Анализ данных и научный подход: как новые технологии меняют нефтяной сектор

Сегодня с помощью машинного обучения компании могут, например, найти выгодное расположение новой точки продаж, оптимизировать закупки и повысить эффективность сотрудников. Искусственный интеллект подскажет, как правильно работать с клиентом, удержать его и повысить уровень лояльности. Но наряду с ритейлерами или финтех-компаниями одним из лидеров по количеству проектов на базе новых технологий является ТЭК. В условиях четвертой промышленной революции нефтяные компании уже не могут работать по старым правилам, уверен Павел Сорокин, руководитель направления по взаимодействию с вузами управления по работе с персоналом Научно-технического центра компании «Газпром нефть». На лекции в Университете ИТМО он рассказал о том, как меняется современная промышленность, какие специалисты нужны нефтяному сектору и почему компании сегодня делают ставку на фундаментальное образование и сотрудничество с ведущими вузами России.

Научно-технический центр компании «Газпром нефть». Источник: ntc.gazprom-neft.ru

В настоящее время существует несколько главных трендов, которые перестраивают современную мировую промышленность. Во-первых, уже сегодня на рынок труда начинают заходить люди, которые родились в цифровую эпоху. Если для старшего поколения смартфон — это новшество, к которому оно адаптировалось, то современные специалисты, начинающие карьеру сегодня, родились и взрослели среди устройств, которые позволяют быстро усваивать информацию и эффективно применять ее в последующей работе. Умение быстро доставать информацию — это именно то качество, которое позволяет перестроить современный бизнес.

Еще один тренд — это четвертая промышленная революция. Сегодня цифровизация активно входит в промышленность. Безусловно, это касается не только нефтяной отрасли. Такие технологии, как Big Data, автономные роботы, облачные технологии, 3D-печать и другие, меняют абсолютно все сферы жизни.

Почему нефтяной сектор уже не может работать по-старому?

Долгое время представление о нефтяной промышленности было достаточно простым: нефтяной сектор попросту не связывали с высокотехнологичной отраслью. Но все это закончилось примерно в начале нулевых. Советское наследие в виде крупных месторождений, которые были открыты в 50-х годах, перешло на позднюю стадию разработки. Компаниям пришлось работать с теми проектами, которые, как предполагалось в прошлые десятилетия, могут быть рентабельны.

Газпром. Источник: financialtribune.com
Газпром. Источник: financialtribune.com

Но сейчас мы работаем с месторождениями, которые в советскую эпоху считались нерентабельными в принципе. Представьте себе типичное месторождение 50-х годов. Оно позволяло достаточно легко отдавать нефть, потому что имело высокую проницаемость, геология была простая и, кроме того, тогда было много запасов. Как выглядит типичное современное месторождение, с которым мы работаем? Запасов мало, нефть просто так порода не отдает, мы работаем в достаточно суровых климато-географических условиях, наконец, месторождения удалены от инфраструктуры.

Когда мы понимаем, что месторождение небольшое и находится где-то вдали от инфраструктуры или, например, вообще располагается на шельфе, мы видим, что только обустройство этого месторождения делает всю работу убыточной. Поэтому нам необходимо найти те альтернативы, которые позволят работать в такой ситуации по-другому.

Для решения этой проблемы наша компания определила несколько ключевых направлений, в которых нам нужно достичь результатов, чтобы вывести такие сложные месторождения на точку рентабельности. Также мы определили для себя ключевые инструменты, благодаря которым мы можем этого достичь.

Это прежде всего три инструмента: Science Engineering, который предполагает использование фундаментальных наук для поиска решений, Data Science — работа с большими данными, а также управление знаниями — Knowledge Management.

Science Engineering

Каких показателей позволило нам достичь использование новых технологий? Для примера возьмем месторождение «Газпромнефть-Ноябрьскнефтегаз» в Ямало-Ненецком автономном округе. Это типичное месторождение 50-х годов прошлого века, ранее крупное, но на сегодняшний момент не дающее таких же результатов, как в начале своей разработки. Сегодня нефть становится все сложнее добывать, а рентабельность месторождений падает. Но в 2013 году за счет использования высокотехнологических скважин мы смогли начать освоение ресурсов, эффективная разработка которых еще достаточно недавно казалось невозможной.

Science Engineering. Источник: ntnu.edu
Science Engineering. Источник: ntnu.edu

Этот случай — не редкий, но очень знаковый — показывает эффективность использования новых инструментов в рамках направления Science Engineering. Что оно означает? Объединив два понятия — «наука» и «инженерное дело» — мы определяем его смысл как погружение в сам процесс, происходящий внутри пласта, его моделирование и решение уже не просто инженерной, а наукоемкой задачи с помощью фундаментальных наук.

Как это может выглядеть на практике? В качестве примера можно привести такой способ, как гидроразрыв пласта, когда мы закачиваем в нашу скважину жидкость и под сильным давлением начинаем разрывать породу, создавая трещины. По ним нефти легче притекать к скважине. Но проблема в том, что внизу порода испытывает на себе влияние очень многих факторов, поэтому мы не знаем наверняка, как будет себя вести эта трещина. И предсказание этого процесса представляет собой достаточно нетривиальную задачу.

Для этого нужно создать дизайн трещины, проконтролировать процесс гидроразрыва и проанализировать результаты. Это довольно укрупненные задачи и зачастую, когда мы работаем со сложными породами и месторождениями, нам недостаточно смотреть на этот процесс только на таком уровне. Приходится углубляться в его физическую составляющую и искать возможности оптимизации на уровне фундаментальных принципов — смотреть на механику пористой среды, механику трещин, характер притока, химический состав жидкости ГРП.

Именно поэтому в нашей компании работает много физиков, математиков и химиков. Они находят свою специализацию уже у нас, на примере конкретных прикладных задач. Но они изначально обладают очень сильной фундаментальной базой, которая позволяет им решать задачи в различных направлениях.

Data Science

Другая проблема, с которой промышленность сталкивается в связи с четвертой промышленной революцией: огромное количество новых приборов порождает большое количество данных. Эффективно анализировать эту информацию сложно. Человеческий мозг в принципе уже не может обрабатывать такое количество вводных, поэтому необходимо развивать технологии искусственного интеллекта и технологии работы с большими данными. В ином случае мы попросту можем не увидеть какие-то зависимости, которые позволят нам подобрать нужную технологию, воздействовать на необходимый параметр, чтобы получить необходимый нам результат.

Научно-технический центр компании «Газпром нефть». Источник: ntc.gazprom-neft.ru
Научно-технический центр компании «Газпром нефть». Источник: ntc.gazprom-neft.ru

Именно поэтому мы также развиваем второе направление, которое связано с работой с большими данными. У нас работают IT-специалисты, которые глубоко разбираются в математике, в аналитике.

Но в то же время мы ждем от наших специалистов глубинного понимания тех процессов, с которыми они работают. Классический подход, когда программист пишет программы и не разбирается в том, с чем он сталкивается, не работает. Работает принцип, основанный на партнерстве, когда, условно, физик или математик приносит программисту данные и просит написать программу, а IT-специалист понимает, что должно получиться на выходе и как можно оптимизировать процесс в рамках кода.

Кроме того, даже подбирая сотрудников, специализирующихся на IT, мы собеседуем их комплексно: с ними разговаривают как профессионалы предметной сферы, так и специалисты из департамента, занимающегося Science Engineering.

Таким образом, основными трендами, которые сегодня уже меняют нефтяные компании, являются цифровизация, фокус на фундаментальные науки, использование мощностей вузов, потому что мы как компания-оператор не можем самостоятельно решить фундаментальные задачи, мы не являемся центром компетенций, каким являются научные организации, вузы и инновационные предприятия.

Кроме того, в России актуальной тенденцией является импортозамещение, что дает нам хороший разгон для развития своих специалистов и постановки наукоемких задач.

И наконец меняются подходы к управлению: сейчас мы делаем фокус на быстрый запуск и модульность проектов. Эти подходы мы берем из IT-сферы, например, тот же подход к управлению, который называется Agile. Таким образом контроль осуществляется не по старым правилам, как это было принято раньше, по каким-либо стандартам, он идет в реальном времени, с использованием той аналитики, которую мы получаем. Все это меняет и нашу корпоративную культуру.

Какие специалисты нужны сегодня промышленности?

Обобщая эти тренды, можно составить, своего рода, портрет инженера XXI века, которого ищет современная промышленность. Интересно, что сегодня в фокусе нашего внимания те hard skills, технические компетенции, которые не связаны с геологией, разработкой месторождений. Наиболее востребованными являются компетенции, которые могут быть применимы в любой отрасли.

Я делю их на три больших блока. Во-первых, это фундаментальные науки, которые помогут решать задачи с помощью Science Engineering, работать с неопределенностями.

Во-вторых, языки программирования. Помните, в нулевых годах все работодатели требовали знание английского языка? Ожидалось, что, если кандидат владеет иностранным языком, он сможет добиться успеха, потому как будет первым получать информацию, появляющуюся прежде всего на международном рынке, читать литературу, которую еще не перевели. Но сейчас самым востребованным языком является не английский, а язык программирования Python.

Во всех сферах, даже в административной, преимуществом для кандидата является умение программировать и решать с помощью информационных технологий рутинные задачи. Люди, которые занимаются выполнением рутинных задач, не ценятся, ценятся люди, которые способны работать со сложными вызовами и менять подходы к работе, чтобы добиться наибольшей эффективности.

Павел Сорокин
Павел Сорокин

Soft skills — это те навыки, которые прочно входят в корпоративную культуру предприятий. Это личностные компетенции, наличие которых позволяет встраиваться в любую среду и достигать синергии при работе в команде. Когда в нашей компании проводится собеседование, с кандидатом всегда разговаривают два человека. Один — представитель экспертной ветки, другой — линейный руководитель. Эксперта интересует уровень технических компетенций, линейный руководитель, в свою очередь, должен понимать, насколько вы сможете встроиться в команду. Задачи больше не решаются этакими ковбоями-одиночками, важно работать эффективно сообща.

Почему нефтяные компании заинтересованы в сотрудничестве с вузами

Промышленность и бизнес меняется. Именно поэтому сегодня компании как никогда заинтересованы в сотрудничестве с вузами. Но как вузу и особенно студентам в этом контексте становиться ближе к компаниям, к реальному бизнесу и его тенденциям? Прежде всего — решать эти же проблемы уже во время обучения, например, в своих диссертационных работах, реагировать на основные запросы отрасли и двигаться в той тематике, в которой движутся сегодня все крупные компании. Такое наращивание компетенций для решения задач позволит быть востребованным как самому студенту, так и вузу в целом в нефтяной индустрии.

Во всей структуре «Газпрома» принята концепция школа — вуз — компания. У нас есть ряд магистерских программ, которые создает наша компания совместно с вузами. Уже потом, попадая в нашу компанию, выпускники вузов становятся частью программы «Молодые специалисты», в дальнейшем сотрудники имеют возможность развиваться по нескольким траекториям.

Стоит отметить, что в свое время, когда российская система образования перешла на систему, предусматривающую обучение в бакалавриате и магистратуре, мы получили достаточно хорошую ситуацию, при которой в бакалавриате студенты могут получить хорошие фундаментальные знания, а потом, уже в магистратуре, научиться применять их в конкретной предметной области. На наши магистерские программы достаточно тяжело попасть выпускнику бакалавриата по нефтегазовому делу. Прежде всего потому, что в качестве входных требований мы устанавливаем хорошее знание фундаментальных наук или программирования.

Научно-технический центр компании «Газпром нефть». Источник: ntc.gazprom-neft.ru
Научно-технический центр компании «Газпром нефть». Источник: ntc.gazprom-neft.ru

С Университетом ИТМО сейчас проводится большое количество встреч, где мы обсуждаем возможности применения компетенций вуза в нефтегазовом секторе. Безусловно, мы заинтересованы в сильных специалистах, которые работают в области больших данных, машинного обучения и применения нейронных сетей для решения различного круга задач. И в этой связи мы заинтересованы в сотрудничестве с университетом, который обеспечивает высокий уровень подготовки таких специалистов.

Мы уже заключили соглашение о сотрудничестве, которое в будущем позволит нам вести активную работу, в том числе по организации различного рода стажировок. Кроме того, сейчас Университет ИТМО начал реализацию проекта, предполагающего строительство нового научного, образовательного и инновационного центра на юге Санкт-Петербурга «ИТМО Хайпарк». Мы также хотим сотрудничать в данном направлении.

«Газпром нефть»нефтяная компания, основные виды деятельности которой — разведка и разработка месторождений нефти и газа, нефтепереработка, а также производство и сбыт нефтепродуктов. По объему добычи и переработки нефти «Газпром нефть» входит в тройку крупнейших компаний России. В структуру компании входят более 70 нефтедобывающих, нефтеперерабатывающих и сбытовых предприятий в России, странах ближнего и дальнего зарубежья.

Решением задач повышения эффективности разработки месторождений занимается Научно-технический центр «Газпром нефти» («Газпромнефть НТЦ»). НТЦ обеспечивает аналитическую, методическую и научно-техническую поддержку процессов разведки и добычи нефти, а также занимается внедрением новых технологий и проектных решений на месторождениях компании.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба