Плохие новости. Источник: jailbreakvideo.ru

«Бреда и абсурда вокруг нас гораздо больше, чем сознательного зла» – как жить в эпоху плохих новостей, рассказывает издатель медиапроекта Meduza Илья Красильщик

26 января в здании Музея советских игровых автоматов прошла очередная встреча в рамках международного проекта Creative Mornings, который реализуется более чем в 160 городах мира. В качестве приглашенного спикера выступил издатель популярного интернет-издания Meduza Илья Красильщик. В рамках январской темы Creative Mornings «Anxiety» («Тревожность») журналист рассказал о том, зачем люди читают новости, как относиться к плохим новостям, о кризисе эмпатии, о необходимости смеяться и о том, что все хорошие новости, которые сегодня есть, говорят нам, что люди сильнее обстоятельств.

Результат работы журналистов зачастую становится поводом для ощущения тревоги, ведь они окружают нас новостям – чаще всего плохими. Мы действительно живем в эпоху плохих новостей. Но была ли эпоха хороших – еще вопрос. Сегодня абсолютно точно большинство новостей – плохие (за редким исключением, пробивающим на слезу). Однако, говорит Илья Красильщик, примечательно, что не столько новости плохие сами по себе, сколько велико людское ожидание того, что они сделают жизнь хуже, и это не только российская проблема. 

В глобальном смысле люди открывают новости, чтобы узнать, не рухнул ли мир.  Ожидание конца света – черта, свойственная не только XXI веку, а вообще всей человеческой цивилизации. Однако не всегда это ожидание обслуживали тысячи изданий по всему миру, которые в ежеминутном режиме сообщают нам о том, когда конец света наступит и не наступил ли уже.

«Конечно, все накладывается на российский специфику, потому что у нас плохих новостей в среднем по больнице несколько больше, чем в странах, с которыми мы любим себя сравнивать. Во многом значительную роль играет вопрос ожиданий. Я знаю, что не всегда так было. Я работал в “Афише”, у которой была ровно обратная миссия и идея, которая звучала “дальше будет лучше”. Это была эпоха больших надежд, все ждали, что вот-вот все изменится.  В какой-то момент что-то сломалось и сломалось прежде всего в головах. Стало понятно, что очень многое лучше не станет, потому что просто наших усилий для этого недостаточно. Даже теория малых дел, идея которой заключается в том, что ты можешь возделывать свою маленькую грядку и из нее вырастет какая-нибудь новая жизнь, показала свою несамостоятельность, ее оказалось недостаточно. Идея «Афиши» заключалась в том, что мы уберем часть новостей за скобки. Оказалось, что без этих новостей наша жизнь неполная», – объясняет Илья Красильщик.

Лекция Ильи Красильщика в рамках проекта Creative Mornings. Источник: vk.com/creativemorningsspb. Фотограф: Дарья Савельева.
Лекция Ильи Красильщика в рамках проекта Creative Mornings. Источник: vk.com/creativemorningsspb. Фотограф: Дарья Савельева.

Кризис эмпатии

Писать плохие новости гораздо легче, чем читать их, потому что, когда ты пишешь, – это твоя работа, а когда читаешь – твоя жизнь. Поскольку мы живем в парадигме плохих новостей, у нас вырабатывается иммунитет, который можно назвать кризисом эмпатии. Чем хуже события, отражаемые в новостях, тем больше мы к ним привыкаем. То есть для того, чтобы нас что-то поразило, должно случиться что-то, чего раньше не случалось. И когда такое событие происходит, мы действительно шокированы, но лишь до того момента, пока оно не повторится. Как только событие повторяется, мы к нему привыкаем. Этот дискурс выстроен на идее, что все должно ухудшаться, и этот принцип работает в головах не только читателей, но и корреспондентов – тех, кто производит новость.  Их задача – произвести впечатление, поэтому новости должны быть с каждым разом мощнее и резонанснее. Это довольно опасный процесс для общества, так как в результате оно становится менее чувствительным и восприимчивым.

Способы бороться с плохими новостями, которые использует редакция Медузы

Пытаться шутить

Ирония спасает, а смех делает чище. Ирония и смех поднимают и журналиста, и читателя выше обстоятельств, мы понимаем, что мы умнее, чем весь этот бред, который происходит вокруг. На самом деле наша задача – говорить людям, что вокруг нас происходят страшные вещи, но большинство вещей, которые делаются вокруг, делаются не злыми людьми, а попросту идиотами. Бреда и абсурда вокруг нас гораздо больше, чем сознательного зла. Смех и здоровое отношение к идиотам помогают в жизни. Однако не любую новость стоит подавать с юмором, в некоторых случаях достаточно просто проинформировать о случившемся.

Источник: pikabu.ru
Источник: pikabu.ru

Подходить к новостям не только как к новостям. Произошло что-то плохое – давайте в это поиграем.

Казалось бы, плохие события и игра – несовместимые между собой вещи, но, тем не менее, это тоже помогает в жизни. Все новости – это несколько виртуальное пространство, они не всегда касаются нас напрямую. Происходящее вокруг касается вас настолько, насколько вы сами это позволяете, – это процесс регулируемый. С другой стороны, погружаться иногда приходится, чтобы понимать, что происходит вокруг. И делать это можно в том числе с помощью игры.

Помочь разобраться

Задача журналистов – помочь нам всем решить те проблемы, которые перед нами возникают. Как жить в этой новостной повестке, как строить свой быт, как жить день за днем – вопросы, на которые отвечают медийные сотрудники. Когда редакция Медузы собирала книгу «Как жить» из своих лучших карточек (которых оказалось несколько сотен), у редакции была возможность понять, насколько разнообразна жизнь. В книге есть карточка под названием «Как гладить кошку» и карточка «Как приготовить идеальный обед», а рядом «Мне звонят и говорят: “Откройте, полиция»”. Что делать?». Все это разные стороны нашей жизни, в которых пресса нам помогает разбираться.

Книга «Как жить». Источник: special.meduza.io
Книга «Как жить». Источник: special.meduza.io

Незнание не стыдно

Сегодня сотрудники редакции пытаются объяснить читателю, что, если он чего-то не знает, это не страшно, ведь ему все объяснят. Редакция «Медузы» исходит из презумпции, что никто ничего не знает и в этом нет ничего страшного. Как правило, отсутствие интереса к чему-то или страх чего-то возникает от незнания. Довольно часто в этом винят людей, которые не знают. Безусловно, есть какая-то личная ответственность, но, если люди не знают что-то про происходящее вокруг, это вина издания, считает Илья. Вечная проблема новостей – они все время существуют в презумпции знания. Новость всегда идет в контексте. Предполагается, что люди этот контекст знают.  В свою очередь, люди, которые производят новости, производят их в некотором потоке, очень редко новость бывает настолько компактной, что в ней рассказано начало истории и ее конец. Это все, как правило, довольно длинные сюжеты. Очень сложно, делая новость, думать о том, что есть люди, которые начали читать с этого конкретного момента. Иногда надо сделать два шага назад и объяснить людям, что же перед ними такое. Для этого и придумали формат под названием «Стыдные вопросы», где неловкие вопросы журналисты задают за читателя и сами же на них отвечают.

Лекция Ильи Красильщика в рамках проекта Creative Mornings. Источник: vk.com/creativemorningsspb. Фотограф: Дарья Савельева.
Лекция Ильи Красильщика в рамках проекта Creative Mornings. Источник: vk.com/creativemorningsspb. Фотограф: Дарья Савельева.

Самое сильное оружие против плохих новостей – понимание, что все хорошие новости, которые сейчас есть, про то, что люди сильнее обстоятельств. Все плохое – слабое, а мы – сильные.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба