Синтетические популяции, гастрономический забег и погружение в культуру — доцент Василий Леоненко о работе в США по программе Фулбрайта

Больше полугода доцент кафедры высокопроизводительных вычислений Василий Леоненко провел в США по программе Фулбрайта. Здесь, в Дареме, штат Северная Каролина, он работал над детализацией модели динамики гриппа для Петербурга совместно со специалистами RTI International — одной из крупных научно-исследовательских организаций США, специализирующейся на работе с синтетическими популяциями. Параллельно он успел посетить несколько городов и даже побыть волонтером на гастрономическом забеге. Об особенностях работы в США и о том, почему американцы знают о России больше, чем нам кажется, он рассказал в интервью ITMO.NEWS.

Василий Леоненко

Почему вы решили отправиться в США именно по программе Фулбрайта?

В США работает мой знакомый, исследователь Георгий Бобашёв, с которым уже давно назрела идея о совместной работе и написании статьи. Когда я думал о возможностях, которые позволят организовать такую работу, вспомнил об этой программе. В результате мы решили подать документы на конкурс. Написали заявку и нам ее одобрили.

Главным условием подачи заявки является представление собственного проекта. Расскажите, пожалуйста, подробнее об исследовании, которое вы планировали выполнять в США?

Я работаю с моделями динамики гриппа. Георгий Бобашёв также около десяти лет назад работал над этой темой совместно с нашим НИИ гриппа. Но тогда наладить работу не получилось, процесс шел медленно. Он уже на тот момент находился в Штатах, а работать над такими проектами дистанционно довольно сложно, поэтому он приостановил его. Мы решили, что Университет ИТМО сможет стать важным связующим звеном между НИИ гриппа и RTI International, где работает Георгий, и обеспечить продолжение работы над проектом.

RTI International — это крупная научно-исследовательская организация в США, одной из продуктов которой являются так называемые синтетические популяции. Грубо говоря, это искусственно сгенерированная перепись населения, не привязанная к реальным людям. Использование для исследований самих переписей противоречит закону о защите персональных данных, поэтому возникает необходимость заменять их синтетическим эквивалентом. По всем кумулятивным характеристикам и вероятностным распределениям синтетическая популяция соответствует реальной, при этом она не содержит приватной информации, что позволяет использовать её в научных исследованиях.

Сотрудники RTI International, справа - Георгий Бобашёв. Источник: сайт RTI International
Сотрудники RTI International, справа - Георгий Бобашёв. Источник: сайт RTI International

Наша идея состояла в том, чтобы перенять от RTI International технологию генерации синтетических популяций (у специалистов компании уже есть большая коллекция этих популяций как для регионов США, так и для других стран мира) и сделать аналогичную популяцию для Петербурга. После этого мы хотели использовать её в качестве исходных данных для детализированной модели динамики гриппа. Результаты моделирования мы собирались сравнить с аналогичными, которые мы уже получили на более простых моделях.

В идеале мы хотели продемонстрировать, что использование более детальных моделей даёт положительный эффект. Ведь когда мы представляем население в упрощённом виде, например, как совокупность нескольких возрастных групп, то мы теряем очень много важной информации, которая влияет на динамику гриппа. Например, мы не сможем понять, в каких местах бывает каждый из индивидов в течение дня, а значит, кого именно он сможет заразить. Детализированные модели позволяют описать распространение инфекций более реалистично и увидеть, кто, где и от чего заболевает. То есть в общем и целом получить более конкретные результаты. Конечно, при условии корректных исходных данных.

Вы провели в США более полугода, успели побывать в нескольких городах. Как строилась ваша работа?

По правилам программы Fulbright Visiting Scholar участник может поехать в США на срок от трёх до шести месяцев. Он сам может решить, сколько времени ему необходимо для завершения работы. В моём случае срок проекта составил полгода. Кроме того, виза J-1, которая оформляется участниками программы, позволяет приехать в страну за месяц до начала проекта и уехать в течение месяца после его окончания. Это дополнительное время не оплачивается из средств программы. Предполагается, что исследователь может потратить его на обустройство на новом месте или на путешествия по США.

Кампус RTI International, Источник: архив автора
Кампус RTI International, Источник: архив автора

У моих друзей, следящих за моими новостями в социальных сетях, сложилось впечатление, что я много ездил по стране. Немного попутешествовать действительно удалось – в праздники и выходные дни. В остальное время я всё же находился в Северной Каролине, работая над проектом. Моим основным собеседником был, конечно, мой руководитель проекта Георгий Бобашёв, но, помимо этого, я общался и с другими специалистами Center for Data Science – это отдел RTI International, к которому я был приписан. Также я помогал аспирантке Георгия из NC State University выполнить проект, также связанный с синтетическими популяциями.

В RTI International создан большой научный задел по многим направлениям. У меня была возможность поучаствовать в семинарах, послушать, какие проблемы решают другие научные группы, перенять некоторые методы работы. Поэтому думаю, что выбор организации для стажировки был сделан правильно.

Каких результатов удалось достичь в итоге?

По результатам работы мы уже отправили одну статью в журнал с достаточно хорошим рейтингом цитируемости, сейчас она находится на рецензировании. По итогам упомянутой выше работы с аспиранткой NC State мы подготовили тезисы на вашингтонскую конференцию SBP-BRiMS 2018, в которых я выступил в качестве соавтора. Нам удалось получить первое место на конкурсе докладов в нашей секции,  и сейчас на базе этого материала мы готовим ещё одну статью. Есть еще наработки на пару статей, которые, как я надеюсь, удастся отправить в журналы к концу года.

А как результаты, которые вы получили, могут быть применимы в дальнейшем с практической точки зрения?

Для моделирования нужны данные. Детализированные модели, понятное дело, нуждаются в детальных данных. В случае с моделированием для Петербурга, те исходные массивы данных, которые доступны на сегодняшний момент, часто разрознены и не согласованы друг с другом. Поэтому получается: если вы хотите сделать детальную модель любого процесса, связанного с перемещением и взаимодействием людей в городе — это та же динамика эпидемий гриппа, или распространение информации, или транспортная мобильность, — в первую очередь вам понадобится собрать из этих отдельных массивов описание популяции. Каждая научная группа вынуждена это делать заново, независимо от других людей, и тем самым выполнять лишнюю работу. Но если в открытом доступе есть готовая синтетическая популяция, причем с хорошим описанием, статистическим обоснованием ее соответствия реальному населению Санкт-Петербурга, детальными ссылками на источники исходных данных, то любой исследователь может взять эту популяцию и использовать ее в своей деятельности.

Дарем, Источник: архив автора
Дарем, Источник: архив автора

В этом и заключается подход RTI International. Специалисты этой компании собирают синтетические популяции, выкладывают их в открытый доступ и позволяют научным работникам использовать их для своих моделей. На данный момент у меня готов черновой вариант такой популяции для Петербурга, и работа над ее детализацией продолжается. В ближайшее время мы с коллегами из Института дизайна и урбанистики хотим обсудить применимость этой популяции для решения задач городского планирования.

На протяжении всей поездки вы вели блог, где с самого начала указали, что вашей целью, помимо научных результатов, является попытка максимально прочувствовать и понять жизнь в США.

Стоит отметить, что программа Фулбрайта, помимо научного, предполагает и активное культурное взаимодействие. Сотрудники московского офиса даже рассказывали мне такую историю: к ним пришла заявка с безупречным с научной точки зрения проектом, но при этом было непонятно, как человек намерен действовать в культурном плане, и в результате заявку отклонили.

Это, можно сказать, одно из требований американской стороны — мы не только должны успешно завершить исследование, но и познакомиться со страной, а также дать возможность американцам узнать о нашей культуре. Поэтому все мои наблюдения — это тоже своего рода часть проекта.

Василий Леоненко в Нью-Йорке, Источник: архив автора
Василий Леоненко в Нью-Йорке, Источник: архив автора

Что было для вас самым неожиданным открытием во время поездки?

Если говорить о развенчании мифов, интересным моментом лично для меня стало то, что американцы знают о России, возможно, больше, чем об этом думают у нас. Я видел достаточно много людей, которые участвуют в тех или иных проектах, связанных с Россией и странами бывшего СССР. Кроме того, со стороны США выделяется довольно большое количество грантов на посещение и работу в нашей стране. Например, я встретил людей, которые какое-то время работали в Сибири учителями. Еще один человек, с которым я познакомился, три года работал в Бишкеке в Корпусе мира.

Ещё мне понравилось, что у жителей США достаточно трепетное отношение к своей малой родине. Несмотря на то, что они очень много перемещаются по стране — проводят детство в одном месте, учатся в колледже в другом и так далее — у них очень силен локальный патриотизм. Люди, которые остаются в определенном месте или особенно те, кто там родился, очень его ценят, активно занимаются его улучшением, всевозможными локальными общественными проектами.

Получили вы и уникальный опыт. Например, даже поучаствовали как волонтер в гастрономическом забеге — довольно-таки необычном для нас состязании. Как это произошло?

Если судить по фильмам, то гастрономические забеги – это одно из популярных видов развлечений в США. Мне же этот вид досуга был совершенно непонятен. Было любопытно поучаствовать в таком мероприятии и выяснить, что же американцы в нём находят. Кроме того, поиском волонтёров занималась одна моя северокаролинская знакомая, которая в своё время мне очень помогла устроиться в Дареме, поэтому я захотел помочь ей в ответ.

Как все выглядит на месте? Главным организатором мероприятия является местный клуб велосипедистов под названием Durham Bike Co-op — волонтёрская организация, которая бесплатно рассказывает людям о том, как следить за своими велосипедами, и пропагандирует велокультуру. Cпонсорами выступают местные рестораны, которые предоставляют еду для забега .

Гастрономический забег Doughman Х, Источник: сайт забега
Гастрономический забег Doughman Х, Источник: сайт забега

Сами соревнования — это эстафета, где на каждом этапе член вашей команды сначала должен съесть, что ему предложат, а потом пробежать или проехать на велосипеде определенную дистанцию. Причем съесть надо все, это контролируется. Как волонтер я как раз следил, чтобы участники закончили свою трапезу, прежде чем выходить на дистанцию. Чтобы выделить свою команду и привнести атмосферу праздника, конкурсанты надевают смешные костюмы.

Забавно было встретить на забеге самого мэра Дарема с командой под названием «Мэр и его друзья». Если честно, мне сложно представить, что такие виды развлечений смогут стать популярны в России. С другой стороны, мир глобализируется, и кто знает, как изменятся вкусы людей через несколько лет.

Если все-таки вернуться к работе. Насколько рабочий процесс там отличается от того, что вы делаете в России?

Первое, что бросается в глаза, — это распорядок дня. В RTI International люди начинают работать очень рано, но при этом достаточно рано заканчивают. В районе 5:00 — 5:30 вечера в здании института обычно уже никого нет, кроме уборщиков. Но зато уже в 7 утра жизнь кипит, работает столовая, сотрудники завтракают, не отрываясь от своих ноутбуков. Возможно, такой график – наследие того времени, когда Северная Каролина была сельскохозяйственным штатом. Не исключено, что в южных штатах приезжать на работу рано утром просто комфортнее, потому что на улице не так жарко. Тем не менее, похоже, что раннее начало рабочего дня характерно для США в целом, по крайней мере, у меня сложилось такое ощущение.

Вам сложно было перестроиться? Все-таки в Петербурге редко кто начинает работать в семь утра.

Нет, на самом деле я давно мечтал научиться рано вставать. Мой научный руководитель по диссертации с ранней молодости встает каждый день в 5:45 утра. В США я наконец-то смог попробовать на себе такой график.

Бейдж временного посетителя RTI International
Бейдж временного посетителя RTI International

Что касается работы как таковой, в США карьера занимала ключевое место в жизни, особенно это характерно для старших поколений. Если человек подписал трудовой контракт, то он выкладывается на сто процентов, чтобы эффективно выполнять свои обязанности. В научных организациях, таких как RTI International, обстановка более неформальная и субординация не такая строгая, как в коммерческих предприятиях. Однако в любом случае мониторинг рабочих процессов поставлен достаточно серьезно.

Например, каждый сотрудник работает по нескольким проектам и у него есть конкретное оплаченное число часов по каждому из них. Исследователь должен заполнять формы в специальной электронной системе, сообщая, сколько часов по какому проекту он сегодня отработал. Суммарное количество отработанных им часов должно совпасть с тем временем, которое ему было отведено на этот проект. Не может быть такого, что финансирование работнику идёт на одно исследование, сотрудник занимался другим исследованием, а прописал в системе, что делал третье.

Оригинальным способом стимулируется интерес подразделений в найме результативных сотрудников: если какое-то подразделение организации принимает нового человека, то оно платит за предоставление рабочего места для него головной структуре. Наконец, одним из KPI сотрудника является показатель, сколько он выигрывает проектов и сколько денег в итоге приносит компании.

Планируете ли вы в перспективе вернуться в США, чтобы продолжить работу над исследованием или поработать над другими проектами?

Одна из идей, которая возникла у меня и Георгия Бобашёва, — попробовать наладить сотрудничество между Университетом ИТМО и RTI International. У них есть много научных компетенций, которые пригодились бы нам, особенно те, что касаются процесса обработки данных опросов. А у нас есть компетенции, задачи и проекты, в которых интересно было бы поучаствовать их специалистам. Сейчас мы прорабатываем варианты, как можно оформить эти отношения, чтобы в перспективе организовать различные форматы сотрудничества, например, обмен студентами и сотрудниками, стажировки, совместную проектную работу. И мне кажется, в этом направлении есть большие перспективы.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба