Об исследованиях в рамках стажировки в Португалии и неочевидных плюсах Erasmus+ рассказали магистры Университета ИТМО

Кирилл Келлер и Владислав Слабов, магистры Университета ИТМО, провели последние три месяца обучения в Университете Авейро (Португалия) на стажировке по программе Erasmus+. Об исследованиях, над которыми студенты работали за рубежом, а также о лайфхаках, которые помогут другим студентам быстрее привыкнуть к Португалии, выпускники рассказали ITMO.NEWS.

Кирилл Келлер и Владислав Слабов

Стажировка в Университете Авейро стала вашей первой длительной научной поездкой за рубеж?

Кирилл Келлер: Настолько длительной впервые, однако в прошлом году мы ездили в один из университетов Израиля в город Ариэль на 10 дней, где помогали запускать лабораторию струйной печати, аналогичную нашей.

Ваша стажировка в Университете Авейру длилась три месяца вместо положенных шести. Почему срок пребывания был сокращен и над какими исследованиями удалось поработать за это время?

Владислав Слабов: Стажировка по программе Erasmus+ в Университете Авейро для магистрантов действительно рассчитана на шесть месяцев, однако в нашем случае срок был сокращен до трех месяцев, потому что нам нужно было возвращаться для защиты диссертации. Надо отметить, что мы отравились в Университет Авейро не для того, чтобы пройти какой-либо образовательный курс, а для выполнения исследовательских проектов. Мы попали в разные лаборатории и научные группы, так как подавали заявки на проведение разных исследований. Так, я попал в научную группу профессора Андрея Холкина, который сегодня работает одновременно в Университете Авейро в Португалии и в Уральском федеральном университете в Екатеринбурге. Научная группа Андрея Холкина в лаборатории Университета Авейро занимается пьезоматериалами. Пьезоэлектрические материалы способны трансформировать электрический сигнал в механические колебания и наоборот. Они часто используются в различных автоматизированных системах или датчиках. Во время стажировки я осваивал новые методы характеризации образцов материалов, в частности исследовал пьезоэффекты на материалах. Кроме того, я занимался исследованием сорбции (сорбция – поглощение твердым телом или жидкостью различных веществ из окружающей среды) дифенилаланина совместно с группой португальского профессора Filipe Figueiredo. Ранее лаборатория SCAMT уже сотрудничала с лабораторией Университета Авейро, где я проходил стажировку (с материалом о сотрудничестве можно ознакомиться здесь). Так, в рамках совместной работы мы разрабатывали пьезоэлектрические материалы на органической основе. Известно, что наиболее перспективны органические пьезоматериалы, например, на основе пептида дифенилаланина. Его кристаллы обладают хорошим электромеханическим откликом, но их сложно выращивать. Тогда в Университете ИТМО для этого решили применить струйную печать. Результаты исследований были опубликованы в журналах Advanced Functional Materials и Applied Materials & Interfaces. До стажировки в Университете Авейро я работал с дифенилаланином, однако моя роль в проекте заключалась в адаптации материала для технологии струйной печати, а в Португалии я занимался непосредственно его характеризацией. Ознакомление с методом в будущем позволит лучше понимать процессы, которые происходят с материалом и давать ему качественную характеристику. Материал пока нигде не применяется и находится на стадии изучения. Дело в том, что пьезоэлектрические свойства дифенилаланина были обнаружены не так давно, сейчас известны примерные области его применения – микроэлектроника и биосенсоры (материал является биосовместимым). Метод, который я изучал в Португалии, используется и в России. Так, например, российская компания NT-MDT занимается производством приборов, которые позволяют проводить исследования топографии материала, а также изучить его пьезоэлектрические свойства.

Кирилл Келлер: Я попал в научную группу Photonic hybrids and nanomaterials group португальского профессора Maria Rute Ferreira André. Представители этой группы больше работают в области физики и занимаются характеризацией тонких пленок, созданием интегрированных оптических девайсов и волноводов в нано- и субмикронном масштабах. Так как у нас в лаборатории SCAMT ведутся работы по печати планарного волновода, я взял с собой образцы, которые мы создали. В Университете Авейро эти образцы я исследовал преимущественно на двух приборах: большая часть исследования прошла на спектральном элепсометре – приборе, который позволяет определить с высокой точностью толщину волновода и эффективный показатель преломления структуры: эти характеристики наиболее важны для оценки потерь волновода. Второй прибор, с которым я работал, – гиперспектральный микроскоп, который позволяет на оптическом микроскопе увидеть расположение отдельных наночастиц. Так как мы печатаем волноводы на основе наночастиц диоксида титана, нам было интересно понять, как эти частицы распределяются в зависимости от различных параметров печати: от температуры, плотности нанесения капель, концентрации и других. 

Гиперспектральный микроскоп
Гиперспектральный микроскоп

Эти приборы, хоть и отсутствуют сегодня в лаборатории SCAMT, в других отечественных исследовательских центрах встречаются. Другими словами, я бы мог отдать образцы тем институтам, у которых есть такое оборудование в России, однако для меня было важнее поехать и самому научиться работать с таким оборудованием. Изначально планировалось, что я присоединюсь к одному из проектов лаборатории в Университете Авейро, однако три месяца – срок очень небольшой для проведения полноценного исследования, поэтому мы решили объединить возможности португальской лаборатории по характеризации с возможностями Университета ИТМО по фабрикации структур.

Насколько научные группы были интернациональными? Как происходила коммуникация между ее участниками?

Владислав Слабов: Мы попали в разные лаборатории, и условия у нас тоже были разными. Например, в моем случае в лаборатории работали восемь человек – половина из них были русскоговорящими, также были португальцы и индийцы. Поэтому регулярно в лаборатории можно было услышать три языка: английский, португальский и русский. К слову, мы не страдали от языкового барьера ни дня: португальцы прекрасно понимают наш английский, а мы их.

Кирилл Келлер: Состав научной группы в моей лаборатории в основном включал португальцев, поэтому вся коммуникация между нами велась исключительно на английском, хотя между собой португальцы говорили на родном языке.

Ваша стажировка сократилась вдвое, как это отразилось на объеме исследований? Насколько график работы был интенсивным?

Кирилл Келлер: План стажировки составляется индивидуально: проще говоря, я самостоятельно прописываю план исследований, в котором отражаю, что и в какие сроки хочу сделать, каких результатов достичь, а на месте пытаюсь соответствовать этому плану. У нас был довольно свободный график. Я проводил в лаборатории приблизительно три дня в неделю. В остальное время писал отчеты, встречался с профессорами, регулярно участвовал в презентациях и пытался  найти правильную методику для анализа полученных результатов, так как для данного типа структур они довольно нестандартные.

Владислав Слабов: У всех в лабораториях нагрузка распределена по-разному. Это зависит от научной группы, а именно – от доступа к оборудованию. Например, у меня было больше свободы: я приходил и уходил, когда хотел, фиксированного времени не было.

Какая у вас была форма отчетности?

Владислав Слабов: Поскольку мы отправились на проектную деятельность, у нас не было никаких зачетных единиц – результаты мы обсуждали с руководителями. В итоге мы выступили перед профессорским составом и выпустили мини-статью о результатах исследований. 

На ваш взгляд, в чем главное отличие работы в португальской лаборатории от работы, к которой вы привыкли в лаборатории SCAMT Университета ИТМО?

Владислав Слабов: Меньше суеты. Если у нас больше отчетной работы и нужно предоставить больше результатов в более короткие сроки, то в Португалии в этом смысле свободнее. Однако стоит отметить, что при таком ритме их магистры не имеют в своем портфолио таких результатов, как у наших студентов.

Кирилл Келлер: В Португалии люди в принципе немного более беспечны: опаздывают не на 10-15 минут, а на час, и для них это норма. Вероятно, климат и океан способствуют особому мировосприятию, в котором торопливость не на первом месте.

Насколько тяжело было оформить заявку на программу Erasmus+ и получить одобрение?

Владислав Слабов: Все прошло безболезненно. Однако советуем оформлять национальную визу, а не Шенгенскую, как это сделали мы. Несмотря на то, что Шенген оформляется быстрее, он строго ограничен 90 днями пребывания, и если происходит сдвиг в днях, то придется спорить по пересчетам стипендии. У нас возникли проблемы: нам не хотели пересчитывать стипендии, однако на помощь пришел наш Международный отдел и помог урегулировать этот вопрос в нашу пользу.

Университет Авейро. Источник: tritium-sudoe.eu
Университет Авейро. Источник: tritium-sudoe.eu

Кирилл Келлер: В случае со стажировкой в Португалии не стоит переживать о том, что размера стипендии, которую ежемесячно выплачивает Erasmus+, не хватит. В месяц нам платили 800 евро и отдельно 530 евро выдали на оплату перелета. Нам этих средств хватило.

Как происходит взаимодействие с представителями Erasmus+ по приезде?

Владислав Слабов: Большой плюс – организация от программы Erasmus+. Их офис есть в каждом европейском университете, который участвует в программе. Представители офиса очень выручают студентов, которые только приехали: они могут помочь оформить мобильную связь для студентов по недорогому тарифу, также они проводят вечера, где можно найти друзей.

Кирилл Келлер: Стоит обязательно написать в офис Erasmus+ за неделю до поездки и попросить Erasmus+ Buddy – студента принимающего университета, у которого есть опыт стажировок. Такого человека можно везде брать с собой, и он поможет найти жилье. Многие пожилые португальцы не говорят по-английски, поэтому звонить и обращаться к ним надо на родном для них португальском – в этом случае вам очень поможет buddy. Кроме того, такой сотрудник поможет найти любую другую информацию и станет вашим личным гидом по бытовым вопросам проживания на новом месте.

Авейро – небольшой город, как обстоят дела у студентов с досугом?

Владислав Слабов: Чтобы изучить весь Авейро, хватит одной недели. Городок называют «маленькой Венецией», в нем есть туристический центр, но ожидать от него туристического шика не стоит. В городке есть кинотеатр, бары, кафе – эти места, конечно, отличаются от тех, что находятся на центральных улицах Петербурга.

Кирилл Келлер: Отдельно отметим, что еда там очень вкусная. Если готовить самому и ни в чем себе не отказывать, то на неделю будет уходить приблизительно 50 евро. Однако не стоит распыляться в первое время на рестораны и пытаться заказать там национальные блюда – скорее всего, будет не очень вкусно, но очень дорого.

Авейро. Источник: sofianaaustralia.com
Авейро. Источник: sofianaaustralia.com

Можете ли вы поделиться и другими лайфхаками для тех, кто решит отправиться на стажировку в Португалию в будущем?

Владислав Слабов: Стоит взять с собой деньги на первый месяц. По приезде начинается оформление документов – только после этой процедуры можно начать оформлять банковский счет, что занимает порядка трех-четырех недель. Первые деньги от Erasmus+ мы получили через месяц пребывания в Португалии. Поэтому сначала самостоятельно придется приобрести билеты на самолет и найти жилье. В целом, на первый месяц можно взять 800 евро. Комната в Авейро в среднем стоит 200 евро в месяц, однако в первый месяц нужно выплатить двойную сумму. К слову, проживание в студенческом кампусе стоит примерно столько же, однако о нем нужно позаботиться за пару месяцев до отправления в Португалию, так как мест там постоянно не хватает. Мы воспользовались классическим сценарием и сняли комнаты в квартире. Авейро – это маленький городок, где проживают в основном студенты и пенсионеры, которые сдают студентам жилье. 

Кирилл Келлер: Надо быть готовым к бюрократическим процедурам, которые проверяют нервы на прочность. Нужно спокойно относиться ко всем административным процессам, потому что португальцы очень затягивают решение многих вопросов, которые можно было бы решить быстрее, и с этим ничего не сделать. Например, стипендию выдают на бумажных чеках. Чтобы обналичить их, вам нужно прийти в банк с 12:00 до 14:00 – это время в Португалии считается утренним. Зачастую с 13:00 до 14:00 у сотрудников может быть обед.  

Владислав Слабов: В Португалии красиво. Если есть права, можно арендовать автомобиль и путешествовать. У нас было достаточно времени для того, чтобы посмотреть окрестности. Также есть много мест, куда можно съездить, потратив всего день.

Кирилл Келлер: Кстати, не стоит думать, что Португалия – теплая страна. Там нет отопления, и в марте мы очень мерзли по ночам, а теплых одеял не выдавали. Хороший сезон в Португалии – это июнь, июль и август. Мы покупались в океане, но он был холодным.

Мало кто знает, что по карточке Erasmus+ Student, которую студенту выдают по приезде на год, полагается скидка на рейсы авиакомпании Ryanair в размере 15 % и бесплатный провоз багажа, если бронируешь билет за месяц. Мне удалось воспользоваться этой льготой при поездке в Италию.

Вы стали магистрами, что вы планируете делать дальше?

Кирилл Келлер: Мы оба планируем продолжить научную деятельность, однако место обучения – открытый вопрос.

 

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба