Лекция профессора Маниже Рейхани в химико-биологическом кластере

Каждый хочет кусок пирога, или зачем вузу создавать и поддерживать инновации

Когда-нибудь и, скорее всего, очень скоро, земные ресурсы будут исчерпаны, население планеты перевалит за 10 миллиардов человек и люди поселятся на какой-нибудь спутник Сатурна. Возникнут проблемы, которые иначе, кроме как с помощью инноваций, решать не получится. Уже сейчас человечество сталкивается с трудностями, которые не устранить привычными методами. Университеты становятся кузницами инноваций, но как их коммерциализировать? Как найти инвесторов? Как вузам удержать ученых, а ученым отодвинуть барьеры на пути к открытиям? Эти вопросы на открытом семинаре в Университете ИТМО обсудила профессор, исследователь Центра предпринимательского менеджмента и инноваций при Университете Западной Австралии Маниже Рейхани. Эксперт защитила диссертацию (PhD) по материаловедению и получила степень доктора делового администрирования в сфере изучения инноваций и коммерциализации.

Зачем нужны инновации

Инновации – это драйвер роста и социального благополучия. Например, здесь, в химико-биологическом кластере Университета ИТМО, вы создаете новые методы доставки лекарств, то есть занимаетесь социально значимыми исследованиями. В Австралии очень крупное финансирование получают вузы, научная работа которых связана с горной добычей, с добычей полезных ископаемых и минералов, потому что эта индустрия в нашей стране очень развита. Но все понимают, что когда-нибудь естественные ресурсы закончатся, а значит, прекратится и финансирование вузов в этой области. Поэтому сейчас в Австралии работает Национальная инновационная система, в рамках которой молодых ученых поощряют заниматься исследованиями в новых перспективных областях. Кроме того, инновации – это запрос общества. Например, когда в крупных городах общественный транспорт не справляется с перевозкой людей, специалисты начинают искать новые решения проблемы.

Как двигать барьеры на пути к инновациям

Генри Форд сказал: «Если вы думаете, что вы можете или не можете что-то сделать, то в обоих случаях вы правы». Что это значит? Что только наши мысли определяют, можем ли мы получить какой-либо результат. Мне всегда было интересно, от чего зависит, станет ли человек Нобелевским лауреатом: от генов или от его работы? Оказалось, что только 1% успеха Нобелевского лауреата зависит от его генетических данных, все же остальное – это результат его трудов. Ведь если гений не будет работать, то он попросту растеряет свой талант. Но как найти инновации? Есть такая книга, называется «Черный лебедь», в которой описывается теория, что все значимые научные, исторические или другие открытия происходят неожиданно. Дело в том, что до середины XVII века мир не знал, что лебеди бывают не только белые, но и черные. Впервые популяцию птиц с таким оперением открыла исследовательская экспедиция в Австралии. Мы очень ограничены в своем видении мира. Но если допускать мысль, что что-то возможно, то вы отодвигаете барьеры. Например, все мы привыкли, что самая удобная форма таблетки – это вытянутая капсула. А вдруг нет? Вдруг ваш дизайн окажется более удобным? Важно быть открытым инновациям. Инновация может отличаться от того, что вы учили в течение жизни, и это вызов. Конечно, большую роль играет и обстановка. Если сравнить Санкт-Петербург и Тихоокеанский регион, то невольно задумываешься, почему гениев больше родилось в городе? Наверное, в море человеку достаточно сходить на пляж и словить там рыбу. А в холодном городе, когда ты много времени проводишь в помещении, у тебя больше возможностей сделать что-то важное для общества.

Что такое инновационный процесс и последующая коммерциализация

Самое главное в коммерциализации инноваций – это потенциальная экономическая выгода, которая приводит к росту экономики. Что такое система? Это когда есть компоненты, которые работают вместе и дают результат. Если результата нет, то нет системы. Результат инновационной системы – это новый продукт, экономический рост, новые услуги, устойчивое развитие. Чтобы эта система работала, нужно несколько компонентов. Конечно, это люди, те, кто будет создавать инновации. Это ресурсы, то есть финансирование инновационного процесса. Не менее важную роль играет менеджмент, когда команда разработчиков разрастается до десятков человек. Критически важна информационная поддержка проекта. И она необходима не только в коммерческих целях, но и для того, чтобы координировать команду проекта. Далее, когда это все организовано, необходимо создать стратегию разработки. Для этого используется система портфолио. Грамотный руководитель поручит ту или иную работу тому, кто лучше всего с ней справится.

Зачем университетам вливаться в процессы коммерциализации?

Ответ прост: все хотят кусок большого пирога. Представьте себе, что вы ученый, сделали какое-либо значимое открытие, запатентовали его и стали изобретателем №1 в мире. Все хотят с вами сотрудничать, все хотят вашу технологию. Но если вы при этом работаете в вузе, то, скорее всего, университет не даст вам так просто получить все лавры. В Австралии, например, если тот или иной исследовательский проект в вузе хочет спонсировать внешний инвестор, то университет может запросить до 30% коммерческой прибыли от этого проекта. Именно поэтому в некоторых наших университетах присутствуют такие люди, как коммерческие менеджеры. Они одновременно являются юристами, которые связывают ученых и инвесторов, помогают оформлять все контракты, регулируют отношения с университетом. Сегодня университеты по всему миру начинают разрабатывать продукты, чтобы затем их коммерциализировать, но мало кто понимает, как это делать, потому что это зарождающаяся область работы вузов.

Модели коммерциализации в вузах

Первая модель – это когда в университете есть коммерческий департамент или департамент инновационного развития. В Университете ИТМО, насколько я знаю, используется именно эта модель. Это когда вуз продвигает те или иные разработки на рынок, целенаправленно сотрудничает с компаниями и инвесторами. Например, какая-либо компания приходит в вуз и говорит, что ей нужны новые компоненты для лекарств или омолаживающих кремов. И вуз берется за этот заказ. Иногда вуз сам выбирает партнеров для развития какого-либо внутреннего проекта. Например, недавно одна австралийская команда ученых открыла способ, как вырабатывать солнечную энергию абсолютно со всех поверхностей дома. И сейчас вуз, в котором работает эта команда, разрабатывает стратегию, кому и как лучше продать эту технологию, потому что ее хотят все. Вторая модель – это создание малых инновационных предприятий. В этом случае на базе университета создается компания, которая пользуется ресурсами вуза, и за это часть прибыли компании переходит вузу, либо у вуза есть доля в этой компании. Третья модель, когда инновационная компания создается отдельно от вуза, но какие-либо средства от ее деятельности опять-таки идут в копилку университета.

Маниже Рейхани
Маниже Рейхани

Как побуждать ученых делать коммерчески выгодные проекты?

А какая выгода от всех этих коммерческих проектов самим ученым? Зачастую австралийские исследователи уходят работать в частные компании, потому что там выгоднее условия, чем в вузах. Что ученый получит, разрабатывая инновацию в вузе? Этот вопрос нужно обязательно решать, и делать это можно разными способами. Например, предлагать команде разработчиков большее финансирование других их проектов. Также нужно направлять ученых на более перспективные разработки. Для этого в команде должны быть люди, которые разбираются в той или иной индустрии и могут заранее сообщить, будут ли те или иные технологии пользоваться спросом у инвесторов.

Почему в богатых странах изобретают больше

Чтобы получить государственное финансирование в Австралии, ученый должен доказать, что его исследование важно для развития страны и ее индустрии. Например, у нас очень ценятся разработки в области шерстяной промышленности, потому что она приносит большой доход. Но как быть, если ученый хочет заниматься совершенно новой темой, ранее никем не разрабатываемой в стране? Ведь мы уже говорили, что важно уметь отодвигать барьеры и смотреть вперед. Для таких разработок важны фундаментальные исследования, а инвесторы с трудом понимают, что могут им лично дать в будущем результаты теоретических работ. Именно поэтому в большинстве случаев фундаментальные исследования спонсируются государствами. И чем больше у государства средств, тем больше фундаментальных исследований и тем быстрее там движется научный прогресс. Но и в этом случае любому ученому нужно доказать, что его теоретические изыскания имеют смысл и интересны научному сообществу. Для этого он должен получить одобрение этого сообщества, то есть напечатать несколько статей в научных журналах. Это и будет показателем для государства, что исследования имеют перспективы.

 

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба