Google-фото пика ИТМО (стрелка) с юга

Команда альпинистов из Петербурга покорила новую вершину на Памире и назвала ее «пик Университета ИТМО»

Профессор кафедры лазерных технологий и систем Университета ИТМО Вадим Вейко, занимающийся альпинизмом более 50 лет, и выпускник вуза, инженер, а также тренер секции скалолазания Алексей Оруджев этим летом совершили восхождение на новую вершину на Памире высотой 4729 метров над уровнем моря. Ранее безымянная гора недалеко от пика Ленина, одного из самых известных семитысячников горной системы Памира, теперь носит название «пик Университета ИТМО». О деталях путешествия и неклассических маршрутах, местах, куда можно добраться только на лошадях, и о том, почему между лазерами и вулканами на самом деле много общего, Вадим Вейко рассказал в интервью ITMO.NEWS.

Проект «Пик Университета ИТМО» родился еще три года назад, тогда же Вы в составе экспедиции отправились в первое путешествие, которое явилось, своего рода, разведкой ситуации перед восхождением на вершину.

В феврале 2015 года, на очередной тренировке по скалолазанию на скалодроме университета, мне вдруг пришла шальная мысль: а почему, собственно, нет вершины имени Университета ИТМО? И не пройти ли нам такую гору? Я поделился этой мыслью с Алексеем Оруджевым — тренером нашей секции скалолазания, давним другом моего сына и моим, который поддержал идею. А потом задумался всерьез, в результате чего появился трехлетний проект поиска и первовосхождения на вершину, на которой никто не бывал и которой можно назвать в честь нашего вуза.

Основными критериями выбора района и объекта первовосхождения стали высота вершины, сложность маршрута, а также доступность района восхождения. В легкодоступных районах сколько-нибудь значимых не пройденных вершин не осталось. Так что пришлось смириться с тем, что район будет труднодоступен. Кроме того, вершина должна была быть достаточно заметной и красивой, а ее высота — находиться в диапазоне от 4000 до 5000 метров. Таким образом, выбор пал на район Памиро-Алая, горную систему на юго-востоке Центральной Азии.

В 2015 году наша команда предприняла экспедицию на Памиро–Алай и нашла гору, которая удовлетворяла всем нашим критериям, но тогда мы смогли зайти только на «плечо» вершины высотой 4506 метров. Из-за ряда проблем мы вынуждены были взять паузу и отложить восхождение. Но нельзя сказать, что первый этап завершился неудачей: мы нашли вершину, красивую и достойную по высоте и трудности, а также разведали путь и познакомились с местным населением. Восхождение мы планировали продолжить в прошлом году, но мой напарник Алексей на тренировке по скалолазанию повредил связки. Это было как раз перед летом, когда у нас уже были куплены билеты. В итоге в прошлом году мы не смогли поехать и отложили путешествие на лето 2017 года.

В этом году состав команды сильно поменялся?

В этот раз на Памир отправились четыре человека: кроме меня, Алексей Оруджев, а также Игорь Кананыхин – инженер центра «Руссар», хороший спортсмен и потомственный специалист по сборке оптических приборов, и еще одна сильная спортсменка, член нашего спортклуба Наталья Австрикова.

Обсуждение экспедиции перед отъездом
Обсуждение экспедиции перед отъездом

Трое человек из этого состава были в экспедиции 2015 года, состоявшей из альпинистов и группы туристов. У туристов планы поменялись, а наша тройка как раз смогла продолжить путешествие. Но три человека — не лучший вариант, оптимальнее формировать четверку — две «двойки». Мы планировали, что наша «двойка» (я и Алексей Оруджев) вылетят раньше и сходят по максимуму, а Игорь с Натальей прибудут через неделю и повторят наш путь.

Мы прибыли на место 14 июля, а они должны были на неделю позже. Без проблем не обошлось: их самолет в назначенное время вырулил на взлетную полосу, но потом у него обнаружилась течь фреона, поэтому в последний момент вылет был отложен. В итоге они опоздали еще на три дня. Мы к тому времени уже закончили разведку, и образовалось «окно» в погоде, ждать мы больше не могли. Поэтому решено было идти вдвоем. Мы вышли, а они приехали в лагерь на следующий день после нашего выхода и наблюдали за нами.

В остальном подготовка к путешествию этого года прошла без проблем?

Был еще один интересный момент. Чтобы рядом с пиком Ленина найти еще не пройденные вершины, необходимо заехать на место, на так называемую Луковую поляну, но с другого берега реки Ачик-Таш. Это большая горная река, вытекающая из двенадцатикилометрового ледника Ленина, одного из самых больших ледников региона. Река с крутыми осыпными берегами и мощным течением. Не везде была возможность не то чтобы переправиться, даже к воде подойти. В прошлый раз, два года назад, мы уже переправлялись и это было крайне непросто. Моста там не было, и мы наводили собственную веревочную переправу, которую в итоге срезала одна семья из местных жителей. Возникла очень неприятная ситуация: как выяснилось позже, нашей веревкой с маркировкой ИТМО (они даже ее не убрали) воры привязали своих коней. Мы нашли их и все-таки добились того, чтобы они возместили ущерб и переправили нас на другой берег. Оказалось, что эта история получила продолжение: во-первых, эту семью местные жители все-таки выселили, больше они в том районе не живут, во-вторых, на месте нашей переправы они построили мост.

Google-фото пика ИТМО (стрелка) с юга
Google-фото пика ИТМО (стрелка) с юга

В этом году мы тоже поехали не туда, куда заезжают на пик Ленина все альпинисты. Мы отправились на другой берег реки, куда можно попасть только на лошадях с местными жителями. И у нас такой знакомый был. Мы стали связываться с ним заранее, еще в конце мая-в июне но дозвониться никак не могли. И в какой-то момент я решил отправить ему телеграмму. Причем, даже толком не зная, как его зовут. Я помнил, что он Амид из поселка, поэтому в телеграмме так и написал: Кыргызстан, Ошская область, поселок Сары-Могол, Амиду. Даже имя, как выяснилось, написал неправильно, нужно было «Аамид».

Мне сказали, что там, куда я хочу направить телеграмму, нет ни почты, ни телеграфа. Поэтому сначала телеграмма придет в Ош, областной центр, где ее распечатают и повезут на машине в Сары-Могол, а уже на летние пастбища, где он скорее всего и находится, доставят на лошади. И вот, через несколько дней, сидя на ученом совете, я слышу звонок от Аамида. Он получил телеграмму, связался со мной, мы все обговорили и потом без проблем заехали на место. Это был первый хороший знак перед нашим путешествием.

Как складывалось само путешествие и сколько дней заняло восхождение?

Мы с Алексеем вылетели из Петербурга и 15 июля были уже в Оше. Сходили с утра на рынок, купили продукты (везти с собой невозможно), а потом поехали до Сары-Могола, где Аамид встретил нас с лошадьми.

Аамид на пастбище
Аамид на пастбище

Первые дни заняла разведка. У нас не было цели выбирать самый сложный маршрут — при первовосхождении так никогда не делается, сначала гору открывают, а потом уже усложняют маршрут. Но, с другой стороны, мы не хотели, чтобы маршрут был слишком тривиальным.

Нашей целью была вершина (точка на карте высотой 4729 метров над уровнем моря) не очень далеко от пика Ленина, около 10 километров. Сначала у меня была идея зайти с юга, так как северный район мы знали достаточно хорошо — на самом пике Ленина я, кстати, был ровно 50 лет назад, в 1967 году, потом еще пару раз был в том же районе. С юга не должно было быть столько снега и льда, поэтому мы хотели посмотреть этот путь. Но в итоге, разведав ситуацию, поняли, что с юга идти неинтересно, но при возникновении какой-либо аварийной ситуации этот маршрут может оказаться вполне подходящим для спуска.

Зато оказался очень интересным путь с севера, но не по Северо–Восточному, как в экспедиции 2015 года, а по Западному гребню Северной стены. Проведя разведку Западного гребня, в том числе отыскав выход на маршрут, мы вернулись в базовый лагерь на стоянке Аамида.

Юрта в базовом лагере и сыновья Аамида – будущие студенты Университета ИТМО, на дальнем плане - пик Ленина
Юрта в базовом лагере и сыновья Аамида – будущие студенты Университета ИТМО, на дальнем плане - пик Ленина

В целом, разведка заняла у нас примерно 5 дней, первый заход с юга —  день, второй заход с юга — два дня, затем — с севера, еще два дня.

Потом был день отдыха, он совпал с праздником «козлодрания» в Алайской долине («задери козу» – две команды всадников сражаются за тушу козы, до которой надо первым добраться и забросить ее в круг в центре большого поля – это считается соревнованием для настоящих мужчин).

Туда собираются все чабаны, много разных соревнований, готовят плов, шашлык, дым–дому – мясо с овощами —  и многое другое.

Момент соревнований
Момент соревнований

Погода благоволила вам в течение всего путешествия?

Я считаю, что с погодой нам сильно повезло. Для того, кто привык, ее можно назвать хорошей (когда небольшой дождик идет к концу солнечного дня). Правда, когда мы уже собрались выходить на восхождение, полил очень сильный дождь, мы даже заволновались, не сломалась ли погода. Выход пришлось отложить. Мы дополнительно узнали прогноз, оказалось, что 24, 25, 26 июля ожидается «окна» погоды и дождя не будет. Хорошая погода, кстати, стояла почти до конца месяца. В итоге все сложилось очень удачно, проблем во время восхождения не было. Наверно, сыграл роль тот факт, что мы очень долго готовились — и слева, и справа «обхаживали» эту гору. В результате выбранный путь оказался правильным. После всех приготовлений, узнав прогноз погоды в лагере, мы вышли на три дня, в первый день дошли до штурмового лагеря, на второй день совершили восхождение, путь занял у нас девять с половиной часов, а на третий день уже вернулись.

Впереди еще написание отчета и регистрация восхождения. А каким образом вы подтвердили свое достижение на месте? Ведь альпинисты всегда устраивают всевозможные ритуалы уже на вершине горы.

Стоит отметить, что на самом деле пик Университета ИТМО оказался не просто горой, а отдельным гребнем - своего рода горной системой.

Google-фотография маршрута экспедиции
Google-фотография маршрута экспедиции

Там есть Восточная вершина, а есть Западная, и от них отходят мощные гребни. И в этом есть определенный смысл - Университет ИТМО тоже обращен на восток и на запад.

А ритуалы, безусловно, есть. Во-первых, на вершине складывается тур (сооружение из камней), а в этот тур закладывается капсула c запиской. В ней мы написали: «Группа альпинистов из Санкт-Петербурга, Университета ИТМО (информационных технологий, механики и оптики), проведя предварительную разведку путей подхода, восхождения и спуска – с севера по Северо-Восточному гребню Северной стены (2015 г.), с севера по Западному гребню Северной стены (2017 г.) и с юга по долинам рек Арын-Джилга и Кокчхур (2017 г.) — совершила первовосхождение на безымянную вершину 4729 м н.у.м. в гребне Ачик-Таш из дол. реки Конок-Джилга по Западному гребню Северной стены. На Западной вершине были 25 июля 2017 г. в 13.00, на восточной в 13.30, выйдя в 7.00 с ночевки под перемычкой Западного гребня. По праву первовосходителей присваиваем вершине наименование "пик Университета ИТМО". Удачи следующим восходителям!».

Задача, к которой Вы шли три года, наконец решена. Уже строите планы на новые путешествия?

Да, есть тут одна задумка. Она связана и со спортом, и с наукой. Дело в том, что между лазерным воздействием на вещество и вулканами на самом деле довольно много общего: те же температуры и давления, разные только масштабы. Не случайно лазерную лунку, которая образуется при воздействии на металл или другое вещество, называют кратер. Однажды на вершине вулкана Тэйдэ на Тенерифе я увидел пейзаж, который показался мне очень знакомым. Потом я вспомнил, что видел нечто подобное под микроскопом.

Вадим Вейко и пик ИТМО
Вадим Вейко и пик ИТМО

Если на вещество подействовать лазерным пучком, получается такой же кратер, такая же кальдера (исп. caldera — большой котел, обширная циркообразная котловина вулканического происхождения, часто с крутыми стенками и более или менее ровным дном). И у меня возникла мысль о лазерно-вулканической аналогии. Если этим заниматься, можно найти много интересного. И мне хотелось бы заняться этой темой в будущем. У меня есть коллега и друг, член-корреспондент РАН, работающий на Сахалине, мастер спорта по альпинизму Борис Левин – он уже заинтересовался этой темой.

Как Вы считаете, наблюдения за природными явлениями могут открыть что-то новое для лазерной темы?

Может и так, а может и наоборот. Такая аналогия может быть очень полезна, если развить теорию лазерного воздействия и приложить ее к вулканической деятельности. В любом случае я полагаю, что изучение этого явления будет полезно и для одной, и для другой области. Можно подать такой проект в Российский Фонд Фундаментальных Исследований и вместе организовать работу в этом направлении.

Алексей Оруджев с флагом Университета ИТМО на Западной вершине
Алексей Оруджев с флагом Университета ИТМО на Западной вершине

Уже есть какие-то вероятные цели — вулканы Камчатки, например, или круг неограничен?

Ну, об этом рано пока говорить. В принципе, нет никаких причин ограничиваться только Россией-Камчаткой, есть очень интересные вулканы в Мексике, Новой Гвинее. Посмотрим, как будет складываться жизнь.

Редакция новостного портала
Персоны
  • Вадим Вейко

    Заведующий кафедрой лазерных технологий и систем Университета ИТМО, руководитель Международной научной лаборатории лазерных микро-и нанотехнологий Университета ИТМО

    •  
    •  
Архив по годам:
Пресс-служба