Ученый-нутрициолог из Тайваня – о фудшеринге, функциональном питании и протеине из кузнечиков

Венкатакришнан Камеш (Venkatakrishnan Kamesh) — известный специалист в области функционального питания и нутрицевтики. Сейчас исследователь работает в Медицинском университете Чунг Шан (Chung Shan Medical University) и регулярно проводит лекции во многих университетах Индии и Тайваня для студентов и аспирантов по биологии в области питания, клинической биохимии, физиологии, фармакологии и инновациям в технологии пищевых продуктов. Накануне ученый прочитал курс для студентов Университета ИТМО. А в интервью ITMO.NEWS он рассказал о будущем функционального питания, главных проблемах в пищевой индустрии и о том, как специалисты в этой области пытаются их решить.

Венкатакришнан Камеш

Сейчас вы работаете в Chung Shan Medical University Hospital, где в том числе провели несколько клинических испытаний. Расскажите, пожалуйста, с чем связаны ваши последние исследования?

В Университете Чунг Шан у нас создана группа из десяти исследователей, основной фокус работы которой — разработка новых нутрицевтиков и функциональных продуктов питания с использованием пищевых технологий, а также исследование их преимуществ для здоровья. Наша группа в большей степени сосредоточена на клинических испытаниях (фаза I и II) различных новых нутрицевтиков и функциональных продуктов питания для профилактики различных заболеваний — метаболического синдрома, ожирения, сахарного диабета, а также сердечно-сосудистых заболеваний (гипертензии) и нескольких видов рака.

Метаболический синдром является одним из состояний, которое имеет прямую связь с сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ), ожирением, сахарным диабетом и раком. Кроме того, ряд эпидемиологических исследований также показывает, что одни только ССЗ как в развивающихся, так и в развитых странах уносят больше жизней, чем любое другое заболевание в мире. Даже в России сердечно-сосудистые заболевания, такие как ишемическая болезнь сердца, являются основной причиной смертности. Именно поэтому мы уделяем основное внимание разработке функциональных продуктов, употребление которых может предотвратить развитие сердечно-сосудистых заболеваний, ожирения, а также способствовать улучшению состояния здоровья людей.

Кроме того, мы регулярно участвуем в многочисленных международных конференциях, чтобы отслеживать все современные тенденции в этой области. Проводим совместную работу со многими исследовательскими группами, которые также становятся нашими образовательными партнерами. Это позволяет нам обмениваться знаниями и идеями для запуска успешных проектов.

Как давно вы сотрудничаете со специалистами Университета ИТМО и как стало возможным организовать ваш курс здесь, в Петербурге?

Одним из преимуществ международных конференций является возможность познакомиться с учеными из разных университетов. Я встретился с исследователями Университета ИТМО на конференции, и после короткого разговора стало ясно, что у нас есть несколько программ, которые могли бы служить основой для образовательного обмена. Таким образом стало возможным приехать сюда, чтобы провести этот короткий курс. Пока мы не сотрудничали по линии исследований, но уже обменялись некоторыми идеями, которые проложат путь для будущего сотрудничества.

Во время моего курса я выделил несколько тем, связанных с разработкой функциональных продуктов питания. Я понял, что многие российские студенты также заинтересованы в разработке новых функциональных продуктов. Думаю, что в будущем они могут посетить наш университет, а некоторые из наших студентов — приехать в Университет ИТМО в рамках программ обмена.

Вы регулярно читаете лекции студентам из Индии и Тайваня. Отличается ли подход российских студентов к обучению от того, что вы видели раньше?

Да, я очень люблю преподавать, обучать людей. Знание для меня — огонь, которым нужно делиться с другими, иначе этот огонь погаснет внутри вас и не будет полезен другим.

У меня большой опыт обучения студентов в разных странах. Здесь я провел всего неделю, но отметил ряд особенностей, которые характерны для студентов в России. Например, некоторые стесняются задавать вопросы. Возможно, это происходит из-за языкового барьера, а может, просто потому, что я новый человек для них и им требуется время, чтобы привыкнуть.

Я не знаю, какой способ академического обучения принят в России, но мой класс был интерактивным. Я уверен, что только в диалоге ученики и учитель могут укрепить связь.

Одна из частей вашего курса посвящена инновациям в области питания. Какие основные аспекты вы затрагиваете?

Сейчас есть много направлений и подходов в этой области, но я концентрируюсь прежде всего на теме продовольственной безопасности и сохранении продуктов питания. Это важная проблема, которую сегодня изучают во многих странах Европы и Азии. У меня накопился опыт и багаж знаний в этих областях, ключевыми подходами я поделился со студентами.

Большинство людей принимают пищу и воду как должное. Но однажды в будущем мы остро почувствуем, что источник этих ресурсов исчерпан, и все мы будем бороться за еду, как за нефть сегодня. Поэтому я учу студентов разработке долгосрочного решения этой проблемы. В этом может помочь владение различными технологиями, которые позволяют нам контролировать расход воды, пищевых продуктов и энергии.

По разным оценкам, к середине столетия людей окажется больше 9 миллиардов и запросы возрастут еще больше. Сейчас в СМИ можно прочитать много прогнозов относительно того, какой будет «еда будущего». Ряд компаний уже сегодня пытаются наладить промышленное производство мясных продуктов, где нет мяса. Также среди альтернатив называют продукты, полученные из насекомых, например, из кузнечиков. Насколько это все реально?

Как вы сказали, в будущем большинство белковых добавок из мяса могут быть заменены на белковые продукты, получаемые из насекомых. И разумеется, сейчас большинство людей это абсолютно не приемлют. Даже если кто-то сейчас спросил бы меня, готов ли я есть кузнечиков, я поморщусь. Это нормально для человеческого восприятия. Но есть несколько стадий развития, и сейчас только начальная.

С другой стороны, их можно использовать для того, чтобы сделать порошок, протеиновую добавку. И когда вы будете потреблять такой продукт, вы даже не почувствуете изменения вкуса. Поэтому главная задача в том, чтобы люди не чувствовали, что продукты с такими добавками отличаются от привычных продуктов. То же касается и мяса, которое получают в лаборатории.

Повторюсь, мы только в начале пути. Но в будущем очевидно, что еда будет трансформироваться. При этом важно повышать ее качество при одновременном снижении использования энергии.

Но ведь многие люди, как вы уже отметили, очень консервативны и настороженно относятся к нововведениям в пищевой индустрии. Например, в России, как вы наверняка знаете, запрещены ГМО. Как в таком случае подготовить их к таким радикальным изменениям?

Безусловно, совсем непросто представить, что большинство людей смогут сразу принять их. Стереотипы очень сильны. И есть очень большая категория людей, которые мыслят консервативно. Важно объяснить такой аудитории необходимость изменений, преимущества, которые они получат, а также то, что это не является опасным для них. И безусловно, каждый ваш тезис должен сопровождаться доказательством.

Для этого необходимо задействовать разные каналы коммуникаций, в том числе СМИ играют в этом большую роль, так как их материалы направлены на широкую аудиторию. Исследования ученых, как правило, узкоспециальны, поэтому очень важно действовать в связке.

Вы также упомянули о теме сохранения еды. Еще несколько лет назад ООН обнародовала данные, согласно которым треть пищевых продуктов в мире выбрасывается. В последнее время в том числе в России становятся популярны различные общественные инициативы, которые призваны избежать этой проблемы. В данном случае я говорю о фудшеринге. Как вы относитесь к этой инициативе? Насколько это безопасно?

Я не могу сказать, что это однозначно хорошо или плохо. Это зависит от целого ряда факторов. Безусловно, вы должны быть уверены, что продукты, которыми вы делитесь, хорошего качества, вы знакомы со всеми ингредиентами, которые содержатся в их составе. Продуктивность этой инициативы зависит также от того, какие люди и организации ей занимаются и на чем они фокусируются.

Если продолжать тему, с одной стороны, пищевой безопасности, а с другой — сохранения еды, на кого прежде всего ложится ответственность за это — на государство, производителей продуктов питания?

Я думаю, что, во-первых, мы сами должны быть ответственны за то, что мы потребляем каждый день. Я готовлю для себя пищу, я подбираю ингредиенты и смотрю, хорошего они качества или нет. Например, условно, я покупаю молоко каждый день и я должен изучить его состав, посмотреть, нет ли там компонентов, на которые у меня аллергия. Это важно, потому что некоторые люди имеют серьезные проблемы, связанные с аллергическими реакциями. Для моего примера можно вспомнить о непереносимости лактозы. И, безусловно, люди, у которых есть такая особенность, должны быть уверены, что продукт, который они купили, не нанесет им вреда и должны обращать очень пристальное внимание на то, как маркируют продукты производители. Если вы не заботитесь о себе, тогда кто это сделает?

Во-вторых, важную роль в этом процессе играет государство. Оно должно разрабатывать нормативы, проводить политику регулирования, сертификации. Пищевая промышленность должна соблюдать все эти правила. Например, при покупке хлеба мы должны быть уверены, что пекарня имеет соответствующие сертификаты. Кроме того, представители контролирующих органов должны регулярно посещать предприятия пищевой промышленности, чтобы проверять качество продуктов питания. И наконец, должны проводиться просветительские программы по безопасности пищевых продуктов, направленные на обучение потребителей.

Также я хотел бы подчеркнуть важность темы сохранения пищи, которая в определенной степени связана с продовольственной безопасностью. С моей точки зрения, пищевые потери являются преступлением. Когда мы идем в буфет, то всегда наполняем наши тарелки множеством блюд, даже несмотря на то, что сможем съесть 10 или 20% от этого. Просто так работает человеческое мышление: я же за все заплатил. Поэтому необходимо учить людей сначала пробовать небольшую порцию. А потом, если им что-то из этого понравится, брать больше.

На мой взгляд, рестораны могут мотивировать людей снижать потери продуктов питания, предоставляя специальный подарок или купон на скидку для тех клиентов, которые полностью завершают порцию, не оставляя продукты и не тратя их впустую.

С другой стороны, для правительства хорошей идеей является создание механизмов, которые бы распределяли избыточную еду в кафе и ресторанах среди нуждающихся. Таким образом, мы также можем сократить количество пищевых отходов и сэкономить энергию.

Сегодня рынок функционального питания растет во всем мире, продолжится ли эта тенденция в будущем?

Я думаю, что у этого направления будет очень большое будущее. Сейчас оно очень популярно в странах Юго-Восточной Азии, а также в Европе. В России пока не так, но есть тенденция, что этот рынок будет расти глобально. Люди становятся более образованными, сейчас нет проблем с получением информации и с тем, чтобы следить за своим здоровьем, поэтому использование функционального питания и нутрицевтиков, безусловно, будет расти с каждым днем.

Основным преимуществом нутрицевтиков и функциональных продуктов питания является то, что они основаны на натуральных продуктах. Следовательно, они лишены побочных эффектов, а также являются лишь добавкой, улучшающей состояние здоровья, но не могут использоваться для лечения различных заболеваний. Однако они могут прописываться с другими стандартными препаратами.

Функциональные продукты питания и нутрицевтики требуют длительного времени, чтобы продемонстрировать свой положительный эффект, однако они обладают устойчивым эффектом для здоровья по сравнению с фармакологическими препаратами. Профилактика лучше лечения: функциональное питание и нутрицевтики помогают бороться с болезнями путем улучшения состояния здоровья.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба