Аборигены на обочине эволюции, прожорливые крысы и теория относительности на пальцах – о чем рассказали популяризаторы науки на втором дне GEEK PICNIC

Что будет, если нас изолировать от окружающего мира, почему люди верят в сверхъестественное, а кто-то даже умудряется видеть на Марсе мины Первой мировой или останки динозавров, зачем нужно знать теорию относительности и что показывают в нейротеатре? Накануне завершился фестиваль Geek Picnic, традиционно собирающий гиков и любителей науки. Тысячи зрителей, десятки площадок, а также истории и последние новости из мира науки, игровой индустрии и технологий от известных ученых и популяризаторов науки — Евгении Тимоновой, Александра Панчина, Виталия Егорова и других, встреча с геймдизайнером, разработчиком уровней для культовых Duke Nukem и Quake Ричардом Греем и возможность самому запрограммировать светильник-хамелеон и собрать собственную ракету. О том, что можно было посмотреть, послушать, попробовать на вкус и унести с собой на память в завершающий день фестиваля, в материале ITMO.NEWS.

Geek Picnic — международный научно-популярный фестиваль, посвященный современным технологиям, науке и творчеству. Впервые он прошел в Петербурге в 2011 году. С 2014 года фестиваль проводится и в Москве, и Петербурге. А в 2016 году первый Geek Picnic состоялся в Израиле.

В 2017 году темой фестиваля стали «Игры разума»: на протяжении двух дней — 24 и 25 июня — в Петербурге зрителям читали лекции о развитии технологий искусственного интеллекта, рассказывали о достижениях в медицине, нейронауках и технологиях, дополненной и виртуальной реальности. В этот раз Geek Picnic расположился на территории Пулковского парка. Всего на фестивале работали четыре тематические зоны — Technology, Science, Art и GeekMe, где выступили более двадцати молодых ученых, известных популяризаторов науки, а также представители игровой индустрии, специалисты по нейротехнологиям и искусственному интеллекту.  

Что будет, если вы захотите уйти от цивилизации, и причем здесь Австралия?

Что случится, если нас полностью изолировать от окружающего мира? Представьте, что вы лишились гаджетов, обычного уклада жизни и вдруг вернулись к истокам. Что произойдет в вашем организме, как изменится ваш мозг, поведение и способность адаптироваться к окружающей среде? Чтобы узнать это, проводить эксперимент и уходить ближе к природе даже не потребуется. Достаточно взглянуть на Австралию — главную лабораторию всего живого, считает натуралист, популяризатор науки, автор и ведущая проекта «Все как у зверей» Евгения Тимонова.

Звери с сумками и ядом, птицы без крыльев, рептилии с характером, убойные токсины, мощные челюсти, опасные эмигранты и другие удивительные последствия самого крупного эволюционного эксперимента последних десятков миллионов лет — именно в Австралии мы до сих пор можем увидеть то, с чем не столкнемся нигде в мире. И именно здесь, на изолированном от всего остального мира континенте, самые странные животные могут позволить себе не менее странные «эволюционные вольности». Что только стоит сумчатая мышь, самцы которой живут только один брачный сезон.

Евгения Тимонова
Евгения Тимонова

Длительная изоляция вынудила животных Австралии довольствоваться тем, что есть, и экономить практически на всем. Например, коала, которая является монофагом и употребляет в пищу лишь листья эвкалипта, вынуждена экономить энергию по максимуму, что и отразилось, например, на ее мозге — в пользу его уменьшения, приводит пример Евгения Тимонова. Наложила свой отпечаток изоляция и на аборигенов Австралии, которые стали заселять этот континент, по разным оценкам, от 60 до 45 тысяч лет назад.

«Первые поселенцы Австралии были фактически авангардом человечества. Это были одни из первых людей, которые вышли из Восточной Африки и пошли покорять окружающий мир и забрались очень далеко. Они были действительно крутыми ребятами. Но за время изоляции от всего остального мира они из авангарда превратились в цивилизационный резерв, — рассказывает Евгения Тимонова. — Если мы отделимся от всего остального мира, то через несколько миллионов лет мы из авангарда этого мира превратимся в его резерв, в носителей каких-то тайных знаний. К примеру, все остальные вокруг научатся объединяться в какие-нибудь коллективные мозговые интерфейсы, образуют единый супермозг, но по одному они уже не смогут существовать, а мы будем олдскульными единичными формами. Каждый из нас по отдельности будет из себя что-то представлять, хотя, конечно, что-то гораздо более примитивное по сравнению с новой формацией. И новая формация будет смотреть на нас со смешанным чувством: с одной стороны, думать, какие мы мультяшные и тупенькие, а с другой стороны, понимать, что мы знаем что-то такое, что они давно утратили. Вот такие процессы происходят в эволюции. На примере Австралии мы можем видеть, как это все выглядит и даже можем делать какие-то выводы».

Узнать больше о том, почему Австралия такая странная и как живут вомбаты, ехидны и бандикуты, можно на канале «Все как у зверей». А увидеть их собственными глазами — отправившись в путешествие на этот континент в конце августа вместе с Николаем Дроздовым и Евгенией Тимоновой. Путешествие по маршруту Дарвин — Улуру рассчитано на 11 дней — с 19 по 29 августа.

«Крысиная телепатия», ошибки ученых и вера в сверхъестественное

Почему люди иногда склонны слышать голоса там, где их нет, и даже ученые могут ошибаться, случайно обнаружив телепатию в опыте с крысами? О том, как иллюзионистам удается обманывать людей, выдавая за необъяснимое хорошо срежессированный фокус, что такое апофения и почему некоторых людей тянет к сверхъестественному, а других — нет, в течение второго дня фестиваля рассказал кандидат биологических наук, популяризатор науки, научный журналист и писатель, старший научный сотрудник Института проблем передачи информации РАН Александр Панчин.

Александр Панчин
Александр Панчин

Даже серьезный эксперимент, если он ставится неаккуратно, может в итоге привести к обнаружению паранормальных явлений, отмечает он. Такую ошибку допустили, например, ученые, которые однажды пытались проанализировать, как будет меняться аппетит крыс при наличии определенных факторов. Для начала исследователи взяли пару животных и держали их в одной клетке, а после разделили пару по разным клеткам и поместили одну из крыс в контрольную группу, а другую — в экспериментальную. Животным перекрыли все пути общения — они не имели возможность ни видеть, ни слышать друг друга. А после крыс из первой группы стали морить голодом, а из второй — использовать как объект наблюдения, проверяя, сколько животное будет есть. Оказалось, что напарница голодной крысы ест вдвое больше, как будто чувство голода передавалось телепатически.

«Авторы уже надеялись на нобелевскую премию, но им написал один математик, который предложил на каждую крысу навесить ярлычок с номером и далее генератором случайных чисел определить, каких крыс сажать вместе и какие крысы потом пойдут налево и направо — иными словами, какую крысу будут морить голодом, а за какой наблюдать. Это называется рандомизация, когда мы пытаемся исключить влияние экспериментатора на возможность повлиять на то, какая крыса где окажется. В итоге после того, как эксперимент сделали с использованием рандомизации, эффект телепатии пропал. Эксперимент был повторен еще несколько раз, но уже ничего не получалось. Ученые признали ошибку. Таким образом, даже честные ученые, стараясь быть объективными, могут допускать ошибки в эксперименте. В данном случае просто, по-видимому, более прожорливые крысы оказывались в экспериментальной группе», — объясняет Александр Панчин.

Одни склонны находить телепатию там, где ее нет, а другие порой видят странные лица или слышат голоса в помехах, переключая радиостанции. Все это называется общим термином «апофения» (с греч. «делаю явным»). Понятие в середине прошлого века сформулировал немецкий психиатр и невропатолог Клаус Конрад, характеризуя им явление, когда больной находит связи и общие значения между абсолютно не связанными явлениями. Швейцарский психолог Питер Брюггер ввел термин в английский язык, когда писал главу в сборнике «2001 книга о призраках и полтергейстах. Он заявил, что апофения — результат неполноценности человеческого познания, «расширяющаяся тенденция находить порядок в случайных формах», «немотивированное выявление связей», «заблуждение, принятое за откровение». Его любимая формулировка: «апофения — это тенденция подчиняться совпадениям, полным смысла».

Лица, статуи, мины и останки динозавров на Марсе

К слову, на подобные «откровения» приходится периодически наталкиваться в Сети и на ТВ. Вспомните, сколько раз на вашем веку находили Лохнесское чудовище, приняв за него корягу, или по совершенно неразличимым снимкам «документировали» существование снежного человека. Число сенсационных «находок» на Марсе тоже изобилует своим разнообразием. О последних «открытиях» рассказал на лекции в зоне «Технологии» популяризатор космических исследований, создатель проекта «Открытый космос», известный блогер рунета zelenyikot Виталий Егоров. Бизон, останки динозавров, инопланетный солдат, голова статуи и даже мина Первой мировой войны, что только ни находили на последних снимках марсоходов, включив воображение. На деле же то, что кому-то может показаться черепом динозавра или статуей на Марсе, при рассмотрении того же объекта, но на других снимках и под другим углом сразу становится тем, чем оно в действительности является, — обычным камнем.  

«Марсоход в день делает 100-200 снимков, на следующий день то же самое. Очень высока вероятность, что один и тот же объект окажется на разных снимках под разным углом, с разным освещением. И тогда мы сможем увидеть, что под разными углами, сравнив два кадра, все — совсем не то, что нам кажется именно под этим углом», — говорит Виталий Егоров.

Путь Levelord'a: уровни Doom на дискете, первый аддон для Quake и любимые русские слова

Было что послушать в зоне Technology и любителям игр. Здесь выступил геймдизайнер, создатель уровней легендарных Duke Nukem и Quake Ричард Levelord Грей. Отслужив на флоте, поработав программным инженером в авиакосмической отрасли, в начале девяностых он заразился мечтой создавать игры. Первый набор уровней для Doom он отправил главе id Software Джею Уилберу прямо на дискете в далеком 1994 году, когда, как сам он отмечает, даже слово «E-mail» писалось с большой буквы, а люди еще отправляли друг другу бумажные письма. К слову, к дискете Грей приложил и написанное от руки письмо с предложениями, как можно улучшить игру.

На удивление Уилбур ответил: изменения не приняли, но зато перспективного разработчика уровней пригласили в другую компанию. В Apogee/3DRealms он создавал карты для легендарной Duke Nukem, на которой выросли те, кому сейчас около 30. Именно там можно было наткнуться на знаменитую «пасхалку» Levelord'a: одной из самых известных шуток Грея в карьере считается скрытая в одном из труднодоступных мест надпись: «Вообще-то, вас здесь быть не должно». И подпись: Levelord.

Грей также стал создателем первого аддона для Quake. До выхода на пенсию он работал в собственной компании Ritual Entertainment. А последние четыре года Levelord живет в Москве, правда русский пока, как сам признается, знает плохо, зато любит слово «фарш» и русскую кухню.

Теория относительности и нейротеатр

О полезности теории относительности вместе с собравшимися в зоне «Технологии» рассуждал аспирант кафедры фотоники и оптоинформатики Университета ИТМО Владимир Борисов.

«Теория относительности — на самом деле предмет не настолько обширный. Даже у Фейнмана, который покрывает эту тему очень сильно, она занимает всего лишь две с половиной главы. В ней по-хорошему нет ничего сложного с точки зрения чистой логики, она базируется на одном простом утверждении, которое было выведено еще в 17 веке. Основная трудность мозга в том, чтобы осознать его для каких-то краевых случаев. И как раз здесь много всего интересного», — говорит Владимир Борисов.

Например, как в соответствии с теорией относительности при достижении определенных скоростей должно замедляться время? Как должна увеличиваться масса тела, достигающего этой скорости? И как при этом меняется расстояние? Чтобы понять, как в научном сообществе приходило понимание того, что физические законы недоступны для интуитивного понимания, во время выступления Владимир Борисов вместе с аудиторией прошел основные вехи развития проблематики теории относительности, начиная с вопросов эфира и тонкой подстройки и заканчивая виртуальными экспериментами Эйнштейна.

Не только послушать, но и попробовать сделать что-то самому можно было в зоне Университета ИТМО. Например, пройти мастер-класс по Arduino, организованный ФабЛабом Университета ИТМО, и самим сделать и запрограммировать светильник-хамелеон. А самые маленькие могли попробовать захватить Землю, доставить шаттл на Марс и собрать собственную ракету, выполнив квест, подготовленный лабораторией «Олимп» и центром «Мир интерактивного развития». Четыре зоны квеста — управления, электроники, программирования и свободного творчества — знакомят любого новичка с основами робототехники. За каждое выполненное задание участнику давался приз — деталь от небольшой ракеты. И в итоге те, кто лучше всех справлялся с заданием, уносили ракету целиком.

В завершающий день фестиваля в зоне Университета ИТМО состоялась премьера аудиовизуального перфоманса NEU-theatre — экспериментального проекта в новом жанре «нейротеатр», созданного российским медиахудожником Юрием Дидевичем совместно с танцевальным коллективом STAGE DFT и Высшей школой светового дизайна Университета ИТМО. Этот проект является одним из примеров набирающего популярность в мире течения Art&Science – соединения науки и искусства.

Мультимедийное представление создается благодаря надетым на танцоров нейроинтерфесам — они считывают их эмоции и передают состояние с помощью музыки, света, звука и ритма. По словам Юрия Дидевича, идея попытаться заглянуть в эмоциональное состояние актера и передать его зрителю напрямую из мозга исполнителя возникла еще в начале XX века. Интерес к этой теме возникал также в 60 и 80-х годах прошлого века, однако доступность нейроинтерфейсов и удобство их использования сегодня выводит нейротеатр на новый этап развития.

В течение заключительного дня фестиваля в зоне Университета ИТМО можно было также попробовать инновационное мороженое, посмотреть на Петербург с высоты птичьего полета, прогуляться по виртуальному музею, заняться 3D-рисованием с помощью интерактивного шлема и многое другое. Подробнее о том, что можно было посмотреть на Geek Picnic в первый день, читайте по ссылке.

 

Редакция новостного портала
Персоны
  • Владимир Борисов

    Инженер кафедры фотоники и биоинформатики, победитель Science Slam двух столиц

Архив по годам:
Пресс-служба