Источник: photographer.ru

Как архитектор работает с общественными пространствами и почему эта профессия уже никогда не будет прежней

Концепция общественных пространств в России еще только осваивается, но уже невозможно представить город, где не пытались бы реализовать такие проекты: от реновации острова Новая Голландия до детских площадок с Wi-Fi в Кемерово. Хорошее общественное пространство отличается тем, что люди его любят и постоянно туда возвращаются. В России городская экспертиза появилась совсем недавно, однако архитекторы уже работают в соответствии с новыми стандартами. На своей лекции в рамках недели Института «Стрелка» архитектор Дарья Парамонова обсудила, какова роль архитектора в масштабных обновлениях города, а также рассказала об опыте планирования проекта изнутри на примере реальных проектов — от исторической справки, анализа маршрутов пешеходов и транспорта до глубинных интервью с жителями.

Концепция общественных пространств в России еще только осваивается, но уже невозможно представить город, где не пытались бы реализовать такие проекты: от реновации острова Новая Голландия до детских площадок с Wi-Fi в Кемерово. Хорошее общественное пространство отличается тем, что люди его любят и постоянно туда возвращаются. В России городская экспертиза появилась совсем недавно, однако архитекторы уже работают в соответствии с новыми стандартами. На своей лекции в рамках недели Института «Стрелка» архитектор Дарья Парамонова обсудила, какова роль архитектора в масштабных обновлениях города, а также рассказала об опыте планирования проекта изнутри на примере реальных проектов — от исторической справки, анализа маршрутов пешеходов и транспорта до глубинных интервью с жителями.

Сегодня во всех крупнейших городах России — от Калининграда до Владивостока — развернулись работы по реконструкции улиц, парков, площадей, набережных и дворов. Как показывает практика, достойный результат требует не только усилий со стороны инициатора строительства, но и появления запроса у местного сообщества. Общественности уже известны примеры противоречивых проектов по реконструкции общественных пространств в России (например, проект «Моя улица» в Москве). Дарья Парамонова, генеральный директор архитектурного бюро Strelka Architects, руководитель проекта благоустройства московского Садового кольца и Нового Арбата в рамках программы «Моя улица», считает, что профессия архитектора в XXI веке значительно отличается от той, что мы привыкли себе представлять.

А что же поменялось? Архитектор – это человек, который создает, основываясь на творческом потенциале. В той академической практике, в которой воспитываются архитекторы, они, в первую очередь, авторы. С одной стороны, это амбициозная и приятная позиция, с другой стороны, она накладывает колоссальное бремя ответственности. Тем временем новый темп жизни предлагает архитектору открывать все новые стороны профессии. 

Лекция Дарьи Парамоновой
Лекция Дарьи Парамоновой

Как правило, город XXI века – это уже выстроенный мегаполис, в котором очень мало места для реализации творческого потенциала архитектора. В век междисциплинарных областей появилось новое поле деятельности и для архитектора, который теперь может и должен работать с гораздо большим набором категорий, чем прежде. Архитекторы работают на других масштабах, источником информации для них стали данные. Сегодня они выходят на новый уровень стратегии и планирования и проводят масштабную аналитическую работу, прежде чем сотворить что-либо. Для этого надо пользоваться определенным набором технологий обработки больших данных, однако архитектор не обязан ими владеть, он может работать с экспертом. 

Перепрограммирование становится ключевым в работе архитектора с городским пространством и подразумевает изменение отношения жителя к пространству, что порой происходит за счет изменения привычек. Важно понимать, что проекты благоустройства – это не ремонт, не замена старой плитки на новую. Благоустройство – это перепрограммирование, процесс закладывания нового сценария использования территории. Например, мы не можем представить, что без машины в городе можно жить. Это больная тема для многих горожан, особенно в регионах – в центральных городах с введением платной парковки статистика изменилась в лучшую сторону. В регионах же люди совсем не готовы отказаться от привычки повсеместного использования автомобилей.  Речь не идет о пригородных расстояниях, но в городах-миллионниках с плотной застройкой, по словам экспертов, мы не сможем существовать с машинами так, как это было раньше. Задача благоустройства – изменение привычек горожанина, когда он начинает понимать, что живет по-другому и ему это нравится. 

Стандарты благоустройства – еще одна новая сторона в работе архитектора, с которой он не сталкивался раньше. В рамках реализации нашумевшего московского проекта «Моя улица» были выработаны пять ключевых критериев: разнообразие, идентичность, экологичность, комфорт и безопасность. Для того, чтобы архитектор работал и творил, ему должны задать определенные критерии, ни один архитектор не должен думать, как будет жить многомиллионный город.  По каждому из критериев можно писать конкретные решения для улиц, площадей и других пространств. Полученная формула становится рамками для архитектора, ее также задают стандарты благоустройства. По сути, стандарты – это нормативы, которые существуют уже порядка 50 лет, с которыми архитектор постоянно сталкивается в работе. Современные нормативы не ограничивают, а обеспечивают качество продукта. В случае с проектом «Моя улица» стандарт был представлен в виде четырех книг, в которых было описано пространство Москвы и где были предложены реальные решения для пространств.

Работы по благоустройству города
Работы по благоустройству города

Стандарты – это конструктор. Архитектор, работая с пространством города, берет этот конструктор и смотрит, какая у него типология улиц, какие решения он должен привести, какие варианты решений и функционального зонирования. И только после этого архитектор думает о форме. 

Еще она проблема архитекторов (кроме отказа от авторства в классическом смысле) – норматив влияет на этапы проектирования. С благоустройством территорий все значительно сложнее, так как планируется, что вся документация делается сразу корректной, не задумываясь об исходных данных. Сегодня архитекторы используют пяти стадийное проектирование, которое не закреплено законодательно, но признано самими специалистами. Первые три пункта: комплексный анализ, техническое задание и архитектурная концепция – это те самые главные пункты, без которых не может быть проведено благоустройство общественных мест. Чтобы это сделать, с архитектором работает большая команда.

Сбор данных осуществляется разными способами и с помощью различных инструментов – анализ пешеходных и транспортных потоков, анализ всей прилежащей инфраструктуры. На этом этапе активно задействованы современные технологии. Огромный корпус данных находится в социальных сетях. Как правило, используют фотографии мест в соцсетях и анализируют комментарии к ним. Контент, который можно извлечь из фотографии, рассказывает о потенциале места, что о нем думают горожане и как проектировщик должен перепрограммировать его или сохранить то, что есть. Так, в Екатеринбурге на основе данных из социальных сетей сделали тепловую карту местности и смогли выявить, какие эмоции вызывают у горожан определенные регионы города. Основываясь на этих данных, эксперты принимают решение, на чем сделать фокус в проекте. Несмотря на то, что цифровые данные – очень мощный инструмент для того, чтобы обосновать свой проект и те параметры, по которым он будет заложен, у многих специалистов до сих пор есть скепсис по поводу работы с ними. Также используют натурный метод: волонтеры ходят с анкетами и описывают наиболее раздражающие и мешающие объекты на территории.

Все чаще на этом же этапе архитекторы контактируют с жителями, хоть признаются, что не любят этот процесс.  Выход архитектора из статуса созидателя на уровень прямого общения с обывателем на тему того, как тот видит будущее пространства, – сложный процесс для архитектора. Горожане, в свою очередь, все чаще принимают активное участие в планировке. Есть реальные истории, когда приходится учитывать мнение жителя (чаще всего он хочет больше парковочных мест).  Теперь без общения с «потребителем» архитектор работать не может. Помимо привычных соцопросов, используется антропологическое исследование, к которому относится глубинное интервью. Через определенную выборку, через определенное количество вопросов и ответов становится понятно, что люди ценят в пространстве и что хотят получить от него.

Самая сложная и самая творческая часть работы архитектора – формирование видения. Когда данные собраны и проанализированы, надо придумать, каким будет пространство. Это именно тот этап, на котором архитектор может реализовать творческий потенциал. Когда архитекторы разрабатывали новое видение Садового кольца в Москве, они учитывали, что это транзитная магистраль – хайвэй, который распадается на множество частей. На этом же этапе рассматриваются ключевые проблемы. Например, понятно, что там небезопасно, что там бесконечные пробки, а общая картина не радует глаз: отсутствует благоустройство площадей, эстакад, и люди, которые живут поблизости, считают, что им не повезло. Один из ключевых параметров видения – изменение приоритетов. В данном случае отказаться от приоритета частного транспорта в пользу пешеходов – именно такой принцип был заложен в основу проекта по благоустройству Садового кольца. Пространственная концепция Садового кольца разрабатывалась два года.  Архитекторы приняли решение связать магистраль в единое кольцо, сделать его линейным благодаря транспортному движению, запустив общественный транспорт и подчеркнув озеленением.  Неравномерную прежде структуру сделали по всей длине равномерной, кольцо сузили в пользу пешеходов, а также вернули на территорию сады.

Следующий этап – привлечение горожан. Это обязательный шаг в работе над проектом, так как архитектору надо согласовать его с теми, кто там будет жить, и объяснить горожанам, как именно планируется использовать территорию. Глобальная идея в том, что человек должен полноценно проживать ту часть времени, пока добирается на работу, а не исключать ее из своей жизни как что-то неприятное, если речь идет о благоустройстве магистрали (как в случае с Садовым кольцом).

Парк «Зарядье»
Парк «Зарядье»

Архитектурный проект подразумевает этап чертежа. Хороший дизайн-проект – это высокое качество проработки решений.  На этом этапе архитектор думает о ключевых моментах и узлах. О том, где будут расположены узлы, должен подумать не рабочий и не инженер, а именно архитектор. Пока архитектор не поймет, как устроен узел, где посадить дерево в зависимости от того, где пролегают коммуникации, он не может выполнять свою работу, объясняет Дарья. Концепция – это не что-то абстрактное, это готовое, проработанное в деталях решение.

Последние два этапа в пятистадийном проектирование отведены для разработки проектно-сметной документации и авторского надзора за строительно-монтажными работами. Автор обязан на всех этапах проверять каждую деталь в чертеже, чтобы идея была реализована. Если все проработано, то архитектор должен отстаивать свои решения. Заказчик, в свою очередь, обязан задать автору качественное техническое задание.

Быть на стройке каждый день – еще одна сторона работы архитектора. Ни строителей, ни жителей этого района архитектор не может оставить без объяснений того, что их ожидает. 

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба