Geek Picnic-2017: Ричард Докинз в мемокубе, киборги, виртуальная реальность и психологические эксперименты

Первый день крупнейшего международного фестиваля о технологиях, науке и искусстве Geek Picnic запомнился лекциями о биологическом будущем человека и кибер-технологиях, выступлением английского популяризатора науки Ричарда Докинза и, конечно же, интерактивной зоной Университета ИТМО, где каждый мог вовлечься в современную науку и увидеть самые популярные мемы в одном месте. По традиции летний фестиваль проходит в течение уикенда, на этот раз в Пулковском парке на юге Санкт-Петербурга.  

Наука в мемокубе

На Geek Picnic с лекциями и докладами выступают молодые и заслуженные ученые, которые доступным языком рассказывают о последних трендах в области технологий, науки, искусства. Лекции были поделены на четыре секции: технологии, наука, искусство и Geek Me – и проходили параллельно. Одновременно на большой сцене выступали «звезды» мира науки. На Geek Picnic, впрочем, можно не только услышать популярные рассказы о науке, но и посмотреть на технологические шоу: на площадке проходили бои роботов, гонки дронов, косплей-шоу, опера Плавы Лагуны и другие представления. Не обошлось на пикнике и без развлекательных зон – например, зон настольных и напольных игр, квестов, веревочного парка и других активностей.

Площадка Университета ИТМО
Площадка Университета ИТМО

Уже в четвертый раз Университет ИТМО присоединился к крупнейшему технологическому фестивалю лета и организовал большую интерактивно-познавательную зону. На входе на площадку посетители могли бесплатно попробовать инновационное мороженое, рецептура которого была создана в вузе. Гости фестиваля могли протестировать разработки лаборатории ОЛИМП и ФабЛаба университета, где были продемонстрированы системы умного дома в миниатюре, принцип работы лазерного лабиринта, собранные в вузе 3D-принтеры и объекты, которые можно на них напечатать. На специальных установках посетителям показали, как можно управлять интенсивностью огня с помощью акустических волн, как работает биореактор и происходит лазерная гравировка. Деревянный «робот-лосяш», напечатанный на 3D-принтере, показывал зрителям, как он проявляет свои эмоции, разными цветами индикаторов и движениями бровей, а интерактивная игра «Морской бой» позволила каждому вспомнить детство. Здесь были представлены и инновационные разработки выпускников акселератора Future Technologies: нейроинтерфейс Tusion, 3D-принтер для детей и экспресс-анализатор минерального сырья – проекты, которые уже завтра могут выйти на рынок. 

Кафедра графических технологий подготовила для гостей фестиваля зону виртуальной и дополненной реальности. Посетители могли надеть VR-очки и осмотреть Санкт-Петербург с высоты птичьего полета. Видео было подготовлено компанией Video360Production. Также здесь можно было «залипнуть» в 3D-игру в дополненной реальности, где необходимо было сбивать находящиеся рядом предметы. А Институт наукоемких компьютерных технологии Университета ИТМО продемонстрировал первую в России компьютерную модель развития города, с помощью которой можно динамически отслеживать обустройство будущего города- спутника «Южный» в зависимости от разных параметров.

«В зоне университета хорошо показаны практически все возможные направления работы вуза со школьниками и студентами на самых разных уровнях. В ОЛИМПе школьники могут своими руками собирать роботов, программировать их. Наши студенты и аспиранты занимаются техническим творчеством в ФабЛабе. Уровень более сложной и углубленной работы, которой могут заняться обучающиеся, демонстрирует кафедра графических технологий со своими устройствами VR и AR. В нашей интерактивной зоне каждый может найти что-то свое – так же, как и в вузе. Немаловажно, что в зоне Университета ИТМО на фестивале можно попробовать правильную и функциональную еду. Таким образом, здесь мы решаем одну из главных задач – привлечение молодежи в мир технологий и науки, вовлечение их в жизнь Университета ИТМО. В нестандартной и позитивной атмосфере Geek Picnic наш вуз показывает, что Университет ИТМО живет современно, что студенты творят сами и что они – главное, ради чего развивается вуз», – поделился впечатлениями после осмотра площадки вуза ректор Университета ИТМО Владимир Васильев.

Владимир Васильев
Владимир Васильев

Также в интерактивной зоне первого неклассического вуза установили огромный мемокуб, на котором изображены самые популярные мемы типа «Wat», «Упоротый лис», «Сердитый котик», «Дауни-младший закатывает глаза», «Великий Гэтсби» и многие другие. Именно здесь состоялась автограф-сессия хедлайнера Geek Picnic Ричарда Докинза, эволюционного биолога и популяризатора науки. Мистер Докинз создал концепцию мема как единицы культурной информации, а также дал название этому явлению. Ученый прочитал большую лекцию на главной сцене фестиваля, ITMO.NEWS записал основные тезисы.

Ричард Докинз в мемокубе Университета ИТМО
Ричард Докинз в мемокубе Университета ИТМО

Ричард Докинз: Мир природы и мир людей определяются экономикой

Экономика оперирует таким явлением, как функция полезности. В человеческой цивилизации эта функция определяется, например, ВВП или таким показателем, как совокупное счастье человека. В мире биологии тоже есть свои функции полезности: выживание видов, экосистемы, индивидуумов и, конечно, размножение. Еще Дарвин понял, что выживание – это конечная функция размножения. Но давайте посмотрим еще дальше.

Единственная причина того, что родители заботятся о своем потомстве, заключается в том, что у них есть гены, которые говорят им это делать. Эти гены передаются по наследству, в том числе, братьям и сестрам. Но рассмотрим термитов. Королева термитов – необычайных размеров от количества яиц, она совершенно беспомощна, и ее охраняют рабочие. Эти рабочие бесплодны. Но ген, который заставляет их охранять королеву, передается в их братьях и сестрах, которые рождаются от королевы. По сути, колония термитов – это единый организм. Матка и главный самец – это репродуктивный орган, остальные особи представляют собой другие системы организма. По сути, настоящей функцией полезности биологической экономики становится выживание гена, а не индивидуума.

Другой пример – это соотношение полов в колонии морских слонов. Там есть несколько альфа-самцов, у которых есть «гаремы». Таким образом, около 72% мужской части популяции не оставляет потомства, а 4% самцов достается 88% самок. Если бы биологическая экономика была плановой, то хороший экономист сразу же выкинул ненужных самцов-холостяков. Но, на самом деле, соотношение полов у морских слонов – 50% на 50%. Почему же так? Если смотреть на это с точки зрения генов, то все становится понятно.  Ведь тогда вероятность того, что хотя бы один из потомков-самцов оставит свое собственное потомство, повышается. И даже если из потомства право размножаться получит только один «сын», то он, так или иначе, произведет на свет большое количество других особей, и определенные гены продолжат жить.

Экономика говорит о том, как выживать в условиях ограниченных ресурсов. Представим, что ресурс, которого не хватает, – это энергия. Как взять энергию для лучшей передачи генов? Большинство солнечной энергии не делает ничего хорошего, кроме как нагревает поверхности. Но другие фотоны попадают на солнечные батареи, сделанные как человеком, так и природой. Деревья используют свет для процессов фотосинтеза, чтобы получить сахар. Потом эта иначе структурированная энергия попадает к травоядным, затем – к хищникам и так далее. В лесу очень маленькое количество фотонов долетает до земли, поэтому там сумрак. Возникает вопрос: почему тогда деревья тянутся вверх? Ведь все бы выиграли, если бы деревья могли договориться друг с другом и не вырастать выше пары метров. Так бы посоветовал сделать экономист. Но представьте ситуацию: все деревья низкие, но появляется мутант, который вырастает немного выше. Ему достается больше света, он получает больше ресурсов. Другие деревья начинают конкурировать с ним и тянутся все выше и выше с каждым поколением. В итоге лес сверху выглядит как луг на сваях. При этом огромная часть энергии тратится на то, чтобы поддерживать сами эти сваи. Деревья – это памятник напрасной конкуренции, если рассматривать ее с точки зрения плановой экономики.

В конечном счете, наиболее быстрое развитие получают гены, которые заставляют животных лучше приспосабливаться. Но здесь есть особенности. Например, по изменениям в некоторых генах мы можем судить о происходивших в прошлом изменениях климата: шерсть у некоторых животных становилась гуще в определенные периоды. Но эти изменения были медленные, потому что изменение климата – это не то же самое, что и угроза от хищника, который гоняется за тобой, чтобы сожрать. Взаимоотношения, например, львов и антилоп не такие же, как у животных с погодой. Лев выиграет, если антилопа умрет. В то же время, если антилопа сможет убежать, то она увеличит шансы своего врага, льва, на вымирание. Таким образом, постоянно идет эволюционная гонка вооружений. Как и в экономике, животные должны «выбирать», какие средства они готовы потратить на эту гонку, на что направить свои ресурсы в первую очередь, а на что – во вторую, чем пожертвовать.

Так, когда хищник развивает больше способностей, чтобы убить свою жертву, жертва тоже эволюционирует. И в этом смысле выигрывает та жертва, которая развивает более «успешные» признаки по сравнению с другими особями своего вида. Иными словами, гонка вооружений в том, чтобы быть лучше не того, кто за тобой гонится, а тех, за кем гонятся. Это как в той шутке, когда два человека встречают в лесу разъяренного медведя. Один человек начинает надевать кроссовки, а другой спрашивает: «Зачем ты это делаешь? Ты все равно не сможешь убежать от медведя!». Другой на этой отвечает: «Мне нужно обогнать не медведя, а тебя».

Автограф-сессия Ричарда Докинза
Автограф-сессия Ричарда Докинза

В то же время, в гонке вооружений должна образовываться ассимметрия. Кролик бежит быстрее, чем лисица, потому что у этих двух животных разная мотивация. Кролик бежит, чтобы выжить, а лисица, чтобы пообедать. Поэтому ресурсы, которые они тратят на развитие навыков преследования и убегания, совсем разные. Так, если возвращаться к примеру с лесом, то звук падающего дерева – это как пушечный выстрел для других деревьев. Победителем будет тот, кто обладает полезным для этой ситуации геном, который достался ему от предков, которые смогли выиграть гонку на вооружение. Естественный отбор беспокоится только о передаче отдельных полезных генов, и в зависимости от этого определяет, на что же тратить предоставленные ресурсы. Таким образом, в биологической экономике не существует фиксированного компромисса уступок – каждый раз баланс в распределении ресурсов находится вновь и вновь.

Другие лекции: биобудущее человека, протезы как часть гардероба, ужастики психологии

В первый день Geek Picnic состоялось более 25 лекций на самые разные темы от науки до искусства, от антропологии до искусственного интеллекта. Антрополог, популяризатор науки Станислав Дробышевский рассказал о биологическом будущем человека. Сейчас предсказывают, что развитие людской популяции остановится из-за высоких технологий, в результате чего человек лишится каких-либо своих биологических способностей или функций. Но ведь лишение – это тоже эволюционное изменение!

Станислав Дробышевский
Станислав Дробышевский

«Есть сценарий, что когда человек будет обеспечен всеми ресурсами и благами, то он займется поэзией, искусством, будет творить высокое и науку. Но на деле, когда у организма все есть, то его будущее как биологического вида не самое радужное», – заверил антрополог.

Он привел в пример паразита бычий цепень. Это существо живет в окружении еды. Поэтому, кроме пищеварительной системы, у него осталась еще только одна – репродуктивная. Организму уже не нужен ни опорно-двигательный аппарат, ни какие-либо другие функции. Похожее будущее, только не в таких гиперболизированных масштабах, может ожидать и человечество. И ученые замечают симптомы этого уже сейчас. Например, за последние 25 лет наш мозг уменьшился сильнее, чем за прошлые тысячелетия. Меняются наши зубы, становясь все меньше и меньше. Если мы перейдем на жидкую пищу, например, из тюбика, то, возможно, мышцы для жевания уже не потребуются, и вместо них возникнут какие-нибудь хоботки для проталкивания пищи в пищевод. Уже сейчас рождается много детей со сросшимися пальцами на ногах, и с точки зрения эволюции это оправдано, ведь эти пальцы не несут никакой функции, подчеркнул Станислав Дробышевский.

«Возможно, в будущем люди станут парнокопытными, кто знает? Может оказаться и так, что если мы будем полностью обеспечены ресурсами, то нам не потребуется и нервная система, и мы даже не сможем переживать, что мы лишись каких-либо функций», – пошутил он.

В более близкое будущее человечества заглянул другой лектор фестиваля, технологический дизайнер Никита Реплянский. Он представил концепцию того, как протезы и другие носимые устройства будут менять функциональность человека и как будет меняться восприятие и осознание таких устройств в качестве дизайнерских элементов гардероба. Ведь сейчас человеку с протезом зачастую некомфортно в обществе. К тому же, многие современные протезы далеко уступают по функциональности старым их моделям, например, крюкам, но с крюком вместо руки мало кто решится выйти на улицу, отметил Никита Реплянский. Ситуация должна меняться.

Никита Реплянский
Никита Реплянский

«Когда я хочу купить кроссовки, я могу обойти достаточно много магазинов, прежде чем купить что-то. Почему человек, который ежедневно надевает на себя средства реабилитации, не может отражать в этих устройствах свою индивидуальность? Конечно, это не всем нужно. Но это тренд», – сказал он.

Пока в мире носимой электроники и функциональных устройств прижились лишь некоторые разработки, которые мало помогают организму заменять какие-либо функции и которые сложно назвать технологиями, добавил дизайнер. Это, в основном, носимые биотрекеры и одежда с «умной» электроникой. Сейчас перед разработчиками стоит две задачи: сделать протезы и устройства, которые будут реально помогать людям, и сделать их такими, чтобы люди воспринимали их как аксессуар.

В мире продвижения технологий и науки очень многое зависит от того, что люди думают про это. Именно поэтому так важно доносить до общественности суть того, чем именно занимаются ученые, ведь зачастую представления людей о науке в корне отличаются от реальности. Например, когда люди слышат «психологический эксперимент», у многих возникают неприятные ассоциации с замученными пациентами. Но это не так, заверил лектор Роман Тихонов, аспирант и сотрудник факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета. Он рассказал о том, как в сознании общественности сформировался негативный образ об ученых-психологах, которые проводят эксперименты с людьми.

История берет свое начало в экспериментах ученого из Йельского университета Стэнли Милгрэма, которые состоялись в 60-е годы прошлого века. Психолог задался вопросом: почему столько приверженцев режима нацистской Германии выполняли столь бесчеловечные приказы во время Второй Мировой войны? Для этого он собрал две группы. В одной были испытуемые, они исполняли роль учителей. Во второй – ассистенты психолога, которые исполняли роль учеников. «Учителя» должны были бить током «учеников», если последние не справлялись с определенным заданием. Уровень мощности тока якобы возрастал, и в момент, когда «ученики» сообщали о боли (которой они на самом деле не чувствовали), то руководитель эксперимента просил «учителей» продолжать наказывать «учеников» под его ответственность. Оказалось, что целых 65% участников эксперимента продолжали «мучать» своих «учеников», подчиняясь указаниям психолога, и только 12,5% людей прекратили генерировать ток сразу же, как услышали первые «мольбы» о помощи.

Позднее этот эксперимент был признан неэтичным, так как он травмировал чувства испытуемых, искажал их ценности и нарушал психологическое здоровье. Именно после этого появился этический кодекс психологов. Также Роман Тихонов напомнил посетителям Geek Picnic о «тюремном» эксперименте, который был проведен в Стэнфордском университете в начале 70-х годов. Тогда участникам эксперимента предложили участвовать в симуляции тюрьмы, в которой одни должны были выполнять роль заключенных, а другие – охранников. Эксперимент быстро вышел из-под контроля и был прекращен досрочно, так как участники слишком сильно вжились в свои роли и начали развивать психологические расстройства. Однако сейчас большинство психологических экспериментов сводится к тому, что человек приходит в офис, где работают ученые, и решает некоторые задачи или играет в специальные компьютерные игры. 

Еще больше интересных докладчиков выступят на второй день фестиваля Geek Picnic. Подробно ознакомиться с программой можно на сайте мероприятия.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба