Владимир Васильев в студенчестве. Источник: личный архив

Ректор тоже человек: главы трех ведущих вузов рассказывают о студенческих годах

День студента, который, как правило, знаменует окончание сессии, завершился вчера, однако студенческая жизнь на этом не останавливается. В честь праздника L!FE опубликовал материал с байками ректоров. Мы же публикуем еще больше историй — воспоминания глав Университета ИТМО, УрФУ и МФТИ.

Владимир Васильев, ректор Университета ИТМО, доктор технических наук, профессор, член-корреспондент РАН

Выпускник Ленинградского политехнического института им. М. И. Калинина 1974 года, специальность — «Теплофизика».

Один день своей сессии я запомнил на всю жизнь. Эта история случилась со мной, когда я учился на четвертом курсе. Во времена моей учебы в ЛПИ у нас была традиция: всей группой, да и не только группой, а вообще всем Политехом в сессию собираться в местной забегаловке под названием «Гренада». Туда ходили почти все студенты института, и гарантированно можно было встретить своих одногруппников и однокурсников. Обсуждали, делились впечатлениями о том, кому что досталось на экзамене, какие вопросы задавали, кому как удалось сдать.

Шла сессия: я пришел на экзамен с утра и сдал его на «отлично». Как обычно, после экзамена мы с одногруппником заглянули в «Гренаду» отметить успешную сдачу. В это время в кафе как раз зашли студенты из параллельной группы, тоже только что с экзамена, но по другой дисциплине, которую нам предстояло сдавать через несколько дней. Они делились впечатлениями, рассказывали о том, в каком прекрасном настроении пребывал преподаватель, как принимал всех и с легкостью ставил хорошие отметки. Мы с приятелем подумали: почему бы не попробовать сдать досрочно еще один предмет? Попытали удачу — сдали, снова на «отлично». Вернулись в кафе. Зашла другая воодушевленная группа студентов под впечатлением от сдачи: мол, сдавать легко, преподаватель всем «пятерки» ставит и даже досрочников принимает. Оказалось, они обсуждали еще один экзамен нашей сессии, который мы должны были сдавать следом. На этот раз одногруппник со мной идти отказался, а я и этот экзамен сдал, причем опять на «отлично». Вот так однажды, впервые в своей жизни, я за один день закрыл почти всю сессию и установил собственный рекорд!

Подарок ректору. Источник: личный архив
Подарок ректору. Источник: личный архив

А другой случай со мной произошел, когда я уже стал ректором Университета ИТМО. Конец декабря у нас в вузе — время довольно напряженное: за неделю до Нового года подводятся итоги научно-исследовательской деятельности и ставятся задачи на следующий год. Эти вопросы мы всегда рассматриваем на собрании ректората. Ведется серьезная дискуссия, поднимаются важные вопросы о том, что было сделано, чего достичь не удалось, и намечается дальнейший план действий на целый год. Словом, дело нешуточное!

Однажды в начале 2000-х годов прямо во время итогового собрания открывается дверь и в ректорскую заходит… Дед Мороз со словами: «Кто у вас ректор? С Новым годом вас пришли поздравить мы со свитой!» И к нам заходит «свита»: Снегурочка, гномики, белочки, зайчики — всего человек пятнадцать. Включается музыка, Дед Мороз объявляет: «А сейчас — подарок ректору — танец со Снегурочкой!» И вот, под хлопанье и улюлюканье белочек и гномиков, в самый разгар напряженного собрания, мне пришлось принимать подарок — танцевать со Снегурочкой. Дед Мороз и его свита, конечно, были студентами.

Понятно, никто не ожидал, что на серьезное совещание всего ректорского состава университета придут переодетые в новогодние костюмы студенты и предложат ректору потанцевать со Снегурочкой. Зато, когда они ушли, напряжение собравшихся спало и настроение заметно улучшилось. Все вдруг вспомнили, что Новый Год буквально через неделю, и оставшаяся часть собрания прошла легко и позитивно. Это самый запоминающийся новогодний подарок от студентов, который мне когда-либо дарили!

Николай Кудрявцев, ректор МФТИ, доктор физико-математических наук, член-корреспондент РАН

Выпускник факультета молекулярной и химической физики МФТИ 1973 года.

Николай Кудрявцев
Николай Кудрявцев

Когда мы встречаемся с однокурсниками, то вспоминаем учебные годы, и часто всплывает история о прохождении военной практики.

После 5-го курса студенты Физтеха ездили на сборы в Псковскую область, в исторические места пребывания Александра Пушкина, недалеко от села Михайловское. Там была организована воинская часть и вооружение, в такой атмосфере физтехи могли проявить себя и продемонстрировать знания, полученные ими в ходе четырех лет обучения. Для многих военная практика была тяжелым испытанием: привыкшие к научной работе в лабораториях студенты не сразу адаптировались к изнурительному физическому труду, ранним подъемам и новым видам деятельности. Шефство над нами взял подполковник местной воинской части, который также поначалу не вызывал доверия, и, думаю, это было взаимно. К середине месяца, присмотревшись друг к другу, наслушавшись смешных случаев и анекдотов, мы прониклись к офицеру за его веселый нрав, а он перестал видеть в нас ученых-физиков, увлеченных только наукой и книгами, понял, что мы — ребята с отличной физической подготовкой и стремлением достигать спортивных высот.

В последний день практики все сдавали экзамен — в основном это происходило успешно, на «4» и «5». После сдачи офицер выстроил около 300 человек студентов Физтеха, уже пребывающих в приподнятом настроении от осознания скорого возвращения домой, и бодрым голосом скомандовал: «А теперь, ребята, за физическую работу!». Перед штабом красовалось большое — больше футбольного — поле, которое нужно было в лучших традициях дачного советского реализма перекопать, избавив от сорной травы, и оставить только цветы. А надо сказать, студенты Физтеха в те времена часто бывали в стройотрядах, поэтому, быстро вооружившись лопатами и сообразив, как их удачнее взять в руки, чтобы затратить меньше времени и энергии, мы начали выпалывать мелкую травку и оставлять на поле только высокие ярко-алые маки. Разделавшись с сорной травой, временная военная рота Физтеха выстроилась в ожидании своего офицера. Каково же было наше удивление, когда подполковник, выйдя из машины, около трех минут стоял как вкопанный, побелев, и не мог вымолвить ни слова! «Ребята, это вы нарочно, да?» — спросил, наконец, он. В чем проблема, мы сначала не поняли совсем: «Как же нарочно? Сорные цветы выпололи, а маки — оставили!». Он отвечает: «Да вы что, какие маки! Командир из Чехии траву привез и засеял! Маки надо было перекапывать, а травку — оставлять!».

Позже, когда все немного успокоились, офицер поговорил с командиром, который посмеялся над историей и пообещал привезти из Чехии новую поставку маленьких неприметных цветочков.

Виктор Кокшаров, ректор Уральского федерального университета, кандидат исторических наук

Выпускник исторического факультета Уральского государственного университета (прежнее название УрФУ) 1986 года.

Виктор Кокшаров в студенческие годы
Виктор Кокшаров в студенческие годы

Студенческий период моей жизни пришелся на «застойно-перестроечный» период, но университетские годы стали самыми яркими и запоминающимися: общага, учеба, занятия наукой, военка, целина, закаливание, языки, экспедиции, общественная работа.

Визитной карточкой университета были политбои — некий аналог не очень разрешаемого тогда КВН: с кем мы только не сражались. Я руководил командой и с удовольствием разбирался в перипетиях международной обстановки. Весной 1984 года мы «раскатали» команду Пермского госуниверситета в теоретической части, но не смогли одолеть четырех полупрофессиональных артистов пермского театра политсатиры. Тогда мы проиграли, но достойно. Вообще для политбоев приходилось часто менять образы: быть и Волькой-ибн-Алешей, и арабским дервишем-сказателем, и беспристрастным испанским королем, и коварным натовским генералом, и многими другими персонажами.

Ректор УрФУ Виктор Кокшаров
Ректор УрФУ Виктор Кокшаров
Персоны
Архив по годам:
Пресс-служба