Как ученые шутят о своей работе: состоялся первый научный стендап «Квантовый потанцевал»

Часто ученых просят рассказать о своей научной работе. Но обычно это бывает на длинных лекциях и серьезных «щах». Да, наука – это очень серьезно, но к ней, как и к любой другой работе, можно отнестись с юмором! Университет ИТМО организовал первый научный стендап-клуб «Квантовый потанцевал», на встречах которого ученые наконец-то смогут пошутить о своем деле. Первые стендаперы выступили в минувшую пятницу в клубе «Танцплощадка», а ITMO.NEWS записал самые забавные цитаты.

Квантовый потанцевал

Первый грант на исследования – это как первая любовь

Получить свой первый грант на научные исследования – это почти то же самое, что и испытать все муки и сложности первой любви, заверил гостей «Квантового потанцевал» первый стендапер Георгий Зограф, аспирант физико-технического факультета Университета ИТМО. Как показать себя научным фондам, как добиться ответного чувства от них, как взаимодействовать с коллегами по гранту, как провести время на деньги гранта и как вести себя, если добиться гранта не удалось? Здесь все, как в реальных отношениях на пути к единственной любви.

«У каждого научного фонда есть свой сайт. У каждого ученого там есть персональная страница. В ней надо указывать свое образование, научную степень, интересы, психологический возраст, цвет кармы… Это такой научный тиндер. И это сравнение не случайно: ведь по статистике ученые думают о грантах в среднем 40 раз в день».

«В зависимости от тематики гранта ученый редактирует свою анкету. Например, сейчас он ищет деньги на то, чтобы разок пожарить кремний лазером цвета бургундия. А завтра он ищет партнера для серьезных фундаментальных исследований, на которые уже нужно потратить много сил и денег. Некоторые любят иметь несколько небольших грантов – это как портовые интрижки у морячков, а другие берут мегагранты – это уже жена, дом, ипотека…».

Георгий Зограф
Георгий Зограф

«Между учеными-коллегами нередки вопросы: “А ты смотришь другие гранты в интернете?” Иногда, бывает, подходит коллега и говорит: “Ты совсем пропал со своим грантом! А ведь у меня тоже свой есть!” В общем, обиды случаются на этой почве постоянно».

«Написать заявку на грант – это как поговорить с родителями девушки. Все начинается с легких вопросов, которые может задавать мама: “Где учился?”, “Какова тема исследования?” А потом приходит папа-подводник и тут начинается жесть: “Каковы ваши ожидаемые результаты через три года?” Это как спросить, когда же свадьба».

«Заполняйте заявку на грант как можно раньше. По негласному правилу нашего университета тот, кто последним подписывает заявку, везет все заявки от вуза в Москву. Когда это делал я, мне коллега порекомендовал не забыть загранпаспорт. Я сначала не понял зачем. А потом прикинул: несколько десятков заявок – это же шестизначные цифры. Мало ли что приключится в пути?»

«Ждать ответа от научного фонда – это как написать девушке. Ответ приходит месяца через четыре. И грант вам никогда не пишет первым. Вот вы написали девушке: “Поехали кататься на коньках?” Через четыре месяца она пишет, что не может. А потом вы видите у нее аватарку с другим. Чувства те же, когда вам приходит ответ от фонда, что ваша заявка не поддержана».

Квантовый потанцевал
Квантовый потанцевал

«Когда гранты подходят к концу, многие отчитываются по ним успешно и остаются с ними друзьями. А бывает, что вы плохо отчитываетесь, и вас просят вернуть деньги. Это очень похоже на сообщение от бывшей: “Привет. Ты весь в грантах. Но верни фен!” Недавно я подал заявку на новый грант и уделил ему больше внимания, чем остальным, и у меня есть чувство, что это тот самый грант моей мечты».

Реальная жизнь экспериментатора – в поездках на «Юнону» с куском уранового стекла в штанах

Эксперименты в лабораториях – это самая «жизненная» часть науки, в которой ученые не только воспроизводят ее в реальности, но и ездят на рынки за запчастями для установок, спорят с теоретиками и по-детски радуются снимкам расползающихся атомов. Аспирант кафедры фотоники и оптоинформатики Университета ИТМО Владимир Борисов рассказал, как происходят научные открытия на самом деле.

«Эксперименты в лабораториях проходят в основном удачно. Но с этим многие спорят: люди, которые не хотят давать мне гранты, теоретики. Смотрели “Теорию большого взрыва”? Помните, как Шелдон постоянно издевался над Леонардом? В реальной жизни так и происходит: теоретики в грош не ставят экспериментаторов, не считают то, что мы делаем, наукой. Я могу их понять: я не принимаю ту жизнь, которой они живут, за реальную».

Владимир Борисов
Владимир Борисов

«Теоретики просто завидуют экспериментаторам: их работа важна и интересна, но она такая скучная! А экспериментаторы – это короли вечеринок. На одной тусовке мы решили собрать камеру Вильсона, с помощью которой можно своими глазами видеть следы от элементарных частиц. Мы нашли все нужное в студии на Рыбацком кроме одного: источника этих самым частиц. Пришлось притащить из лаборатории кусок уранового стекла. Какой теоретик в своей жизни носил в штанах кусок уранового стекла?»

«Любой эксперимент начинается с теории. Но есть проблема: теоретиков на всех не хватает, либо они не все годны. Часто у них есть желание подловить тебя и показать, где же ты не прав. В этом плане теоретики похожи на гаишников: прячутся в уязвимом месте, неожиданно выскакивают, и вот, получай штраф. И договориться с ними не получается. Найти своего теоретика – это как найти вторую половинку. Поэтому иногда экспериментаторам приходится брать на себя функции теоретика. Но экспериментаторы реагируют на формулу как летучая мышь на свет».

«Чтобы собрать установку для проведения эксперимента, которая бы удовлетворяла всем стандартам качества, мы можем залезть на сайт какой-нибудь американской компании, заказать там оборудование и ждать полгода, пока оно придет. Но так как денег у нас обычно нет, то мы руководствуемся принципами импортозамещения и находим все нужное в России, а точнее, на “Юноне”. Юго-Запад Санкт-Петербурга – это мекка для российских ученых. Мы поедем на “Юнону”, купим там один поломанный CD-привод, пару винчестеров, а для нагрева кристаллов купим паяльник. Представьте себе мое удивление, когда однажды в лаборатории я увидел швейцарский лазер за пять миллионов долларов, который стоял на камерах от тачек!»

Сева Москвин
Сева Москвин

«Ты испытываешь детскую радость, когда твой эксперимент завершился удачно. Ты сканируешь снимки кристаллов, в которых атомы начали расползаться, как ты и хотел, и бежишь показывать эти снимки коллегам. Часто они смотрят на тебя, как на дебила, и говорят: “И что?” А еще хуже, если кто-то достанет свой смартфон и покажет тебе в ответ снимок очень большого голубя, которого он сегодня видел. Мы радуемся результатам нашим экспериментов как дети, и люди воспринимают нас соответствующе».

«Бывает, когда экспериментаторы ведут себя серьезно. Это когда эксперимент не удается. Вот тогда мы становимся самыми серьезными учеными на свете, и коллеги вокруг начинают нас пародировать и тоже думать, а что же пошло в эксперименте не так? В такие моменты хочется ругаться матом: ведь нас терзают сложные вопросы, которые никак не связаны с наукой. Мы понимаем, что если прямо сейчас мы не поймем, что в эксперименте пошло не так, то нам придется снова ехать на “Юнону” и общаться с теоретиками».

О «Квантовом потанцевал»

В первой встрече «Квантовый потанцевал» также участвовали профессор Университета ИТМО Александр Чирцов, который пошутил о голографических лазерах, и самый настоящий стендапер Сева Москвин, который по совместительству является выпускником Санкт-Петербургского государственного университета. Он рассказал о том, почему сложно и круто быть гуманитарием.

Первый научный стендап-клуб придумали в Университете ИТМО для тех, кто любит смотреть стендапы, но в то же время не прочь узнать что-то новое о науке. Таким образом удастся популяризировать науку среди тех, кто, возможно, ранее не посещал лекции на других научно-популярных мероприятиях типа «Курилки Гутенберга» или Science Slam, прокомментировал специалист по связям с общественностью отдела имиджевых мероприятий Университета ИТМО Александр Гостев.

Александр Гостев
Александр Гостев

«Выступления в нашем научном клубе будут понятны и тем, кто в науке не очень силен, и тем, кто только начал увлекаться ей. Идея организовать такие встречи возникла еще прошлым летом после одного из лекториев. На нем выступал наш профессор Александр Чирцов, и это скорее уже было похоже на стендап, чем просто на лекцию, хотя выступление было очень научное. Из этого и появился формат научного стендапа: максимально просто, но по канону стендапа, то есть с добавлением панчей, без презентации», – пояснил он.

Планируется проводить «Квантовый потанцевал» раз в три месяца. При этом стендаперами клуба будут становиться ученые и из других вузов, не только из Университета ИТМО: на будущие встречи уже приглашены ученые из Московского физико-технического института, Европейского университета, других вузов. К тому же, выступить на сцене клуба можно и по собственному желанию, достаточно лишь отправить заявку в Департамент по стратегическим коммуникациям Университета ИТМО. 

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба