О том, почему современная школа – серьезный социальный институт развития всего общества, а не только учащегося, поговорили на ПМЭФ-2019

На прошедшем Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ), помимо экономики, обсудили также то, как проблематика российского образования вписывается в общесоциальный контекст государства. На одной из дискуссий эксперты в области образования поговорили о том, каковы достижения и проблемы отечественной системы образования за последние 10 лет, в чем плюсы и минусы селективного отбора учеников в школы, как неуспех в школе отражается на экономическом неуспехе во взрослой жизни и нужна ли профессия педагога, а также обсудили, почему доставшееся с советских времен широкое образование далеко не всегда эффективно сегодня, а классический девиз «Учитель – профессия по призванию» больше не работает. Мнение экспертов собрали в тексте.

Елена Шмелева, руководитель образовательного фонда «Талант и успех», член Совета при Президенте Российской Федерации по науке и образованию, – про системный отбор талантов и их поддержку

Самое большое достижение последних лет в том, что мы начинаем системно говорить о работе с детьми, которые проявили выдающиеся способности, которые способны организовать свое время и формируют особые запросы, которые мы учимся удовлетворять. Также достижение – комплексная система подготовки учителей, работающих с такими детьми.

Мы сегодня создаем научно-образовательные центры мирового уровня в 15 субъектах РФ и думаем, как учителя средней школы будут ориентированы на те задачи, которые являются основой развития новой инфраструктуры, как в 12-13 лет ребенку выбрать специализацию, которую раньше выбирали на старших курсах университета, и научного руководителя. Мы думаем, как грамотно подключать к этой работу университеты и не делить ребят на тех, кто уже проявил незаурядные способности или нашел себе наставника по интересующей специализации, с теми, у кого это произойдет позже. В этом плане фактор справедливости становится основным: важно обеспечить каждому ребенку справедливый доступ к сильным педагогам и качественным образовательным программам.

Елена Шмелева. Источник: photo.roscongress.org
Елена Шмелева. Источник: photo.roscongress.org

В этом плане очень показателен опыт «Сириуса», в частности среды дистанционного обучения «Сириус онлайн», который является хорошим примером объединения опыта и педагогов, и профессионального сектора. На онлайн-платформе «Сириуса» ребята не просто проходят через какие-то конкурсные мероприятия, они имеют возможность учиться, быть в среде специалистов, хорошо знающих предмет. Благодаря этим возможностям им легче определиться с тем, чем же они хотят заниматься дальше. «Сириус онлайн» стал средой, которая очень рано может заинтересовать и замотивировать учеников.

Ярослав Кузьминов, ректор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», – про достижения и недостатки образовательной системы за последние годы

Среди достижений – рост заработной платы учителей в полтора раза и изменение статуса учителя. Это видно по качеству приема на педагогические направления: если в начале периода средний проходной балл был 59-60, то сейчас около 70 баллов.  Также мы видим изменения в гендерном соотношении: все больше молодых людей хотят преподавать.

Второе достижение – это серьезный рост качества образования. За период с 2006 года по 2015 год число российских учеников, которые не достигают порогового уровня функциональной грамотности, снизилось по трем предметным областям: по чтению было 39 %, – стало 20 %, по математике было 26 % – стало 19 %, по естественным наукам было 25 % – стало 20 %.

Ярослав Кузьминов. Источник: photo.roscongress.org
Ярослав Кузьминов. Источник: photo.roscongress.org

Все еще остается, однако, высокий процент школьной неуспешности: в среднем он составляет 20 %, что в два раза выше аналогичного показателя в Европе. Школьная неуспешность – это хроническое отставание от остального класса, которое потом с корреляцией в 90 % отображается на экономической неуспешности человека в будущем. В России 2,5 миллиона молодых людей в возрасте от 15 до 25 лет не учатся и не работают. Эта проблема мне кажется национальным вызовом.

Другая проблема в рамках той же неуспешности – это рост селективности, который мы наблюдаем по мере вложений в систему образования. Усиливается система поиска талантов, создаются лицеи при вузах, однако механизмы социального перемешивания не разрабатываются: необходимо создавать хорошие условия и для детей, растущих в семьях с низким уровнем образования и финансового благополучия. В большинстве стран такие механизмы есть. Игнорирование такого рода проблем чревато тем, что наряду с развитием талантов мы будем получать дополнительный источник социального напряжения. По опросам две трети родителей говорят о селективном доступе в первый класс. Я могу понять селективный доступ в предуниверсарий, но ограниченный прием детей в первый класс – это опасный знак с точки зрения социальной стабильности общества.

Вторая проблема – это отставание общеобразовательной школы от лучших мировых практик. У российского школьника очень маленькое пространство для маневра в части образовательных траекторий. Эта проблема частично преодолевается в столичных школах, где можно попасть в класс, ориентированный на конкретные предметные области. Однако московский опыт пока не воспроизводится в других крупных городах.

Несмотря на то, что в России со времен СССР сохраняется мощная система дополнительного образования, она концентрируется на трех секторах: спорт, искусство и школьные предметы, которые покрывают 20 % будущего рынка труда. При этом нет дополнительного образования по коммуникациям, прикладным технологическим предметам, тем навыкам, которые будут потенциально востребованы на рынке труда. Впрочем, такие актуальные знания не дают и в школах: у нас нет практик проектного обучения, предметов, развивающих коммуникационные и творческие навыки – те навыки, которые характеризуют XXI век.

Оксана Демьяненко, директор, общеобразовательное частное учреждение международной гимназии инновационного центра «Сколково», – про проблему неравенства в образовании

Оксана Демьяненко. Источник: photo.roscongress.org
Оксана Демьяненко. Источник: photo.roscongress.org

Проблема неравенства в образовании стоит остро. Будучи директором школы, которая работает по принципу селективности, я вижу, что это одна из основных проблем для школ и для развития среднего образования. Я считаю, что открытость школы, которая сейчас стала фактом, и произошло это за последние 10 лет, одно из достижений, но это и плюс, и минус.

Плюс в том, что заказ школе формирует не только государство, но и будущие работодатели, я рада, что бизнес начинает подключаться в процесс образования на более ранних стадиях, а не в университете, как раньше, – это помогает развитию. Также запрос формируют родители, и проблема школы в том, что она не всегда умеет работать с этим ресурсом, а уметь правильно воспринять запрос извне и правильно на него отреагировать – это важный навык. 

Школа – это институт развития не только ребенка, это серьезный социальный институт развития, в котором есть взаимное влияние. Школа, развивая ученика, развивает семью, развивает общество. Если мы смотрим на школу с родителями и заказчиками как на институт развития общества на долгие годы с некоторым отложенным эффектом, то очень важно участие тех, кто поможет в формировании политики школы, в том числе по контингенту и по поддержке детей, родители которых не способны платить за образование. Это и есть созревание общественного сознания.

Все это возможно, если бизнес приходит не только с заказом на будущих специалистов, но и с помощью. Например, сейчас существуют фонды целевого капитала в школах, и доступ детей в школы, где есть возможность дать ученику многое, растет. Связка социальной роли школы, роли заказчика школьного образования и будущего школьного образования – это очень важно.

Иван Федотов, директор Ассоциации инновационных регионов России (АИРР), проректор РАНХиГС, – про роль учителя

Иван Федотов. Источник: forumspb2019.tassphoto.com
Иван Федотов. Источник: forumspb2019.tassphoto.com

Глобально я согласен с тем, что сказал Ярослав Кузьминов, однако в одном все же поспорю – в том, что качество приема в педагогические вузы увеличивается. Увеличивается проходной балл ЕГЭ, но не качество контингента. Мы провели эксперимент и решили обучить проектному преподаванию учителей и проектной работе учеников московских школ. Хочу сказать, что насколько у нас прекрасные, желающие меняться школьники, настолько же в большинстве своем косные учителя – они загнаны в рамки и тяжело поддаются трансформациям.

В большинстве школ есть «звездные» учителя, которым родители хотят отдать своих детей, но есть и просто серая масса, которая не в состоянии развиваться. Я не понимаю, зачем нужны педагогические вузы как таковые, они никогда не будут в топе университетских рейтингов. Этот атавизм, по моему мнению, не нужен, как и профессия педагога. Человек должен получать профессию физика, историка, математика, владеть иностранным языком. Если он хочет стать учителем, он идет в магистратуру, где изучает технологию преподавания, современную работу с командами, психологию, и осознанно идет в школу, если он хочет взращивать замечательных людей, которые будут жить в новом цифровом мире.

Сегодня система подготовки учителей в массе своей не успевает за теми цифровыми изменениями, которые происходят в передовых вузах или некоторых частных школах. Мое видение таково: к сожалению, наши учителя в плане восприимчивости к новым технологиям сильно отстают от школьников. Надо либо системно менять что-то, либо вкладывать большие деньги в обучение учителей. Мы привыкли думать, что учитель — это профессия по призванию, но это не так. Хороший учитель не только делится знаниями с детьми, но и учится вместе с ними. Сегодня наши учителя не готовы к такому. Я считаю, что к обучению детей надо привлекать специалистов, которые являются профи в конкретной предметной области, а не в педагогике.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба