Датские студентки – о развитии светодизайна: «Люди постепенно осознают, что именно свет создает уютную среду обитания»

Как световой дизайн может отразить в городском пространстве природные явления и сделать его более приятным для жителей? Магистрантки датского Университета Ольборга Беата Кублик и Паулина Дудкевич приехали на стажировку в Высшую школу светового дизайна Университета ИТМО. Они работают над световым дизайном Сангальского сада и в своих идеях учитывают биофилию, то есть делают дизайн максимально приближенным к природе. Студентки уверены, что значение света как архитектурного инструмента будет только усиливаться в странах, где жители еще не осознали важность светового дизайна. А значит, работы для светодизайнеров в этой области будет все больше.

Беата Кублик и Паулина Дудкевич

Расскажите, как вы оказались в Университете ИТМО? Над каким проектом вы здесь работаете?

Беата: В нашем родном университете студенты выступают на открытой презентации своих проектов, которую могут посетить все желающие. Мы с Паулиной и двумя другими студентами также представляли свой проект. На этом мероприятии присутствовали представители Университета ИТМО. Им понравился наш проект. Поэтому они пригласили нас пройти стажировку в вузе, чтобы развить наши идеи для светового дизайна в России. В целом, у нашего вуза и Университета ИТМО налажено сотрудничество: наши преподаватели ездили на конференцию «Световой дизайн», которая проходила здесь, в Петербурге, и подписали соглашение о партнёрстве .

Паулина: В том проекте, который мы представляли в Копенгагене, мы фокусировались на том, как можно сделать городскую среду более приближенной к природе с помощью светового дизайна, чтобы люди наслаждались вечерним временем, могли рефлексировать и чувствовать некую связь с природой. Вдохновением для проекта послужила вода, а точнее капли, которые падают и создают круги на воде. В Петербурге мы нашли отражение этой идеи, ведь город построен на воде и ассоциируется с ней. Но, конечно, здесь мы не сделали «копипаст» нашего датского проекта, а провели отдельное исследование рекреационных зон, где люди могли бы созерцать природу и расслабляться после трудового дня. Ведь световой дизайн во многом зависит от контекста места. А в Ольборге мы работали с пространством одного из кампусов.

Что именно вы подразумеваете под использованием образа воды в световом дизайне? Это особые световые эффекты?

Паулина: У воды есть особый символизм: это динамика, движение. Кроме того, когда мы делали наш прошлый проект, мы узнали о таком термине, как биофилия. Он значит, что человеку свойственно стремиться к живому, к природе. Поэтому мы хотели сделать акцент на чем-то естественном, природном, что также поможет людям больше ценить природу. Биофилия – это не новый термин, но популярный тренд сегодня. Достичь необходимых световых эффектов можно с помощью различных приборов, материалов и форм.

Университет Ольборга. Источник: mp.aau.dk
Университет Ольборга. Источник: mp.aau.dk

Чем ваше исследование здесь отличаются от того, чем вы занимались в Дании?

Паулина: В нашем родном университете мы работали в группах над проектом светового освещения городского района, который еще только проектируется. Здесь же, в Петербурге, мы создаем световой дизайн для реального пространства, у которого уже есть определенные особенности. Нам предложили несколько объектов, которые будут реконструироваться в этом году, и мы выбрали пространство Сангальский сад на Лиговском проспекте.

Беата: Мы выбрали его, потому что он находится в историческом центре, где очень мало зеленых зон. Это практически зеленый остров в бетоне. Поэтому наша идея приблизить это место к природе еще более актуальна. Тем более, что там только уличное освещение

Паулина: Правда, у нас ограничено время на работу над этим проектом, ведь реализация проектов в области светового дизайна – это долгий процесс. Но мы уверены, что оставим наши наработки в хороших руках. Тем более, как нам сказали, наш проект будет отправлен на рассмотрение в предприятие, которое занимается городским освещением (прим. редакции: Сангальский сад будет реконструироваться в 2018 году, и предложение светового решения Беаты и Паулины будет рассматривать ГУП «Ленсвет»). Приятно, что наши идеи, возможно, воплотятся в жизнь.

Расскажите, как вы исследовали особенности Сангальского сада?

Паулина: Мы выступили в роли антропологов. Сначала мы пришли в сад, сели на скамейку и просто наблюдали, как ведут себя посетители. Ведь быть светодизайнером - значит не только изучать свет, но и понимать, какое именно освещение нужно людям, как они используют пространство. Поэтому мы также провели опрос среди посетителей сада. Мы спрашивали у них, что они думают о саде, как часто здесь бывают. Интересно, что для многих это парк у дома, где они бывают каждый день для проведения досуга, прогулок с собакой. Также там много транзитных пешеходов, потому что через сад проходит короткий путь между двумя кварталами. То есть это красивое и маленькое место, но у него несколько предназначений для пользования.

Сангальский сад. Источник: wikipedia.org
Сангальский сад. Источник: wikipedia.org

Вы общались с местными жителями на английском языке?

Беата: Нет, не всегда получалось, но нас сопровождали российские студенты, которые помогали нам с переводом.

Паулина: В целом, незнание местного языка для проведения опроса – это проблема. Большинство горожан не знают английского. Надеюсь, что это будет меняться, как и в обратную сторону: люди в мире начнут больше учить русский, ведь это очень красивый язык. Поэтому очень приятно, что российские коллеги нам помогали, потому что нам также важно было найти информацию на русскоязычных ресурсах с точки зрения технической и концептуальной реализации существующих дизайн-проектов, связанных со светом, водой, различными эффектами. Также с нами постоянно работал супервайзер, который помогал нам в коммуникации с преподавателями и организации нашей работы во время стажировки.

Как вы можете оценить концепцию освещения Петербурга? Многие световые дизайнеры, например, говорят, что у нас слишком много света…

Беата: Лично мне кажется, что необходимо делать контрасты между светом и тенью: какие-то здания нужно подсвечивать более ярко, какие-то менее. Это позволит выделять определенные строения, подчеркивать интересные архитектурные формы. Но, конечно, нужно смотреть для каждой конкретной улицы, как это сделать.

Паулина: Пожалуй, соглашусь, что в городе слишком много света. Например, взять Сенную площадь – там все очень ярко. Именно поэтому нужен генеральный план освещения города. Но здесь тоже сложно сказать так однозначно. Например, кто-то построил отель, и ему хочется, чтобы это здание выделялось, чтобы оно было освещено по-особенному.

Сенная площадь. Источник: photosight.ru
Сенная площадь. Источник: photosight.ru

Вы посещаете какие-либо лекции в Университете ИТМО? Можете оценить образование в вузе?

Беата: Нет, все лекции ведутся на русском, но для нас делали презентацию о том, как в вузе построено образование в области светового дизайна. Могу сказать, что общие подходы в обучении очень похожи на те, которые используются в моем родном вузе. Но разница в том, что в Университете ИТМО студенты работают скорее над индивидуальными проектами, тогда как в Дании мы больше работаем в группах.

Паулина: Могу добавить, что здесь чувствуется энергетика: все стремятся участвовать в каких-либо проектах, конкурсах, людям не все равно, они хотят развивать партнерства с другими вузами, компаниями. Кроме того, атмосфера в университете очень дружелюбная, всегда есть кто-то, кто может помочь тебе.

В магистерской программе, по которой вы учитесь в Дании, есть специализации?

Беата: Нет, это скорее общий курс с упором, может быть, в архитектуру. Все в моей группе пришли из разных областей. Но это здорово, потому что мы делимся знаниями друг с другом, а в конце обучения каждый остается в той области, которая ближе к нему. Например, я в бакалавриате изучала Industrial Design Engineering, иными словами – дизайн продуктов. И я хотела углубить свои знания в магистратуре, изучить что-то более специфичное. В Венгрии, откуда я родом, у нас не такой большой выбор магистерских программ, которые подходили мне. А в Дании – да. Я довольна своим выбором. Потому что, как я поняла, световой дизайн – это тоже область, в которой много разных специализаций.

Паулина: Да, у нас очень разнородная группа: есть инженеры, архитекторы, даже лингвист. Поэтому в нашем обучении мне нравится, что тебя берут таким, какой ты есть, и позволяют делать то, что тебе более близко. То есть нет такого, что нас заставляют работать над одними и теми же задачами. Нет, мы можем развивать свои идеи и получать поддержку от преподавателей. То есть, хотя у нас и нет специализации, мы при этом развиваемся как уникальные специалисты. Я вот ранее изучала Electrical Engineering, специализировалась в осветительных технологиях, но это было больше именно про технологии и инжиниринг. Мне не хватало понимания дизайна.

Световой дизайн. Источник: shutterstock.com
Световой дизайн. Источник: shutterstock.com

Каковы ваши планы после окончания магистратуры? Где вы можете работать?

Беата: Я думаю остаться в Дании, потому что там больше возможностей для световых дизайнеров. В стране эта область уже достаточно развита, существует много архитектурных бюро, которые занимаются именно вопросами освещения местности. Я могу работать в такой компании. Также я могу работать с различными технологиями по визуализации светового дизайна, например, с теми же VR-технологиями, с помощью которых можно показывать клиенту модель будущего светового дизайна. Но есть и другие профессиональные пути, например, сценическое освещение, и это уже совсем другая работа.

Паулина: Я же вернусь в свою родную страну, Польшу. Там световой дизайн пока только развивается: есть специалисты, небольшие компании, но это не Скандинавия. Для меня это будет вызовом, так как я смогу развивать эту сферу, бороться за распространение светового дизайна. То есть я привезу опыт, накопленный в Дании, домой.

Мне кажется, и в России световой дизайн пока тоже только зарождается, поэтому нужно, чтобы появлялось больше людей, которые понимают, зачем это, что это…

Беата: Да, необходимо изменение сознания самих горожан. Долго освещение было скорее делом инженеров и архитекторов, но не дизайнеров. На это выделялось меньше всего бюджета, поэтому оно воспринималось просто как то, что должно быть и не более. В Венгрии я вижу, что архитектурные компании начинают постепенно думать над тем, что свет также важен для создания образа места. Кроме того, сейчас мы должны думать и о другой проблеме: в условиях, когда города живут 24 часа в сутки, необходимо освещать их так, чтобы не было светового загрязнения.

Конференция «Световой дизайн»-2017
Конференция «Световой дизайн»-2017

Возможно, сначала световой дизайн будет развиваться в коммерческой сфере: это будет как преимущество при покупке, скажем, квартиры, которое смогут использовать строительные компании. А затем уже осознание важности светового дизайна придет и властям.

Паулина: Сами люди должны осознать, что освещение создает приятную атмосферу для жизни. Например, когда мои друзья узнали, что я буду изучать освещение, они переспросили: «Что, ты будешь пускать молнии?» (прим. редакции: слова «освещение» и «молнии» – lighting и lightning  по-английски звучат похоже) А сейчас, когда они покупают квартиру, они просят моего совета, как им лучше осветить комнаты, чтобы это было функционально и создавало ощущение уюта.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба