Art&Science: как искусство изменяет наше тело, или почему эстетика зависит от физиологии

Говоря об искусстве, мы очень ограничиваемся его эстетическим значением, задаваясь вопросом, как оно воздействует на чувства, психику, сознание. Хотя восприятие искусства – это гораздо более сложный процесс. Зои Капула, директор по науке в области когнитивной нейрофизиологии Национального центра научных исследований Франции, уверена, что мы реагируем на искусство в первую очередь физиологически и только затем формируется эмоциональный отклик. В рамках интервью перед лекцией на семинаре Art&Science: Наука. Искусство. Музей, который проходит каждую субботу месяца в Эрмитаже, она рассказала, почему важно изучать искусство с точки зрения науки, почему именно в музеях эстетическое чувство сильнее и почему полезно посещать галереи, даже если вы ничего не смыслите в художественных произведениях.

Почему нейрофизиология эстетики – это важно?

Произведение искусства содержит некоторые конфликты, которые являются результатом исследования художника. Каждый художник использует уникальные методы, чтобы показать их, и произведения искусства дают нам уникальный физиологический стимул, воздействуют на мозг. Когда мы видим какой-либо предмет искусства, активируются определенные зоны коры головного мозга. Конфликтные ситуации и скрытые пространства в картине обостряют наше зрение и восприимчивость, тем самым тренируя мозг и физиологические способности тела. Художественное произведение приводит к ряду сенсомоторных активаций в теле, мозгу, оно может способствовать лучшему ощущению себя, мира, то есть обладать лечебным действием. Поэтому нередко при шизофрении, деменции, дислексии, проблемах с равновесием и концентрацией и других патологиях можно будет применять технологии терапии с помощью искусства. Это растущая сфера. Поэтому надо продемонстрировать, как это работает с научной точки зрения.

Как начали изучать физиологию восприятия искусства?

Классические опыты по тому, как именно человек воспринимает изображения, поставил советский ученый Альфред Ярбус в начале 60-х годов. Сейчас на его работы ссылается каждый, кто исследует этот вопрос. Ярбус просил испытуемых рассматривать произведение Ильи Репина «Не ждали». На глазном яблоке всех участников эксперимента ученый укрепил маленькое зеркальце. Отраженный от него световой зайчик стал писать на фотобумаге след движения глаз. Таким образом, на бумаге появлялся узор из линий, а также точек, которые обозначали место, где человек задерживал взгляд. Ярбус задал очень важный вопрос: почему происходит движение глаз: человек ищет определенные предметы или это композиция картины заставляет глаз двигаться определенным образом? Он сделал ряд открытий. Самое важное состояло в том, что глаза смотрят на картину избирательно. Даже если человек стоит перед полотном полчаса, то он не будет рассматривать всю картину, а будет возвращаться к определенным точкам, фиксируя взгляд. Получается, существует стратегия восприятия, которая формируется очень быстро. Важно также, что она частично определяется элементами картины и тем, что зритель хочет найти в картине. Так, Ярбус просил испытуемых найти на изображении разные элементы, например, старых людей или признаки роскоши, и в результате получал совершенно разные «узоры взгляда». Взгляд задерживался на наиболее важных элементах картины в том или ином случае.

Зои Капула
Зои Капула

Какие физиологические процессы активируются при восприятии картины?

Особенное значение имеет то, как движутся наши глаза и что происходит с телом в это время. В этих исследованиях очень важно учитывать временной аспект и регистрировать, как перемещается взгляд и колеблется тело в течение первых 3-5 секунд рассматривания картины. Ведь когда мы ходим в музеи, то проводим перед каждой картиной в среднем всего 17 секунд. Каждый раз, когда мы перемещаем взгляд, центральная нервная система дает физиологический сигнал, команду смотреть туда или сюда. Это помогает запомнить картину, то есть она воспринимается и с помощью физиологического опыта. Мы проводили опыт. Сначала мы просили художника рассмотреть картину. Потом убирали полотно и просили художника мысленно представить картину и при этом рассмотреть ее глазами. Оказалось, что линии взгляда при наблюдении реальной картины и воображаемой отличались незначительно. Движение глаз – это моторная основа восприятия изображения и памяти о нем. Кроме того, о многом в восприятии человеком объектов искусства говорит и движение тела. Сегодня существуют специальные носимые датчики, которые определяют положение человека в пространстве, регистрируют непроизвольные и естественные микроколебания тела, которые происходят, даже если человек стоит ровно и здоров. Так, мы повесили на группу испытуемых эти датчики и попросили их рассмотреть два полотна – с перспективой и без. Перед первой картиной люди наклонялись сильнее, чем перед второй, их тело колебалось больше.

Есть ли разница в восприятии произведений искусства у разных людей?

Мы обнаружили, что художники и не-художники по-разному разглядывают произведения искусства. Так, мы попросили обывателей и художников рассмотреть полотно Фрэнсиса Бэкона. Первые концентрировали взгляд на неких повествовательных элементах, то есть лице, животных, людях, динамических предметах. Вторые же разглядывали всю картину целиком, обращая внимания даже на однотонный фон. Разница в восприятии появлялась очень быстро – в течение пяти секунд. Однако мы решили повторить опыт с полотном эпохи Возрождения, на котором были изображены два ангела на фоне здания. И здесь обычные люди обращали внимания и на статичные элементы художественного произведения – на архитектуру и ангелов, то есть взгляд был более открытым и динамичным. Мы сделали вывод, что современное искусство воспринимается полнее, если у человека есть какая-либо теоретическая подготовка в области искусства. Таким образом, наше исследование может помочь в художественном образовании.

Многим людям очень тяжело воспринимать современное искусство, это правда. Но почему люди полнее воспринимают искусство именно в музеях?

Когда вы сидите дома и смотрите изображения тех или иных художественных работ, например, в Интернете, то вы не двигаетесь. Вы статичны, ваше тело не вовлечено в процесс познания и открытия. В музеях и галереях же вы постоянно двигаетесь: вы ходите, стоите. Кроме того, вы делаете выбор, насколько долго задержаться перед тем или иным объектом, насколько он вам нравится или нет, что он вам напоминает. Вы можете рассмотреть его со всех сторон, если это скульптура, увидеть структуру мазков, если это картина. На восприятие влияет и окружающая обстановка музея. Если вас окружает красивая архитектура, это также изменит ваши эмоции и мысли. В музеях и галереях люди получают дополнительный физиологический опыт.

Получается, люди будут посещать музеи, даже если ничего не смыслят в искусстве?

Даже если человек не может интерпретировать искусство «правильно», это очень полезно для него, если он идет в галерею. Каждая картина, скульптура или другой художественный объект уникален, других таких больше нет. Когда человек исследует его, он тренируется познавать новое и воспринимать совершенно непривычную для него информацию. Это тренирует гибкость мозга, а также дает новые стимулы телу.

Как именно искусство может использоваться в медицинских целях?

У человеческого организма есть удивительная способность корректировать свое положение в пространстве в соответствии с окружающими объектами. То есть если поставить человека перед наклонным изображением, то он сам наклонится в ту же сторону. Один из экспериментов по изучению реакции тела на произведения искусства мы провели в зале, где были выставлены объекты искусства с небольшим наклоном. Затем испытуемые прошли тест. В этом тесте им показывали красную наклонную линию на черном фоне, которая постепенно становилась вертикальной. И люди должны были сказать, когда линия, по их мнению, полностью выравнивалась. Те, кто побывал на выставке с наклонными экспонатами, справились с тестом лучше тех, кто не был там. Таким образом, мы поняли, что на выставке люди «тренировались» быть в равновесии, соответственно, и их мозг тренировался отличать наклонные предметы от нормальных.

Можно ли с научной точки зрения сформулировать правила создания эстетических произведений?

Как физиолог могу сказать, что чувство эстетического очень сильно зависит от того, насколько мощные стимулы дает произведение искусства нашему мозгу и телу. Нужно помнить, что эстетика – это не то же самое, что удовольствие. Чувство эстетического не делает вас счастливым или грустным, это больше физиология. Например, когда вы видите скрытое пространство в полотне, или перспективу, или какие-то неочевидные элементы, вы их «открываете», получаете какой-то новый опыт и реагируете на него. Чем больше физиологических реакций происходит в нашем организме при наблюдении полотна, тем более оно нам приятно. При этом не существует каких-то единых критериев о том, что людям будет нравиться, а что нет, и это тоже выражается в физиологических изменениях. В одном моем исследовании мы помещали людей перед работой современного художника и просили их сообщить, нравится ли им это. Одновременно мы регистрировали положение тела испытуемых при просмотре работы. Оказалось, что если человеку не нравилось, что он видит, то его тело непроизвольно наклонялось назад. При положительных эмоциях, наоборот, человек «тянулся» вперед. Все эти физиологические реакции усиливают эстетическое чувство. Художники могут понимать их значение и использовать определенные приемы, чтобы вызывать в человеке те или иные ощущения, но это совсем не обязательно, чтобы произведение искусства получилось достойным и сильно воздействовало на наблюдателя.

Искусство – это состояние души, которое свойственно только человеку. Не потеряем ли мы эту тонкую магию, если дадим ей научное описание?

Мы можем только анализировать влияние искусства на физиологию человека, но ни в коем случае не указывать художнику, как ему работать, чтобы добиться большего эффекта. Возможно, художники как-то используют те научные открытия, которые мы делаем, я не знаю. Лично для меня знания о влиянии искусства на человека только усиливают эстетическое наслаждение от восприятия художественных работ. Здесь можно провести аналогию с историей искусства. Некоторые полотна, например, изучаются уже столетиями, и разве это как-то мешает нашему восприятию этих картин? Это уничтожает эстетическое и художественное значение картин? Нет. Наука работает со всеми аспектами человеческой жизни, тогда почему бы ученым не исследовать самую важную часть человеческой цивилизации – искусство? Мы можем работать в сотрудничестве с художниками, и это не помещает развитию искусства.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба