Университет ИТМО. Пространство Охта Lab

Не хочу учиться: почему выпускники и работодатели недовольны качеством высшего образования и что с этим делать

По данным ВЦИОМ, к качеству российского образования выдвигают претензии как выпускники вузов, так и создатели рабочих мест. В чем кроется причина и какие изменения нужны системе высшего образования, рассказали участники Клуба экспертов образования во время дискуссии в пространстве Охта Lab, прошедшей 18 сентября.

Согласно опубликованным в середине лета результатам опроса, 91% работодателей считает, что у свежеиспеченных молодых специалистов недостает практических навыков, 53% отмечают нехватку теоретических знаний. Большая часть выпускников, 56%, также сетует на отсутствие практики, а нехватку теоретической подготовки ощущают 25% респондентов. Любопытно, что 74% вчерашних студентов придерживаются мнения, что за неэффективную работу нужно наказывать вуз и лишать его государственной аккредитации, — их поддерживают 80% работодателей и 65% россиян в целом.

Если большинство заинтересованных лиц сомневаются в пользе института высшего образования, нужен ли он вообще? Или, возможно, его стоит реформировать? Участники Клуба экспертов образования обсудили эти вопросы в ходе дискуссии «Кому нужен диплом в 21 веке», которая состоялась в минувшее воскресенье в пространстве Oхта Lab.

По словам профессора практики Московской школы управления Сколково, основателя проекта «Образование 2035» Павла Лукши, описанная ВЦИОМ ситуация складывается не только в России. В Южной Европе до 50% молодежи не может найти себе работу по той же причине: качество и уровень образования не помогают попасть на востребованное экономикой рабочее место, так как университеты по природе своей вынуждены «догонять» рынок.

Лекция в Охта Lab
Лекция в Охта Lab

«Университет не может научить тому, что нужно уже сейчас, так как вы закончите вуз только через четыре-шесть лет. В моей должности фигурирует слово „форсайт“ — возможность смотреть вперед, и мы как университет стараемся видеть, что будет через десять лет, заложить в выпускника те компетенции, которые впоследствии помогут ему развиваться непрерывно, — комментирует заместитель директора по научно-технологическому форсайту мегафакультета компьютерных технологий и управления Университета ИТМО Сергей Колюбин. — Я согласен с ВЦИОМ, выпускники остаются невостребованы, потому что немногие университеты сотрудничают с работодателями и учитывают интересы бизнеса».

Директор Института Неформального образования INO, школы «Апельсин» Дима Зицер подчеркивает, что одна из причин неудовлетворенности высшим образованием кроется в том, что ответственность за результаты обучения возлагают на вуз, государство, саму систему образования.

«Вы используете страдательный залог, но я считаю, что никто, никого и ничему обучать не может — человек может обучаться только самостоятельно. Когда образовательное учреждение способно создать атмосферу, в которой человек сможет чему-то научиться, тогда, поверьте, будет и связь с бизнесом, и использование современных технологий», — говорит Дима Зицер.

Эксперты пришли к выводу, что недовольство выпускников также связано с тем, что средние российские университеты не предоставляют альтернативы. Студентам приходится учиться по фиксированным образовательным программам, им не дают выбирать те компетенции, которые они считают важным развить, — возможность формировать индивидуальные образовательные треки предоставляют слишком мало вузов.

Дискуссия Клуба экспертов образования
Дискуссия Клуба экспертов образования

Выбор индивидуальной образовательной траектории должен быть информированным, добавляет Павел Лукша, и уже существует ряд пилотных проектов, благодаря которым университет становится только одной из точек получения опыта, — студенты продолжают развиваться и за его пределами.

«Перед тем, как я приехал сюда, я был на сессии Института широкополосного образования. Это экспериментальный формат, он существует около трех лет, и из Петербурга в нем участвуют около 500 человек, — рассказывает Павел Лукша. — Работает все благодаря системе ролей: человек на полгода становится кем-то. Например, если он педагог, то он полгода читает лекции в качестве волонтера. Потом он берет другую роль, и вместо того, чтобы пять лет слушать лекции, он за это время набирает пакет профессиональных навыков — ключевых и вспомогательных. Мы не одни, кто так делает. В логике, в которой будут разворачиваться эти системы, диплом становится очень условным документом. Вы бежите марафон, марафон — это ваша жизнь, и вам не нужно, чтобы на четвертом километре кто-то на вас повесил красную наклейку».

Новые образовательные инициативы будут жизнеспособными только в партнерстве с ведущими университетами, которые готовы искать новые форматы и активно развивать образовательные программы, считает Сергей Колюбин. Пример тому — Кремниевая Долина, которая развилась на базе кластера ведущих американских вузов. Только университет может стать площадкой, объединяющей компетенции из разных областей, выступить в роли гаранта качества и стать «мостом» между работодателем и выпускником на более высоком уровне.

«Например, массовые открытые онлайн-курсы полезны, так как делают доступным возможность получения дополнительного образования. Однако у МООКов есть недостатки, обусловленные самим форматом. Если ограничиться ими как единственным образовательным инструментом, возникает опасность появления „диванных профессионалов“, которые что-то посмотрели, почерпнули информацию, но никогда не делали реальных вещей руками, не пытались применить знания в бизнесе, в научном проекте. В этом смысле университет уникален, и пытаться воссоздать эту идею где-либо — значит изобретать велосипед», — объясняет представитель Университета ИТМО.

Университет ИТМО. Сергей Колюбин
Университет ИТМО. Сергей Колюбин

Эксперты озвучили мнение, что диплом о высшем образовании перестает быть явным признаком высокой компетентности специалиста. По словам Павла Лукши, диплом уже не воспринимают как гарантию того, что выпускник что-то знает, и университет становится в первую очередь средой для общения, поиска новых связей и воспитания навыков будущего профессионала. Тем не менее, диплом признанного на мировом уровне вуза остается знаком качества.

«К сожалению, значимость высшего образования сегодня девальвировалась, потому что оно есть почти у каждого. Но, с другой стороны, диплом — это бренд, — говорит Сергей Колюбин. — Если в магазине продается два товара, один из которых прошел сертификацию компетентного органа, вы купите этот товар или тот, который лежит рядом? Возможно, по потребительским характеристикам второй и не уступает, и цена у него ниже. В такой же ситуации оказывается работодатель при выборе сотрудников. Компетенции выходят на передний план, но, так или иначе, бренд и знак качества тоже имеют значения».

Редакция новостного портала
В статье упомянуты
Персоны
  • Сергей Колюбин

    Заместитель директора по научно-технологическому форсайту мегафакультета компьютерных технологий и управления

Архив по годам:
Пресс-служба