять, как визуализировать все то, с чем он работает.

Важно отметить, что в рамках этой программы люди, сидя за одним столом и обсуждая одну и ту же тему, остаются сами собой. Мы прежде всего развиваем личности тех людей, которые к нам приходят, а не куём стандартизированных специалистов с набором четких статичных умений. Таким образом, студенты научатся самостоятельно находить знания и навыки, которые будут нужны им завтра, поймут, как мыслят люди разных специальностей и научатся коллективно решать сложные проблемы.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба