Замена консалтингу и интеллектуальная собственность в сети ― эксперты о развитии рынка Knowledge To Business

Развитие цифрового интеллекта, анализа больших данных и шеринговых сервисов кардинально изменят бизнес K2B в ближайшее время. Как подготовиться к изменениям, обсуждали крупные участники рынка 16 и 17 ноября в Музее современного искусства «Эрарта». Там проходила бизнес-конференция Конфест 2018. ITMO.NEWS записал мнение главных спикеров, к какому будущему нужно готовиться уже сегодня.

Конфест 2018. Источник: социальные сети

Конфест мероприятие, сочетающее несколько форматов. Во-первых, это «живая» конференция, предоставляющая возможность выслушать лекцию от приглашенного эксперта, а потом встретиться и поговорить с ними и коллегами в неформальной обстановке. Во-вторых, это фестиваль: кроме лекций, тут проходили брейн-ринги – дискуссии о развитии бизнеса с рефери-модератором.

Главные организаторы Конфеста участники бизнес-дуэта «Кубит» Валерий Платонов и Павел Савченко. С 1999 года они работают с бизнесом, связанным с интеллектуальным капиталом. По словам Валерия Платонова, главная цель Конфеста направлена в будущее.

«У нас есть дети, и мы хотим, чтобы после получения образования они оставались работать в России, рассказывает Валерий. – Мы не хотим продолжения утечки мозгов, мы достойны на своей родине строить великие компании. Чтобы у людей была работа, кто-то должен ее предоставлять. С Университетом ИТМО мы сотрудничаем как с одним из прогрессивных отечественных университетов. У вуза есть соответствующие направления, которые нас интересуют, и мы хотим, чтобы университет рассказывал ученикам, какие работники требуются в индустрии».

 Конфест 2018. Источник: социальные сети
Конфест 2018. Источник: социальные сети

В этом году фестиваль был посвящен интеллекту и капиталу на рынке K2B (Knowledge To Business). Организаторы собрали спикеров из самых разных областей: на нем присутствовали представители власти, бизнес-тренеры, директоры рекламных агентств и другие. Кроме того, в качестве спикеров на Конфесте выступили заместитель декана факультета технологического менеджмента и инноваций по стратегическому развитию и коммуникациям Марина Лебедева и директор Института развития технологий и предпринимательства, декан факультета технологического менеджмента и инноваций Нина Яныкина.

«Мы рассматриваем такой бизнес в качестве потенциальных и очень сильных работодателей для наших студентов, – рассказывает о партнерстве с компанией «Кубит» Нина Яныкина. Это области консалтинга, интеллектуальных услуг, работы с интеллектуальным капиталом. На подобных мероприятиях для нас очень важно транслировать позицию Университета ИТМО о развитии рынка. Существуют очень много важных вопросов, которые нужно обсуждать не в режиме научных конференций, а непосредственно внутри формируемых сообществ, где люди из разных сфер интересуются тематикой с разных углов и готовы говорить открыто, не боясь за свою академическую репутацию».

Как компании работать с ресурсами и заменит ли нас машинное обучение

Хедлайнером фестиваля выступил Йоран Руус, один из основоположников науки об интеллектуальном капитале и автор книги «Интеллектуальный капитал: практика управления». В первый день конфеста он выступил с лекцией об управлении интеллектуальным капиталом и будущим этой сферы. ITMO.NEWS публикует главные тезисы выступления Йорана.

Люди часто путают интеллектуальный капитал и нематериальное имущество. Второе относится к вопросу признания собственности, а первое – к типам собственности, категорий ресурсов. У любой интеллектуальной собственности есть движимые и недвижимые атрибуты.

Йоран Руус
Йоран Руус

Но обладание ресурсом не должно быть главной целью, это необходимое, но недостаточное условие работы. Управлять ресурсами значит уметь их правильно размещать. Если я предоставлю вам десятерых работников, ваша прибыль не увеличится автоматически в десять раз. Важно то, какое место вы найдете для этих десятерых. Размещение ресурса это умение трансформировать один ресурс в другой. Все трансформации возможны, но не все важны в каждой организации.

Чтобы решить, какие ресурсы важны, мы можем схитрить и использовать технику, разработанную в системной динамике, – диаграмму влияния. При взгляде на компанию, нужно знать всего две вещи: что происходит и важно ли это. Не все вещи в организации имеют значение, но, если имеют, о них нужно знать и планировать стратегию соответственно.

Для достижения результатов в долгосрочной перспективе, вы должны фокусироваться не на результате, а на средствах его достижения. В сущности, вам нужно генерировать такое количество денег, которое хватит для развития системы.

Какое будущее у искусственного интеллекта в управлении компаний? Сначала нужно понять слабые и сильные стороны человека и машины. Возьмем, к примеру, такой аспект АИ, как машинное обучение, – распознавание паттернов. Машинное обучение не понимает, что делает, оно распознает паттерны, указывающие действия, и учится развивать паттерны с нахождением новой информации.

Теперь о человеке. Если вы умеете делать что-то хорошо, вы будете делать это правильно в среднем. Да, будут ошибки, но чаще всего не фатальные. У машинного обучения результат работы в среднем отменный она не ошибается в 99% случаев. Но в одном проценте случая машина будет категорически, абсолютно неправа. Поэтому в процессе работы всегда должен быть человек.

Вторая проблема касается понимания того, а чему, собственно, машинное обучение учится. Есть классический пример из канадского сельского хозяйства. Разработчики хотели научить машину идентифицировать овец на картинках и показали ей сто тысяч фотографий овец. Потом они провели сложное дело экспертизу машинного интеллекта. Все, чтобы выяснить, чему именно научилась машина. Оказалось, она научилась распознавать не овец, а красивые пастушьи пейзажи с заднего фона фотографий.

Искусственный интеллект – это инструмент в работе человека. На протяжении всей истории мы работали в паре с инструментом и сохраняли за собой позицию руководителя. Я решаю, как использовать молоток в работе, а не он. В машинном обучении у машины может быть больше власти, чем у человека – у нее больше данных, да и результативность выше. Следовательно, для построения рабочих отношений между машиной и человеком нужно сохранить баланс сил в пользу человека.

Как шеринговые сервисы повлияют на рынок Knowledge To Business

Главные тезисы лекции директора Института развития технологий и предпринимательства и декана факультета технологического менеджмента и инноваций Нины Яныкиной.

Рынок K2B можно назвать рынком интеллектуальных продуктов. Его ключевыми участниками являются производители контента и те, кто оперируют с ними в постоянной бизнес-деятельности. Кто это?

С одной стороны, поставщики интеллектуальных знаний научно-исследовательские организации, высшие учебные заведения, университеты. Эта характеристика абсолютно точно работает и для российского, и для зарубежного рынков. Мы видим, как много за рубежом организации проводят исследования и как сразу они переходят в конкретные продукты, а дальше развиваются в формате стартапов. В России мы уже пару десятков лет живем в условиях рыночной экономики и видим, как она потихоньку развивается.

Однако здесь есть важный момент: на российском рынке K2B отсутствует культура собственности. Какое у нас отношение к интеллектуальному продукту? Я это знаю, значит, я этим владею и могу использовать как свое конкретное преимущество. Конечно, это очень большой барьер, но с ним надо жить и работать.

Нина Яныкина
Нина Яныкина

Другие поставщики и генераторы интеллектуального продукта компании. В первую очередь, технологические и крупные, например, «Яндекс», Mail.ru и другие.

Еще один несомненный и важный участник рынка государство. С одной стороны, государство владеет большой частью активов в рыночной экономике России. В корпорациях на территории России 80% капитала государственный. Кроме того, оно также владеет университетами, научными учреждениями и РАН. И в этом плане очень сильно воздействует на развитие рынка K2B. С другой стороны, государство нормотворец. Именно оно устанавливает правила и траектории, по которым мы развиваемся.

Очень важная составляющая категория участников рынка K2B люди и сообщества. Не институциональные объединения, не организации, а конкретные персоналии, сообщества. Они формулируются вокруг лидеров изменений, которые точно так же генерируют интеллектуальные продукты.

Интересы этих участников рынка можно разложить по пирамиде Маслоу. И для организаций, и для людей. Начиная с потребности в выживании и безопасности, заканчивая потребностью в признании и самореализации.

Каким образом развивается сам рынок, я предлагаю рассмотреть с учетом влияния технологий и развития экономики данных. Цифровые технологии сейчас влияют на все сферы деятельности человека, начиная с самых базовых потребительских и заканчивая производственными процессами в корпорациях.

Один из ключевых процессов на рынке сегодня формирование шеринговой экономики под влиянием цифровых процессов. То есть создание таких цифровых платформ, брендов и стратегий, которые нацелены на создание интеллектуального капитала и базируются на цифровых технологиях.

Мы все больше и больше наблюдаем попытки вытеснения государства из работы с интеллектуальными активами. Например, ассоциация iPChain. Это объедение нескольких субъектов рынка B2B, формирующих собственными усилиями цифровую платформу с искусственным интеллектом, технологией распределенных реестров, блокчейном и умными контрактами. Оно позволяет разработчику (компании или частному лицу), формируя определенный продукт, загружать его на цифровую платформу, фиксировать права и получать доход. По сути дела, в обход любого патентного ведомства. Неважно, на какой территории: Россия, Китай, США или Европа. Подобных систем не так много, но они возникают. Использование сервиса не дает такой же патент, как государственные структуры, но в ближайшем будущем это может измениться.

В свое время Высшая школа экономики провела интересное исследование о пяти стадиях развития экономики совместного потребления. Сначала шеринг (библиотека, музеи и прочее), затем торренты, а после объедение онлайн и оффлайн сервисов (UBER). Сейчас мы достигли этапа социального шеринга. Он поднимает нас по пирамиде Маслоу и обеспечивает не только базовыми потребностями, но и потребностями в признании – происходит шеринг социальных статусов. Мне уже не нужно покупать супердорогую машину, чтобы произвести впечатление на своих коллег или соседей в Сингапуре. Я могу заказать UBER Black и подъехать на нем к дому.

Следующая стадия почти идеалистическая картина. Из всех процессов распределения ресурсов будут исключены посредники. Консалтинговые агентства, технологические блокеры, чей рынок потихоньку развивается в России, коммуникационные агентства, занимающиеся, например, научной коммуникацией. Все они могут исчезнуть на последней стадии развития шеринговой экономики.

У меня есть несколько гипотез о том, какие тенденции повлияют на рынок B2B в ближайшие несколько лет. Во-первых, искусственный интеллект внедрится повсюду. Как субъект деятельности он будет заменять и игроков, и посредников. Во-вторых, гигономика экономика свободного заработка. Все больше частных лиц будут производить интеллектуальный контент без привязки к компаниям. В-третьих, отмена участия государства в регистрации патента.

Архив по годам:
Пресс-служба