Университет ИТМО. Леонид Лялюшкин, Мария Боровкова и Евгений Стрепитов

Гудбай, Америка: студенты программы двойного диплома рассказывают о поездке в Рочестерский университет

Магистранты кафедры фотоники и оптоинформатики одноименного факультета Мария Боровкова, Леонид Лялюшкин и Евгений Стрепитов вернулись из Рочестерского университета, в котором они учились по программе двойного диплома. В интервью нашему порталу студенты рассказывают об отличиях процесса образования в США и о том, как преодолеть сложности с оформлением документов в поездке за рубеж.

Что нужно сделать для того, чтобы поехать в Рочестерский университет так же, как вы?

Мария Боровкова: Наша магистерская программа обозначена как совместная. Когда вы подаете на нее документы, то сразу видите, что у вас есть возможность продолжить обучение в США. Мы стали вторым потоком студентов, которые поехали учиться в Рочестер, и у нас было не так много сведений, на которые мы могли бы опираться. Чтобы облегчить жизнь «третьей волне» студентов, которые поедут в Америку уже в этом году, мы проводим презентации и мастер-классы.

Система организована следующим образом: в первый год магистратуры мы учились здесь, в Университете ИТМО. Лучше завершить свое дипломное исследования в этот же год — в Америке на это совершенно не было времени. Поэтому я рада, что потратила все прошлое лето на эту работу. Конечно, Университет ИТМО идет навстречу обучающимся по программам двойного диплома — например, у нас были немного изменены сроки сдачи работ и отменены предзащиты, потому что во время их проведения мы физически находились не в Петербурге. Еще перед поездкой нам нужно было сдать экзамен по английскому языку, IELTS либо TOEFL. У Рочестерского университета достаточно высокие требования: обычно зарубежные вузы требуют 6−6,5 баллов, для Рочестера же минимум — 7 баллов. И хотя мои коллеги набрали чуть меньше, им дали «добро» после интервью по Skype.

Университет ИТМО. Мария Боровкова. Источник: социальные сети
Университет ИТМО. Мария Боровкова. Источник: социальные сети

Основная трудность — оформление пакета документов, нам нужно было подготовить огромное количество бумаг для получения визы, подтвердить, что у нас есть деньги на обучение и так далее. Университет обозначает конкретные суммы, без которых не оформляется форма I-20 — главный документ, по которому студент может легально находиться в стране.

Какие еще документы нужно оформить?

М. Б.: Для начала нужно подать онлайн-заявление на сайте университета, написать proposal — объяснение, кто вы и чем собираетесь заниматься, приложить резюме, в котором перечислены все публикации. Этот список спрашивали даже при получении визы. Еще для визы я несла доказательства других своих заграничных поездок, бейджи со всех конференций, в которых участвовала. I-20 оформляет вуз, это официальное приглашение и подтверждение зачисления, которое означает, что мы будем полностью заняты учебой и ничем, кроме нее, заниматься не будем.

Это достаточно непростой процесс, но ничего сверхъестественного здесь нет, тем более, что всегда можно обратиться за помощью к другим студентам и преподавателям нашей кафедры.

В чем разница между обучением в Рочестерском университете и Университете ИТМО?

Леонид Лялюшкин: Особенность в том, что для магистров Рочестерского университета есть две разные программы. Plan A — такая же магистратура, как в России, с двумя годами на исследование, диссертацию и ее защиту. Plan B — это то, что было у нас: мы за год изучали все те предметы, которые у студентов первой программы «растянуты» на два года.

М. Б.: Учиться в США тяжелее, чем в России. Из-за того, что образование там гораздо дороже, университеты жестче контролируют то, как хорошо вы все запоминаете — каждую неделю вам дают объемные домашние задания по всем предметам. Первый семестр был очень загружен и ни на что, кроме учебы, времени не хватало. Во втором было чуть проще, так как мы могли выбирать курсы, которые хотели посещать. В Рочестере мы изучали оптику подробнее, чем в Петербурге, однако каких-то особых сложностей не было — нам хватало общего уровня профессиональных навыков и знания английского языка.

По итогам обучения мы должны были подготовить не дипломное исследование, а магистерское эссе, и многие писали что-то вроде обзора литературы. Я же провела эксперименты на американском оборудовании, попробовала в короткой форме изложить свой диплом, и у меня получилось что-то вроде научной статьи по моей теме — определение концентрации воды в биологических объектах с помощью импульсной терагерцовой спектроскопии. У нас для этого нужна установка, которая занимает полкомнаты, а в лаборатории Рочестерского университета для этого есть крошечная машинка Mini-Z: если ее открыть, она выглядит как игрушка для детей. Руководителем нашей образовательной программы с американской стороны выступает профессор Си-Чен Жанг — директор Института оптики Рочестерского университета, в котором мы учились. Он же был моим научным руководителем, предоставил круглосуточный доступ в лабораторию и «нагрузил» одного из аспирантов, чтобы тот мне помогал.

Перестроиться было довольно сложно: почти то же самое я переживала на первом-втором курсе бакалавриата, когда началась взрослая жизнь и нужно было постоянно учиться. Но я узнала много нового, и я очень рада, что Университет ИТМО предоставил мне эту возможность, — поездка в США стоила всех вложенных усилий, потраченных денег и нервов.

Университет ИТМО. Си-Чен Жанг
Университет ИТМО. Си-Чен Жанг

А если брать темы магистерских исследований — отличаются ли проблемы, которые изучаете вы и ваши коллеги, от тех, которые интересуют американских студентов?

Л. Л.: Я бы сказал, что в России больше фундаментальной науки, а в США — прикладных исследований. В Рочестере больше задач, связанных с медициной, там есть большой медицинский центр, в котором занимаются проблемами офтальмологии. Все остальное более-менее стыкуется с тем, что проводится у нас, за исключением, разве что, голографии.

У вас были какие-либо непредвиденные траты?

М. Б.: Одна из серьезных проблем была связана с тем, что мы не могли заселиться в дом, предоставленный университетом: арендодатели требовали от нас оплаты чеком, причем мы должны были сделать это заранее. Из России мы провести оплату не могли, по приезде в США друзья рассказали, что мы можем в любом банке купить так называемый money order, но даже для этого нам был нужен счет в банке, который открывают в течение трех дней. В общем, чтобы мы могли заселиться сразу же, Маше пришлось чуть-чуть поплакать.

Евгений Стрепитов: Во многом нам пришлось экономить, так как, во-первых, в США все очень дорого, а во-вторых, есть много дополнительных сборов. Помимо затрат на билеты и визы, мы должны были оплатить студенческий сбор в 200 долларов, покрывающий затраты на то, чтобы официальные органы могли контролировать наши передвижения по стране. Например, университет может наказать студентов, если выяснится, что они мало времени тратят на учебу и часто летают на самолетах. Есть другие способы путешествовать, но за поездки за границу могут наказать вплоть до отчисления — отследить это очень просто, так как при посадке в самолет всегда приходится показывать документы.

М. Б.: Нам пришлось оплатить сразу две месячных ренты, докупать мебель, так как дом был совершенно пустой, а ближайший магазин располагался в 15 минутах езды на машине. Автобусы туда ходили раз в неделю, так что в первое время мы ели гречку, которую я привезла из дома. Еще в первом семестре недалеко от кампуса находился очень дорогой магазин, который впоследствии закрылся, но мы к этому моменту купили себе велосипеды.

Университет ИТМО платил нам стипендии по мобильности — 30 тысяч рублей в месяц. Этого хватало на то, чтобы оплачивать жилье, причем мы платили 945 долларов на троих — нам повезло. В прошлом году ребята платили по 500 долларов каждый. Также они покупали медицинскую страховку у университета за две с половиной тысячи долларов, а нам удалось найти страховку за тысячу.

Американцев очень интересуют вопросы, связанные со здоровьем: нам нужно было заполнить форму с такими подробностями, которые мы иногда и не знали. В наши сертификаты о прививках не всегда пишут даты, а для американцев нужно было предоставить названия этих прививок на латинском языке. К тому же в США есть понятие «лечащего врача», который должен все подписать и подтвердить, а так как в России такого нет, мы решили и не делать такие справки. Из-за этого нам пришлось все это оформлять на месте, моему переведенному сертификату не поверили и сделали новые прививки от кори, ветрянки и краснухи. К счастью, моя страховка все оплатила.

Рочестерский университет. Источник: rochester.edu
Рочестерский университет. Источник: rochester.edu

Есть ли у вас какие-то главные советы для тех, кто поедет учиться в Рочестерском университете после вас?

Е. С.:Подробно изучайте список документов, которые от вас требуют. По-моему, в США бюрократию любят еще больше, чем у нас. Когда я хотел перевести и заверить свой сертификат о прививках в Америке, мне сказали, что это будет стоить очень дорого. В итоге я отправил скан сертификата домой, мне прислали обратно заверенный перевод с печатью, и после все удивлялись и спрашивали, как дорого это стоило. Если на документах будут печати — здорово, потому что там печать — это святое.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба