Барсы на массе: как «нарастить» количество секций и стать лучшим спортивным клубом в России

Барсы на массе: как «нарастить» количество секций и стать лучшим спортивным клубом в России

Студенческий спортивный клуб Университета ИТМО «Кронверкские барсы» признан лучшим по результатам конкурса Ассоциации студенческих клубов России. Как развивать десятки секций по самым различным видам спорта, повышать популярность спорта среди студентов и делать это в модных свитшотах, рассказывает руководитель «Барсов» Евгений Раскин.

Расскажи подробнее, что это был за конкурс.

Сама Ассоциация студенческих спортивных клубов России была создана в июне 2013 года по инициативе президента страны, он же возглавляет попечительский совет этой организации. С этого времени развитию студенческого спорта стали уделять внимание на самом высоком уровне, и студенческие спортивные клубы начали появляться по всей стране. Я являюсь членом координационного совета Ассоциации, мы постоянно принимаем новые клубы, и сейчас их чуть больше двухсот пятидесяти. В 2015 году Ассоциация проводила среди клубов конкурс и оценивала их по нескольким номинациям, но общего зачета не было. В этом году конкурс проходил по четырем направлениям: работа пресс-службы, организационная, физкультурно-массовая и работа по пропаганде физической культуры и спорта. Каждая из них оценивалась баллами по двадцати критериям, нужно было предоставить фото- и видеоотчеты, списки мероприятий, участников, планы, сметы. Еще была пятая номинация, которая объединяет все предыдущие. В сумме мы набрали около 1300 баллов, и «Кронверкские барсы» были признаны лучшими. Отставание от второго места составило порядка 400 баллов.

Если Ассоциация появилась недавно, получается, что культура студенческого спорта в России только зарождается. Как он устроен?

Если говорить про структуру, профессиональным спортом среди студентов занимается Российский студенческий спортивный союз, а Ассоциация занимает нишу массового спорта. Во многих вузах эта активность тоже поделена между разными подразделениями, мы же пошли немного дальше и развиваем как массовый спорт, так и сборные команды нашего университета. Проводим внутренние соревнования и спартакиады, выступаем на университетских чемпионатах — как российских, так и международных.

Поначалу к студенческим спортивным клубам было требование, чтобы юридически они были оформлены как некоммерческие организации. В таком формате их появилось всего двадцать или тридцать, и это быстро сошло на нет — для студентов это сложная процедура. Сейчас почти все перешли к упрощенному формату, и клубы работают как объединения учащихся: «Кронверкские барсы» входят в Совет обучающихся на общих правах, как старостат или, например, Студенческий добровольческий центр. Плюс к этому в студенческих спортивных клубах основную роль сейчас играют студенты и аспиранты. Они ближе к молодежи, им проще делать спорт популярным и трендовым, вовлекать новых людей.

У нас тоже был спортивный клуб вуза как структурное подразделение, с наемными профессиональными тренерами и студенческий клуб. Одно время они существовали параллельно. Но клуб вуза не предоставлял информации о соревнованиях, не давал рекламы того, когда и как играют сборные, какие у них составы, почти не освещал свою деятельность, в то время как студенческий клуб, наоборот, уделяет этому очень много внимания. Постепенно мы взяли эту деятельность на себя, но, понятное дело, мы как студенческое объединение не можем принимать тренеров на ставку — спортивный клуб все еще существует, но уже не как самостоятельная организация. Позже он стал называться Центром поддержки спортивных секций и сборных (сейчас — Управление по физической культуре и спорту).

Как вы поддерживаете развитие тех видов спорта, по которым у нас нет тренеров?

Один из принципов, которые мы закладывали с самого начала: мы открыты для всех идей и предложений, и благодаря тому, что руководство вуза поддерживает нас в этом, у нас работает очень много секций, которыми руководят студенты — кандидаты или мастера какого-либо вида спорта. Например, мы так открыли секцию по тхэквондо — в этом году к нам поступили сразу три человека с черными поясами, два парня и девушка, сейчас они учат боевым искусствам новичков. Фактически у нас сейчас пятнадцать сборных по командным видам спорта, с которыми занимаются профессиональные тренера, и еще порядка тридцати секций, в том числе по индивидуальным видам спорта, в которых ведут занятия или профессиональные тренеры, или студенты.

Отслеживаете ли вы интерес к новым видам спорта? Допустим, я — первокурсник и хочу заниматься чем-нибудь экзотическим, что мне делать?

Студенты просто приходят к нам и говорят, что хотят открыть секцию (наверное, половина наших секций появилась именно так). Мы проводим опросы, узнаем, интересно ли это кому-нибудь еще, а потом прорабатываем остальные вопросы — готовим афиши, баннеры, проводим встречи и смотры, создаем группы «ВКонтакте». Недавно нам предложили запустить занятия по флорболу (это хоккей в зале), причем в Университете ИТМО когда-то были сильные женская и мужская команды по флорболу. Но опрос показал, что ходить на тренировки готовы всего несколько студентов, и мы решили пока с флорболом подождать. К тому же по нему в Петербурге проходит всего один чемпионат, и весь год готовиться к двум дням соревнований в мае особого смысла нет.

За каждым видом спорта у нас закреплен менеджер от студентов, причем они не обязательно сами ходят на эти секции. Они занимаются организационными вопросами — рекламой, закупкой инвентаря, документацией, в том числе ведут электронные журналы, в которых отмечают посещаемость. Было такое, что для тренировок по алтимат фрисби мы арендовали зал, но постоянно на занятия ходили всего пять-шесть человек, и мы поставили им условие, чтобы участников было минимум пятнадцать. Я не вижу ничего страшного в том, что интерес к тому или иному виду спорта со временем пропадает и секция может закрыться. У нас так было с секцией по йоге, два года назад открылась и закрылась секция по американскому футболу. Это командная игра, нужны соревнования, но в Петербурге команд по американскому футболу практически нет. Динамика показывает, что закрывается две секции — открывается пять новых.

Какие секции вы вряд ли сможете запустить, даже если есть спрос?

Если говорить о популярном спорте: на Кубке вузов Санкт-Петербурга представлены 70 видов, этот список формируется из тех видов спорта, по которым хотя бы восемь петербургских вузов могут представить свои команды. Университет ИТМО выступает по 60 видам, то есть почти по всем. Но у нас нет, например, биатлона. Мы тоже планируем его развивать, только не собирать для этого секцию, а, например, найти среди десяти тысяч наших студентов биатлониста, арендовать для него инвентарь, если у него нет, и выставить на соревнования. Еще у нас недостаточно широко представлены боевые искусства. Есть карате, бокс, теперь еще есть тхэквондо, но нет самбо, джиу-джитсу, кикбоксинга, нет борьбы — вольной или греко-римской. Но это связано с тем, что к этим видам спорта особого интереса и нет. А если интерес есть, то мы, наоборот, готовы пойти навстречу и обеспечить всем необходимым. Например, для горнолыжников мы арендовали батутный парк, где они отрабатывали прыжки.

На сайте «Кронверкских барсов» секций меньше шестидесяти.

Некоторые секции у нас «закрывают» сразу несколько видов спорта. Например, в чемпионате вузов горный, водный и спортивный туризм — это три разных вида спорта, у нас всеми тремя видами занимаются на секции спортивного туризма. По остальным, где у нас нет секций, мы собираем базу студентов. Перед студенческим чемпионатом — допустим, в ноябре будут соревнования по самбо, кикбоксингу и греко-римской борьбе — мы приглашаем ребят, у которых в этом спорте есть какие-то достижения, оформляем заявку, и они выступают. В перспективе, конечно, хотелось бы охватить больше видов спорта.

Университет ИТМО. Евгений Раскин
Университет ИТМО. Евгений Раскин

По некоторым видам складывается обратная ситуация: в Кубке вузов они не представлены, но секции у нас есть. Например, тот же алтимат фрисби. Вообще, мы беремся развивать какой-то вид спорта, опираясь на две вещи. Первая — инфраструктура и материальное обеспечение. Например, для водного поло у нас нет бассейна, запустить секцию по какому-нибудь кайтсерфингу тоже будет достаточно трудно. В то же время у нас представлен виндсерфинг — в «Ягодном» есть три или четыре доски, ребята катаются, когда приезжают туда на лето отдыхать. Второй момент — доступность соревнований по этому виду спорта. Если не с кем соревноваться, то особого смысла тренироваться тоже нет. Как ни парадоксально, так у нас складывается с большим футболом. Наверное, это самый популярный вид спорта, но как студенческий спорт он в Петербурге практически не развит. За год соревнования проходят всего два раза: весенний кубок, где команды играют на вылет, и чемпионат с группами по четыре команды.

Как тренировки студклуба совмещаются с обычными занятиями физкультурой?

Те, кто ходит на секции или занятия сборных «Кронверкских барсов», физкультуру не посещают. Но мы хотим полностью интегрировать секции спортивного клуба в учебный процесс, чтобы занятия клуба шли не только по вечерам, а в течение всего дня — с восьми утра и до одиннадцати вечера, а ребята видели сетку расписаний и занимались тем спортом, который им интересен.

Как ваш опыт соотносится с зарубежным?

В США студенческий спорт — это огромная система, их ассоциации зарабатывают многомиллионные бюджеты на матчах и организации трансляций, не требуя государственного финансирования, и студенческий спорт у них является важной составляющей на пути к профессиональному спорту. Спортсмен — герой вуза, каждый абитуриент знает, в какой вуз за каким направлением нужно идти, тренеры борются за то, чтобы талантливые спортсмены поступили в их вуз и попали в сборную. Мы тоже к этому идем, хороший пример — Ассоциация студенческого баскетбола, но до американцев нам все равно пока далеко. Они недавно поставили рекорд по посещаемости: на студенческий матч по бейсболу пришли 95 тысяч человек. У нас рекорд был, наверное, во время финала АСБ в «Сибур Арене» — там было четыре-пять тысяч зрителей.

Это связано с тем, что они раньше начали развивать эту область?

Это одна из причин, так как их ассоциация спортивных клубов — National Collegiate Athletic Association — появилась больше ста лет назад. С другой стороны — видимо, в России пока нет потребности в такой поддержке спорта. Если бы на студенческих матчах залы ломились от посетителей, тогда было бы больше стадионов, финансирования.

Мы стараемся исправить эту ситуацию: делаем из матча шоу, приглашаем ребят, снимаем ролики, проводим конкурсы. И нашу идеологию перенимают и стараются продвигать другие студенческие спортивные клубы. Мы сами, когда создавали «Кронверкских барсов», опирались на опыт клуба «Черные медведи» из Политехнического университета, который, к сожалению, уже не существует. Одна из важных идей, которые мы у них переняли: нужно объединять студентов вокруг бренда. Ни спортсмен, ни болельщик не захочет носить футболку с корявым логотипом, нарисованным в Paint. К счастью, пропагандой студенческого спорта мы занимаемся не в одиночку. Хорошие студенческие клубы есть в Магнитогорском техническом университете («Стальные сердца»), в РЭУ имени Плеханова. Если нет конкуренции, то и самим развиваться незачем, поэтому мы стараемся продвигать студенческий спорт в Петербурге и всегда рады помогать другим.

Редакция новостного портала
Персоны
  • Евгений Раскин

    Начальник Департамента молодежной политики, председатель Студенческого спортивного клуба «Кронверкские барсы» Университета ИТМО

Архив по годам:
Пресс-служба