Университет ИТМО. Владимир Мазин и Александр Гончаров

Матанализ, научные исследования и поездка на Intel ISEF: победители Балтийского конкурса вспоминают школьные годы

Многие ли из нас могут похвастаться проведенным научным исследованием, поездкой на международный конкурс и научной публикацией в одиннадцатом классе? Студенты Университета ИТМО — бакалавр четвертого курса кафедры компьютерных технологий Владимир Мазин и второкурсник кафедры проектирования и безопасности компьютерных систем Александр Гончаров — как раз из таких. Пока все ходили по репетиторам и готовились к единому государственному экзамену, они участвовали в Балтийском научно-инженерном конкурсе и защищали свои проекты перед экспертным жюри. Конкурс для талантливых школьников России пройдет и в этом году — 1−4 февраля. Победители конкурса рассказали, почему стоит в нем участвовать и как он привел их в Университет ИТМО.

Балтийский научно-инженерный конкурс каждый год собирает школьников разных возрастов, которые представляют свои научные изыскания и разработки членам жюри. Как вы попали на конкурс и почему решили в нем участвовать?

Владимир Мазин: Здесь во многом заслуга нашей Лаборатории непрерывного математического образования (ЛНМО), базирующейся в школе № 564, в которую я перешел в девятом классе. Меня пригласили на День открытых дверей, после которого я решил, что хочу учиться здесь. Конечно, образ жизни с началом обучения в новой школе и поступления в Лабораторию непрерывного математического образования сильно изменился: мне приходилось посвящать учебе 90% свободного времени, иначе можно было забыть о хорошей успеваемости. ЛНМО славится тем, что уже в старших классах учащиеся знакомятся с математикой университетского уровня. Был ли у вас математический анализ в девятом классе? У нас было много матанализа. Все происходящее в Лаборатории настраивало на серьезное отношение к образованию, и, наверное, именно это позволяло нам усваивать те сложные вещи, которые наши сверстники начали изучать только на первых курсах вуза. У директора ЛНМО и организатора Балтийского научно-инженерного конкурса Ильи Александровича Чистякова есть четкое представление о том, как должно строиться эффективное обучение школьников, и оно действительно работает.

Университет ИТМО. Илья Чистяков
Университет ИТМО. Илья Чистяков

Александр Гончаров: Я познакомился с «кухней» Лаборатории непрерывного математического обучения за год до того, как начал там учиться, — посещал курсы по программированию при ЛНМО в седьмом классе. Как и сейчас, я был убежденным программистом — ни физика, ни математика не влекли меня так, как IT-сфера. И у меня была возможность развиваться в школе именно в той области, которая меня интересует больше всего. Очевидное отличие нашей школы от других — ориентация на науку и самостоятельные исследования. Первую свою научную работу я написал в десятом классе, но самое важное для меня исследование, с которым я принял участие в Балтийском научно-инженерном конкурсе, а потом в Intel ISEF и многих других соревнованиях, я провел в одиннадцатом классе. На все это вдохновляло совершенно другое отношение к тебе как к ученику. Ты не просто абстрактная человеческая единица, на обучение которой дается финансирование, ты — главный «проект», в который вкладываются все преподаватели без исключения.

Владимир Мазин: Помню свой первый семестр в школе — обучение у нас проводилось по семестрам. Тогда я занимался только учебой, но нас предупреждали, что в будущем мы попробуем себя в каком-нибудь научном исследовании. Тогда я еще плохо понимал, что это такое. В последующем полугодии Илья Александрович отправил меня и моего одноклассника к доктору физико-математических наук, профессору Станиславу Исааковичу Кублановскому. Именно он стал моим научным руководителем, под началом которого я сначала изучал теорию полугрупп, а затем написал работу для Балтийского научно-инженерного конкурса. Насколько я знаю, в школе такая система работает до сих пор: если школьнику интересно попробовать себя в науке, Илья Александрович направляет его на «стажировку» к какому-нибудь ученому.

Что за работы вы представили на конкурсе?

Александр Гончаров: Я разработал систему распределенных вычислений на основе браузеров посетителей сайта. Распределенные, или, как их еще называют, добровольные, вычисления связаны с процессом своеобразного компьютерного волонтерства. Вы устанавливаете программу на компьютер, а она использует его мощность, чтобы выполнять полезные вычисления для исследований в области лечения раковых заболеваний или поиска сверхновых в галактиках. Я решил исключить из этого процесса необходимость устанавливать программы и использовать ресурс, которым пользуется каждый владелец ПК, — интернет-браузер. Сделал скрипт для сайта, который при вставке на страницу без ущерба для скорости работы браузера помогает науке. Моим научным руководителем выступил выпускник Лаборатории непрерывного математического образования прошлых лет, директор стартапа «Фабрика лояльности» Василий Дьяченко.

Владимир Мазин: В моем случае описать работу простыми словами будет сложнее — я вместе со своим одноклассником занимался высшей математикой. Моя работа называлась «Ранги многообразий, порожденных конечными полугруппами». В рамках нее мы занимались изучением характеристики рангов, которую ввел наш научный руководитель, ее применения в описании понятия «многообразие» и других сферах. Эта тема из области чистой математики до сих пор недостаточно разработана, и рано говорить о каком-то практическом применении этой фундаментальной теории.

Университет ИТМО. Балтийский научно-инженерный конкурс
Университет ИТМО. Балтийский научно-инженерный конкурс

Какие были впечатления от участия в конкурсе?

Александр Гончаров: Я хорошо помню, что очень долго делал постер: тщательно проверял информацию, выбирал наиболее емкие способы предоставления результатов работы. Даже обращался к специалисту, чтобы мне сверстали красивый постер, распечатал его в типографии. Предконкурсных волнений было достаточно. Примечательно, что в год, когда я участвовал в БК, конкурс проходил в Университете ИТМО: постеры из моей секции Computer Science расположились в колонном зале. Я стоял в самом углу и очень переживал, что из-за неудачного расположения мой стенд посетят мало человек. Но нет, все прошло удачно: ко мне подходило очень много людей и, что самое главное, специалистов в моей области, которые разбирались в моей теме и могли по достоинству оценить результат. Тогда я получил не только много полезных отзывов, но и предложение поступить в Университет ИТМО. Ко мне подошел Анатолий Абрамович Шалыто, посмотрел мою работу, дал визитку и сказал, что будет рад видеть меня среди студентов вуза. Кстати, он был единственным человеком, который заметил «баг» в моей работе. Как бы то ни было, я все равно выиграл тогда конкурс.

Владимир Мазин: Самые яркие эмоции от конкурса связаны, наверное, с тем, что ты весь день общаешься с квалифицированными учеными, бизнесменами, которые внимательно слушают тебя, воспринимают тебя не как школьника, а как мыслящего, взрослого человека, дают справедливую оценку твоему труду. Наверное, ни на одном другом конкурсе для школьников нет такого количества экспертов в жюри, да еще из разных сфер деятельности. А я знаю, о чем говорю, поскольку участвовал в таких конкурсах, как «Юниор», «Intel-Авангард». Выиграв последний, я и получил путевку на крупнейший международный конкурс научного и инженерного творчества для старших школьников Intel ISEF.

Университет ИТМО. Координатор всемирного смотра научных и инженерных достижений школьников Intel ISEF в России Ирина Арзуманян
Университет ИТМО. Координатор всемирного смотра научных и инженерных достижений школьников Intel ISEF в России Ирина Арзуманян

Каково было участвовать в конкурсе такого масштаба, как Intel ISEF?

Владимир Мазин: Подготовка к Intel ISEF началась еще до поездки в Америку. Сначала для всех российских финалистов проводили тренинг: как правильно презентовать свою работу, как вести себя. Для этого специально приехал представитель Intеl, который записал наше выступление на видеокамеру, а потом показал его, параллельно разбирая наши ошибки. Это была очень полезная практика перед самим конкурсом, который проводился в Питтсбурге. Организация, конечно, была на высшем уровне. Сейчас, помогая устраивать Балтийский научно-инженерный конкурс в Петербурге, я стараюсь использовать опыт, полученный на Intel ISEF. Жаль, что мне тогда не удалось победить. Оглядываясь назад, я понимаю, что основная ошибка было в том, что работа не имела прикладного значения. На Intel ISEF приветствуются либо прикладные работы, либо те, что являются прорывными для фундаментальной науки. С этим связана забавная история. На конкурсе ко мне подошел член жюри, слушал меня, а потом спросил: «А в чем прикладной смысл работы?». Я начал объяснять, что наша работа может быть потенциально применима в некоторых прикладных аспектах. Он ответил: «Нет, вы меня не поняли. Почему меня должна волновать ваша работа? Чем она может быть полезна мне?». И это был очень логичный и правильный вопрос, на который, к сожалению, у меня не было ответа.

Александр Гончаров: В том году, когда я ездил на конкурс, он проводился в Лос-Анджелесе. Все участники конкурса, которых было очень много, жили в небоскребах. Вообще, масштаб впечатлял: вокруг много твоих сверстников, огромный выставочный зал, сотни постеров. За весь презентационный день к тебе подходит определенное количество членов жюри, которые беседуют с тобой. Чем больше людей ты заинтересуешь своей работой, тем больше шансов выиграть. Атмосфера, конечно, была стрессовая: мне не хватило переводчика — объяснялся с англоговорящими членами жюри, как мог. Но полученный опыт того стоил. С разработанной мною системой распределенных вычислений я участвовал и побеждал во многих соревнованиях. К концу одиннадцатого класса у меня на руках была стопка дипломов и одна научная публикация. В принципе, неплохое начало резюме. Здорово, когда, общаясь с потенциальным работодателем, можешь отметить, что, пока все школьники готовились к ЕГЭ, ты собирал грамоты с дюжины конкурсов.

А почему вы решили поступить в Университет ИТМО?

Александр Гончаров: В свое время я подавал документы в СПбГУ, Университет ИТМО и Политех. Во все три вуза я прошел, но принял решение в пользу Университета ИТМО, потому что, на мой взгляд, для убежденного программиста это является самым логичным выбором. Жалеть не пришлось. Конечно, сейчас ввиду учебы у меня очень мало времени на какие-то самостоятельные исследования. Хотя есть мысли продолжить свою работу, с которой я выступал на БК два года назад. Ведь она актуальна до сих пор, ее можно развить, но на это нужно выделить много времени. Возможно, я свяжу бакалаврский диплом с этой темой, поскольку неплохо изучил системы распределенных вычислений и считаю эту область достаточно перспективной.

Владимир Мазин: Меня сразу направляли именно в Университет ИТМО. Здесь учился мой старший брат, поэтому я знал, что тут дают хорошее образование. За время обучения в школе я понял, что чистой математикой я заниматься не хочу, что меня больше тянет в более прикладную сферу деятельности. Поэтому я сделал выбор в пользу программирования и пишу сейчас дипломную работу по машинному обучению. Как оказалось, я не большой фанат непосредственно теоретической науки. Возможно, я бы пересмотрел свои взгляды, если это было бы востребовано, но, к сожалению, заниматься теоретической математикой и программированием в нашей стране можно только из большой к ним любви. В любом случае, я уже имею представление, что такое чисто теоретическое исследование, и это знакомство, безусловно, не было лишним. Как говорит Илья Александрович Чистяков, время, потраченное на алгебраическую топологию, не потрачено впустую.

Ульяна Малышева,

Редакция новостного портала Университета ИТМО

Архив по годам:
Пресс-служба