Science Fest. Фото: Юлия Шестопалова

Science Fest: о phygital-технологиях и музеях-проводниках между прошлым и будущим

Второй день фестиваля Science Fest был посвящен теме космоса и роботов. В рамках лекториев пришедшие могли услышать несколько лекций, рассказывающих о многообразии digital- и IT-профессий, о VR, используемом для практики осознанных сновидений и направлении Science Art, развивающем новые пути коммуникации. Особенное внимание публики получили театр молний «Теслаториум», лекция Олега Юсупова и Ивана Юницкого о phygital-интерфейсах, а также выступление доктора технических наук Университета ИТМО Сергея Стафеева, рассмотревшего роль музеев с неочевидного ракурса. 

Основатели конференции MIXAR, сообщества VAMR и агентства рекламных и event-решений с использованием технологий виртуальной и дополненной реальностей MAAS Олег Юсупов и Иван Юницкий рассказали о новом направлении технологий, которое зарождается прямо сейчас. Направление phygital-интерфейс означает слияние всего физического и цифрового. Цифровым в данном случае является технология.  На стыке понятий physical и digital рождается то, с чем нам, по мнению разработчиков, придется жить и тесно взаимодействовать в скором будущем.

Классический вид интерфейса сегодня полнится большим перечнем вариаций, которые лежат в области человеко-машинного взаимодействия. Мы вступили в новую стадию развития отношений c компьютером. Взаимоотношения человека и компьютера с течением времени и развитием технологий постепенно трансформировались. Одна только компания Apple дважды произвела революцию в области интерфейсов. Первый раз, когда компания заговорила о том, что компьютер появится в каждом доме, и появился графический пользовательский интерфейс, при котором люди смогли взаимодействовать с компьютером посредством рабочего стола и других инструментов. Второй раз – 10 лет назад, когда у нас появились телефоны без клавиш с технологией Multi-touch, а интерфейс стал называться Digital User Interface. Другими словами, речь о естественном взаимодействии человека с набором иконок, на которые мы физически нажимаем пальцем, – мышь нам больше не нужна. 

Сейчас же разработчики ищут принципиально новые пути взаимодействия человека и компьютера. Название нового направления – Natural User Environment, то есть естественное взаимодействие с окружающим пространством.  Что именно подразумевает такое взаимодействие? Дело в том, что вокруг нас появится в разы больше сенсоров и иных различных способов цифрового считывания положения человека по звук, голосу и прочим параметрам с целью идентифицировать наше местоположение.

Чтобы понять принцип работы естественного взаимодействия с окружающим пространством, достаточно обратиться к опыту создания интерактивной песочницы, в которой используется настоящий физический песок, а также датчики положения (высоты и пр.) и бесконтактный сенсорный игровой контроллер Kinect. Сенсор глубины замеряет расстояние до песка и подает команды управляющему компьютеру, каким цветом подсвечивать определенные участки песка. В зависимости от высоты, проецируются различные реалистичные текстуры горных объектов, вулканов, флоры и фауны, а также водных объектов и др. Такая песочница показывает: человек трогает физический объект и видит, как его цифровая часть начинается изменяться в зависимости от касаний.

Основная идея нового интерфейса – бать максимально невидимым для человека, чтобы каждое взаимодействие казалось наиболее естественным. 

Доктор технических наук, а также куратор Музея Оптики Университета ИТМО Сергей Стафеев рассказал слушателям о том, как современный музей перестает быть исключительно хранителем прошлого и теперь в значительной степени может определять будущее.

К этому вопросу ученый решил подойти не со стороны классических музеев, а со стороны музеев научных. Зародилось это направление с Дома занимательной науки, который был открыт в Ленинграде в 1935 году по инициативе Якова Перельмана.  Идея пропаганды науки для широких масс распространялась с первой половины XX века по всему миру, и сейчас, по словам Сергея Стафеева, можно составить целую онтологию мест, культивирующих эту идею. В Португалии, например, сегодня создано порядка 19 центров, популяризирующих науку для детей.  Между этими центрами даже курсируют автобусы – такой комплексный подход используют организаторы для образования подрастающего поколения.

Научные сотрудники сегодня все чаще понимают, что музейные традиции прежних веков (шикарные экспонаты, например, микроскопы XIX века или модели первых железных дорог) должным образом не справляются с задачей впечатлить публику. Именно поэтому на смену традиционным приемам или в качестве дополнения приходят иные методы воздействия на посетителей музея, которые в большей степени связаны с наукой и искусством. Если говорить о внешнем облике музеев, то ярким примером служит Городок науки и искусства в Валенсии в архитектуре Сантьяго Калатраве. Фасад другого проекта – швейцарского научного центра Technorama состоит из тысяч зеркальных пластинок, которые колеблются в зависимости от потоков воздуха, и человек может видеть их отображение в динамике.  

Сочетание истории и современности – вот к чему стремятся сегодня музеи, и тенденция эта реализуется не только во внешнем облике, но и в самих выставочных залах. Сегодня наряду с использованием экспонатов классического вида все чаще используют передовые технологии. Так, в Музее Оптики при Университете ИТМО используются оптические эффекты, выставляются оптоклоны и голографии. Два года назад в рамках выставки Magic of Light были представлены 13 оптических клонов оригинальных шедевров музея Фаберже в Санкт-Петербурге. Для создания клонов применялись передовые оптико-световые технологии, поэтому итоговое изображение практически невозможно отличить от реального предмета.

Зачастую технология создания оптоклонов становится настоящим спасением для музеев: в случае утраты экспоната или передачи его в другую инстанцию оптоклон сможет заменить подлинник и стать полноценным выставочным объектом, ведь оптические клоны максимально реалистично передают цвет, текстуру и детали скопированного объекта. Изображения настолько реалистичны, что отличить их от оригиналов практически невозможно. В таких копиях с ювелирной точностью переданы не только форма, материал, из которого изготовлены объекты, но и мельчайшие детали, а объемные голограммы воспроизводят даже тени. Кроме того, по словам Сергея Стафеева, голографические технологии используются во множестве сфер. Например, в военной сфере используют технологии голографической картографии: такие карты не могут быть подвержены сетевым атакам.  

Редакция новостного портала
В статье упомянуты
Персоны
  • Сергей Стафеев

    Декан естественнонаучного факультета, директор Музея оптики Optimus

Архив по годам:
Пресс-служба