Источник: depositphotos.com

Киноправда: можно ли снимать фильмы про науку в России

В России редко встретишь режиссера, который снимает правдивое и качественное научно-популярное кино про науку. Документалистов, которые освещают работу ученых в стране, тоже не так много. В то же время интерес людей к науке растет: ученые все чаще выступают с открытыми лекциями, на которые собираются полные аудитории. Какими должны быть научно-популярные фильмы, чтобы привлекать массового зрителя, почему псевдоученые чаще появляются на экранах, чем настоящие, и когда научпоп — это зло, рассказал для нашего портала режиссер Дмитрий Завильгельский. Его лента «В ожидании волн и частиц» будет показана на Фестивале актуального научного кино в Университете ИТМО, который пройдет 5−6 декабря.

Почему вы решили снимать кино про науку?

Я снимаю не научно-популярные фильмы, а скорее документальные — о людях, их поисках, трудностях, с которыми они сталкиваются. Кино про ученых я решил снимать по нескольким причинам. Я развивался в этой среде: мой отец — профессор, я сам окончил факультет почвоведения МГУ им. М. В. Ломоносова, поэтому у меня есть много знакомых, которые работают в науке. Например, первый фильм про ученых, который я сделал, рассказывает о моем друге, кандидате биологических наук Александре Ермакове. Он окончил биофак МГУ и сразу же уехал работать в Шотландию изучать стволовые клетки в одном из лучших исследовательских центров в этой области. Но в какой-то момент он решил вернуться в Россию. И тогда у нас родилась идея снять фильм о его возвращении, о том, как он приехал сюда и как трудно ему было трудоустроиться. В результате получился фильм «Возвращение Александра Сергеевича», который получил много хороших отзывов. Сейчас мой друг живет в Петербурге, иногда читает открытые лекции.

Дмитрий Завильгельский. Источник: личный архив
Дмитрий Завильгельский. Источник: личный архив

То есть темы для фильмов вы находите в работах ваших знакомых?

По сути, да. Когда снимаешь фильм, так или иначе, обрастаешь новыми знакомыми, и у каждого — своя судьба на научном поприще. Мне интересно рассказывать об их жизни, о непростых философских вопросах, которые порой приходится решать ученым. Например, в фильме «В ожидании волн и частиц» я показываю работу физиков, которые потратили всю свою жизнь на поиски гравитационных волн, аксионов, магнитных монополей, то есть явлений, которые были предсказаны, но существование которых никто не мог доказать. Таким образом, герои фильма ищут что-то, что, возможно, никогда не найдут. И я показываю, почему люди продолжают это делать, что их мотивирует.

Вы не думаете заняться съемками именно научно-популярных фильмов?

На самом деле, в фильме «В ожидании волн и частиц» уже совмещены документалистика с научпопом, чего раньше никто не делал. То есть одновременно мы рассказываем об исследовательской работе и условиях, в которых трудятся ученые. Также сейчас мы с командой готовим фильм аналогичного жанра про такое общественное и сетевое явление, как Диссернет. Это сообщество людей, которые пытаются бороться с плагиатом в кандидатских диссертациях и выводить недобросовестных «ученых» на чистую воду. В этом фильме, помимо авторов проекта Диссернет, участвует известный популяризатор науки, автор многих популярных книг, лауреат премии «Просветитель», профессор МГУ Александр Марков, который дает научное обоснование альтруистическому поведению людей, зверей и даже бактерий.

Кадр фильма «В ожидании волн и частиц»
Кадр фильма «В ожидании волн и частиц»

Почему в России так мало научно-популярного кино?

Есть две основных причины. Первая — это отсутствие финансирования. Министерство культуры в прошлом году вообще не выделило средств на научно-популярные фильмы, а в 2014 году финансирование получил только я — на производство «В ожидании волн и частиц». В этом году я входил в состав жюри фестиваля научно-популярного кино «360 градусов», и в конкурсной программе не было ни одного российского фильма. При этом документальные фильмы финансируются достаточно стабильно, каждый год поддержку получают несколько сотен съемочных команд. Но качество документального кино не сильно зависит от вложенных в него денег. Ведь самое главное — это качественно проработать сюжет и найти интересных героев. Для научпопа средства играют более важную роль, потому что зачастую требуется компьютерная визуализация данных или выезд за границу, что уже существенно увеличивает бюджет фильма. Вторая причина — это обилие лженауки в нашей стране. И, что печально, режиссеры попадаются на крючок лжеученых и транслируют их подчас бредовые идеи в общество.

Почему же режиссеры идут на поводу у лжеученых?

Все очень просто. Каким бы талантливым ни был режиссер, очень редко у него есть познания в естественнонаучных областях. Поэтому его легко увлечь какой-то идей и вдохновить на съемки псевдонаучного кино. Мне повезло: я не только получил естественнонаучное образование в МГУ, но и обладаю большим количеством знакомых, которые делают настоящую науку. Но, если познания режиссера носят скорее гуманитарный характер, ему следует очень осторожно выбирать научного консультанта, который, по сути, и будет говорить, какие сведения должны быть в фильме, а какие — нет. Во время съемок фильма «В ожидании волн и частиц» меня консультировал астрофизик, профессор РАН Сергей Попов.

Кадр фильма «В ожидании волн и частиц»
Кадр фильма «В ожидании волн и частиц»

А готовы ли ученые к сотрудничеству с режиссерами и представителями медиа?

В СССР у каждого научно-популярного фильма был ученый-консультант. Это были люди, которым было интересно популяризировать науку. Сейчас это движение популяризаторов начинает возрождаться при поддержке различных организаций — например, Фонда «Эволюция», Фонда поддержки научных, образовательных и культурных инициатив «Траектория». Ученые официально ездят по России, выступают с лекциями. В крупных городах проводятся различные научно-популярные мероприятия, какие-то фестивали вроде «Мира знаний», который недавно проходил в Петербурге. Но это все делается скорее на локальном уровне, усилиями нескольких людей и для ограниченного круга лиц.

Иногда говорят, что научпоп плох тем, что люди получают неполное представление о том или ином исследовании. Как вы считаете, польза от научпопа превалирует над вредом?

Безусловно, пользы больше. Опять-таки, если фильм или лекция рассказывают о реальных фактах, открытиях и достижениях, то люди должны об этом знать. К сожалению, большинство населения России сегодня руководствуется каким-то мифологическим сознанием, что влияет на качество их жизни. В больших городах ситуация еще получше, люди там стремятся узнавать новое, совершенствовать свой стиль жизнь. А если отъехать от Петербурга и Москвы на пару сотен километров, то там — совсем другая страна, совсем другие люди. Знание, просвещение — это сила. Так было всегда. Для человека естественна тяга к знаниям, надо только предоставить ему возможности для этого.

Кадр из фильма «Гравитация». Источник:
Кадр из фильма «Гравитация». Источник:

А как вы относитесь к популярным фильмам типа «Гравитации», «Марсианина», где эксплуатируется тема научных достижений человечества?

В целом — положительно. В Голливуде умеют снимать зрелищно и качественно, там огромные бюджеты. И, насколько я знаю, большинство режиссеров таких фильмов консультируются с учеными, чтобы не допустить каких-либо грубых неточностей в киноленте. Поэтому такие картины — это тоже определенный инструмент популяризации науки. Так что почему бы и нет?

Фильм «В ожидании волн и частиц» можно посмотреть 6 декабря в 19.00 в здании Университета ИТМО на улице Ломоносова, 9. Там же в рамках Фестиваля актуального научного кино 5 декабря (сегодня) состоится показ киноленты «Вермеер Тима», в которой рассказывается о том, как художник Ян Вермеер мог создавать настолько реалистичные полотна. После обоих фильмов состоится дискуссия с участием петербургских ученых.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба