Основатель компании MemSQL Никита Шамгунов: Компании сражаются за время, которое ты проведешь перед экраном телефона

400 миллионов долларов — такова стоимость компании MemSQL, которая занимается производством ускорителей баз данных. Никита Шамгунов, выпускник Университета ИТМО, защитивший диссертацию на факультете информационных технологий и программирования, основал ее после работы в Microsoft и Facebook и вошел с ней в крупнейший в мире бизнес-инкубатор для стартапов Y Combinator. Получив вложения от Юрия Мильнера и заключив контракты с Sony, Uber и Samsung, предприниматель и не думает останавливаться. О сильной школе в Екатеринбурге 90-ых, победе на мировом первенстве по спортивному программированию и планах на будущее Никита рассказал в интервью основательнице интернет-издания The Bell Елизавете Осетинской. Мы сделали расшифровку их беседы.

Никита Шамгунов

О спортивном программировании

Спортивное программирование – это такая игра. В России она более популярна, чем в США, потому что в России меньше возможностей для реализации талантливого человека в компьютерных науках или математике. В Штатах ты можешь строить роботов, заниматься искусственным интеллектом, поработать летом в компаниях Кремниевой долины вроде Google, Facebook, Dropbox. Можно заниматься в лаборатории в своем университете или делать свой стартап.

Все эти вещи можно делать и в России, но нужно быть гораздо упорнее, чтобы добиваться определенных результатов. А в Америке за тобой очередь стоит. Если ты учишься в MIT, значит, ты талантлив. Следовательно, перед тобой открыто множество вариантов для построения карьеры. И сделать этот выбор очень легко. Решился, подписал – все. В России посложнее.

Об учебе в Екатеринбурге в 90-ых

В нашем городе есть лицей СУНЦ УрФУ. И много кто из моих одноклассников построили серьезные карьеры. Леня Волков ушел в политику. Человек, который учился на год старше, Виктор Шабуров, продал свою компанию Snapchat. Я задумывался, почему так происходит. Думаю, в 90-е годы, когда мы все туда пошли, это было уникальное место, в котором было много свободы. Экономика России была в ужасном состоянии после кризиса 91-го года, и все это давило на профессоров и учителей, которые работали в исследовательских институтах. Им нужно было подрабатывать, и одним из вариантов стал СУНЦ в Екатеринбурге.

Учить детей в лицей пришли профессора, которые занимались серьезной наукой. В нем появились люди, которые были одержимы знаниями и исследованиями. И этот глоток свободы и энтузиазма (при том, что вокруг все становилось хуже и хуже с экономикой) позволил детям и учителям сконцентрироваться на мечтах, возможностях, науке. Это была удивительная атмосфера.

О мечте и переезде в Питер

Из-за влияния родителей я долго не мог переехать из Екатеринбурга в Москву или Петербург: они хотели, чтобы я был ближе к дому. И в тот момент у меня еще не хватало «взрослости» сказать, что я поеду в Москву. Теперь, оглядываясь назад, я думаю, что это не так важно.

А потом я переехал в Питер. Дело в том, что я все это время участвовал в олимпиадах. И Владимир Олегович Парфенов построил лучшую школу по олимпиадному программированию в России – Университет ИТМО постоянно занимал первые места. Когда он это сделал, еще даже термина «спортивное программирование» не было. А сейчас, если посмотреть, кто выигрывает, то это или Питер в лице ИТМО и СПБГУ, или Москва.

Об особенном удовольствии от программирования

Это творческая деятельность. Код писать очень интересно, потому что в процессе компьютер сразу сообщает, правильно работает этот код или нет. Появляется такая инженерная гордость за то, что этот код работает без ошибок. И гордость за то, что клиенты с удовольствием пользуются твоим продуктом. А еще это такой интеллектуальный вызов. Каждый раз ты что-то делаешь, что никогда не было сделано до тебя. Ты создаешь что-то новое. На этот интеллектуальный образ жизни очень легко подсесть. Ты приходишь на работу, весь день решаешь интересные задачи. У тебя это получается. Тебя за это хвалят и дают кучу денег.

О работе в Microsoft

Офис открыт круглосуточно. Я приходил часов в 10 и уходил в 7. Когда мне было интересно, работал по выходным. Когда мне было очень интересно, вообще не переставал работать. С другой стороны, у меня были и другие интересы: я катался на лыжах, играл в футбол, занимался настольным теннисом.

Microsoft и Google давно поняли фишку и построили свои офисы так, чтобы люди 22-23 лет могли вообще не уходить из офиса — там все есть: кофе, пиво, вкусная еда. Рубашку надевать не надо, можно ходить в футболке и в тапочках.

О гендерном равенстве в IT

Часто с раннего детства мы, родители (у меня двое детей), по-разному говорим о своих детях-мальчиках и детях-девочках. Если девочку мы называем принцессой, то мальчик у нас — инженер.

Девочка пошла в танцы, и мы говорим: как здорово, как красиво она танцует. А мальчикам мы говорим, как здорово он решает задачи, плавает, поднимает тяжести или выступает на соревнованиях. И такие вещи от года к году накапливаются. Во многих случаях мне удается себя осознанно вести. Здесь, в нашей компании, HR за следит за выполнением прописанной политики. И мы очень стараемся, чтобы в компании работало примерно одинаковое количество мужчин и женщин. Тем не менее, наша executive-команда, как это называется, состоит полностью из мужчин. Думаю, со временем мы эту ситуацию поправим.

О переходе в Facebook

Деньги — это только один компонент. Если ты находишься в нашем бизнесе, то деньги будут. Присоединяясь к Facebook, я уже был одержим предпринимательством. В тот момент я понял, что не хочу всю жизнь быть инженером, несмотря на то что код мне писать очень нравится. И помню, один друг мне сказал, что в Facebook я могу встретить своего партнера. В Кремниевой долине народ зубастый. Там гораздо больше дух предпринимательства витает в воздухе, чем в Сиэтле, где я работал на Microsoft.

Предпринимательство — это экосистема. Это не только то, что нужно предпринимателю, но и венчурные капиталисты, ангелы. И нужно большое количество людей, которые готовы работать в стартапах. И вот здесь как раз эта ситуация есть. Но чем интересна Кремниевая долина? Вся экосистема здесь очень понятна. И всегда есть люди, с которыми можно пойти выпить чашку кофе, и тебе спокойно все разъяснят.

О желании создать свое дело

Хотелось сделать что-то такое, что будет использовать большое количество людей. Количество рисков, времени и усилий, которые нужно потратить, чтобы построить что-то, что стоит крепко на своих ногах, значительно превышает то количество денег, которое заработаешь, если присоединишься в нужное время к компании вроде Facebook. С другой стороны, если ты победишь со своим делом, то получишь финансовую независимость.

Конечно, совет директоров немножко говорит тебе, что нужно сделать. Но всех денег не заработаешь. А количество творческих усилий и креативности, которая идет за пределы написания правильного кода, гораздо больше. Ты в одночасье из жизни в двухмерном пространстве переходишь в трехмерное или в четырехмерное.

Про Facebook и экранное время

Сейчас у меня нет Facebook на телефоне, у меня вообще нет нотификации. Мне кажется, люди счастливее, если их не прерывают постоянно. Компании сражаются за время, которое ты проведешь перед экраном телефона. Они нанимают специалистов по анализу данных, которые думают, что сделать с продуктом, чтобы люди проводили с ним больше времени. И главный инструмент здесь — это нотификация. Я вообще слежу за количеством времени, которое провожу перед экраном телефона.

Я думаю, через 20 лет с телефонами случится то же самое, что с сигаретами. Я заметил, что после отключения приложения моя жизнь улучшилась. Я более продуктивен, сфокусирован, эффективнее провожу время на совещаниях. Потому что передо мной не находится телефон, который постоянно выстреливает уведомления.

О судьбе российского программиста

Успешная судьба программиста возможна и в России, и в Америке, и в Германии, и в Австралии, и в Индии, и в Китае. Талантливый человек всегда добивается успеха. Возможности есть в любой среде. Часто вокруг страны есть стена, как, например, в Китае. В принципе вокруг России тоже есть стена — это русский язык. Можно построить компанию, которая очень хорошо работает на русский язык и на русскую культуру, но она, возможно, будет не такой сильной на глобальном рынке.

О будущем

Сейчас мне очень интересно попробовать две вещи. Первая — это научиться управлять на новом уровне. То есть сейчас в компании 50 человек. Как изменится моя работа, если в компании будет 1500 сотрудников? А 10 000? Инстинкты, как ты работаешь, как ты проводишь свой день, что ты делаешь, на что ты тратишь свое время, совершенно изменятся в такой ситуации.

И второе: мне было бы очень интересно поработать венчурным инвестором, потому что это повод больше общаться с предпринимателями, которых я очень уважаю. У них много энергии, они с любопытством смотрят на мир. Им интересно чего-то достигать и постоянно что-то строить. Таких людей мало, но с ними очень интересно. И когда ты с ними общаешься, они часто меняют твое мировоззрение. А с другой стороны, VC — это очень ответственно. Ты управляешь деньгами больших организаций и должен ставить на реальные проекты.

О Билле Гейтсе

С точки зрения предпринимателей иного уровня, мне очень нравится Билл Гейтс. Во-первых, он очень-очень умный. Во-вторых, он такой большой ботаник по жизни: до сих пор глубоко погружен в технологии и смотрит на мир немного наивными глазами. В-третьих, он совершенно не сравнимый ни с кем предприниматель, построивший самую большую компанию в мире. В-четвертых, Гейтс не перешел на темную сторону, в такое мегапотребительство, и не покупает острова на Гавайях. И в-пятых, он очень сильно инвестирует заработанные деньги в вещи, необходимые миру. Например, на лечение полиомиелита, в энергетику, на решение проблем глобального потепления.

Какой вопрос задать Цукербергу при встрече

Это трудный вопрос. Потому что Цукерберг продолжает развивать Facebook как корпорацию и, в отличии от того же Билла Гейтса, у него не такой широкий круг интересов. Наверное, я спрошу такой вопрос: если не Facebook, на что тебе было бы интересно потратить огромное количество времени и энергии? На что он, скорее всего, ответит, что в данный момент это Facebook.

 

Персоны
Архив по годам:
Пресс-служба