Источник: depositphotos.com

Цифры о науке, или как статистика помогает понять научный потенциал страны

Эффективность науки в той или иной стране сложно оценить, просто прочитав новости о последних научных открытиях. Нобелевку дают, как правило, не за открытия, а за результаты этих открытий. Точно так же непросто понять, насколько развита наука: о чем, например, говорит количество молодых исследователей в стране? Определяет ли число публикаций в международных научных журналах авторитет национальной науки? Как можно трактовать объем затрат на науку в государстве? НИУ Высшая школа экономики и Министерство образования и науки опубликовали данные о динамике индикаторов развития науки в России. В самых интересных цифрах разбиралась редакция ITMO.NEWS.

Сколько тратят государство и бизнес на исследования

В 2015 году внутренние затраты на исследования и разработки в России составили 914.7 миллиардов рублей, а темп прироста за год (в постоянных ценах) — 0.2%. В процентах к ВВП этот показатель равен 1.13%. По этой величине Россия занимает девятое место в мире, отмечается в сборнике «Индикаторы науки». При этом, по показателю удельного веса затрат на науку в ВВП Россия существенно отстает от ведущих стран мира, занимая 34-е место. В пятерку лидеров входят Республика Корея (4.29%), Израиль (4.11%), Япония (3.59%), Финляндия (3.17%) и Швеция (3.16%).

Что значат эти цифры? Много или мало тратится на науку в России, если сравнивать показатели с другими странами? Какие факторы нужно иметь в виду, чтобы верно оценивать величину затрат страны на науку?

«Эти значения показывают, во-первых, насколько интенсивно в абсолютных масштабах наука развивается в стране и, во-вторых, какое место она занимает в экономике. ВВП здесь выступает знаменателем и позволяет нормировать показатели, то есть мы оцениваем, каков, условно говоря, размер сектора исследований и разработок в масштабах национальной экономики. При этом мы не сравниваем экономики разных стран, и неверным было бы утверждать, что большая экономика обязательно будет иметь большой исследовательский сектор. Получается, что в абсолютных масштабах мы тратим на науку столько же, сколько Великобритания, но в масштабах экономики страны это совсем немного», — прокомментировал заведующий отделом Институт статистических исследований и экономики знаний ВШЭ Константин Фурсов.

Константин Фурсов. Источник: hse.ru
Константин Фурсов. Источник: hse.ru

Он добавил, что, кроме масштабов, важно понимать структуру затрат по источникам финансирования. Почти везде в мире, кроме стран с сильно централизованной политической системой, за науку платит бизнес (предпринимательский сектор). Этот показатель характеризует, насколько наука интегрирована в экономику гражданского сектора. В России за науку преимущественно платит государство.

Для сравнения в 1995 году государство в России спонсировало 67% исследований, в 2014 году этот показатель равняется 60%. Доля предпринимательских инвестиций осталась примерно прежней — около 27%. За период 2000—2015 годов доля бизнеса как источника финансирования науки сократилась с 32.9 до 26.5%. В то же время 64% организаций, занятых исследованиями, находятся в государственной собственности, а 21% - в частной.

Каких исследований в стране больше

Наиболее масштабными по величине затрат являются исследования в сфере транспортных и космических систем (219.2 млрд рублей), отмечается в вестнике «Наука, технологии, инновации» ВШЭ. Это более трети (34.9%) внутренних затрат на науку. На направление «Энергоэффективность, энергосбережение, ядерная энергетика» приходится 13.7%, на направление «Информационно-телекоммуникационные системы» — 11.9%. Такое быстро развивающееся в мире направление как «Индустрия наносистем» аккумулирует лишь 4.1% затрат.

При этом по-прежнему Россию можно называть страной ученых-технарей. В 2005 году количество исследователей, занятых в технических науках, было около 250 тысяч человек, в 2014 году этот показатель упал лишь на 20 тысяч. Одновременно с этим стало на 30−40% больше ученых, изучающих гуманитарные науки, однако их немного: не более 13 тысяч человек. На три тысячи больше исследователей посвящают свою деятельность медицине. Достаточно много в России людей, которые изучают естественно-научные дисциплины, — около 90 тысяч.

Что касается научных публикаций в журналах, то и здесь статистические данные отражают сложившуюся ситуацию: около 56% материалов публикуются по естественным и точным наукам, около 30% - по техническим, 7,7% - в области медицины.

Лаборатория лазерных микро- и нанотехнологий Университета ИТМО
Лаборатория лазерных микро- и нанотехнологий Университета ИТМО

О чем говорит публикационная активность российских ученых

В период 2000—2014 годов в журналах, индексируемых в международной базе данных Web of Science, российскими учеными было опубликовано около 144 270 статей. В среднем каждую статью процитировали чуть более трех раз. В Австралии, например, число цитирований одной публикации было в два раза больше, а количество публикаций — в два раза меньше. В Швейцарии — публикаций было в два раза меньше, но в три раза больше цитирований одной статьи. Китайские ученые опубликовали в шесть раз больше статей, чем российские, но при этом одна китайская статья цитировалась всего в 1,5 раза больше, чем одна российская. В журналах Scopus похожая ситуация, но можно привести один пример для сравнения: российские ученые опубликовали там около 689 тысяч статей, на каждую из которых пришлось по 6,5 цитирований. Датские ученые опубликовали там 245 тысяч материалов, но количество цитирований на одну статью — 25.

В связи с этим возникают вопросы. Что действительно определяет научный потенциал страны на мировой арене: количество публикаций или количество ссылок на одну публикацию?

«Действительно, важнее число цитирований. Но не только в расчете на одну статью, но и суммарное цитирование всех статей государства (иначе лидером может оказаться карликовая страна). Цитируемость — естественный показатель, но он не должен быть единственным. Доминирование этого показателя уже вызывает озабоченность в научном мире. Распространяется цитирование по принципу „ты — меня, я — тебя“. Россия по цитируемости действительно отстает. Причин несколько. Первая — „проседание“ российской науки примерно в течение 15 лет с начала 90-х. В результате сейчас у нас в науке „сильно прорежено“ самое продуктивное на научные результаты поколение в возрасте 35−50 лет. Сейчас наблюдается ренессанс науки, но потенциал быстро не восстанавливается. Вторая — цитирование учитывается только по двум основным индексам (WoS, Scopus), в которых очень мало российских журналов. Больше всего ссылаются на своих. Американцы ссылаются на американцев, игнорируя остальной мир, европейцы — на европейцев и американцев, игнорируя Восток и Россию, и т. д. Так что здесь мы в проигрышном положении. Кроме того, ведущие российские журналы переводятся на английский, и в индексы включены именно переводные версии (они считаются отдельным изданием), поэтому если ссылка делается не на переводную версию, а на основной журнал, то она не учитывается. Кстати, это одна из основных причин, по которой мы свой русский журнал „Наносистемы: физика, химия, математика“ сделали чисто англоязычным, а не создали переводную версию», — отметил заведующий кафедрой высшей математики Университета ИТМО, редактор журнала «Наносистемы: физика, химия, математика» Игорь Попов.

Научные журналы. Источник: science.spb.ru
Научные журналы. Источник: science.spb.ru

Он также назвал и другие причины, по которым Россия отстает от других стран в «гонке цитируемости». Так, проблема в том, что цитируемость сосчитана суммарно, но она в разных науках — разная. В России традиционно сильны математики и программисты, но в этих областях списки ссылок в статьях, как правило, короткие (соответственно, цитируемость низка), а вот в биологии и медицине, где российские ученые сейчас не в лидерах, количество ссылок обычно огромное. При этом нельзя «зацикливаться» на цитируемости. Когда СССР запустил человека в космос, страна тоже проигрывали США по цитируемости, но никаких сомнений в потенциале советской науки в мире не было, добавил Игорь Попов. С ним согласен другой эксперт.

«По нашему мнению, вопрос оценки влияния одного или нескольких ученых невозможно корректно решить, используя один количественный параметр (например, количество публикаций или цитирований). При подобной оценке необходимо использовать как минимум два количественных параметра, принимая во внимание период оценки, научную область, тип сравниваемых публикаций и другие. При этом желательно совмещать количественную оценку с экспертной», — сказал консультант по ключевым информационным решениям Elsevier S&T в России Андрей Локтев.

При этом эксперты ВШЭ подчеркивают, что в последние годы наметилось также изменение тренда: долгое время доля статей за авторством российских ученых в Web of Science снижалась, достигнув минимума в 2.08% в 2013 году. Однако за 2014−2015 годы показатель вырос до 2.31%. Но до сих пор среднегодовые темпы прироста российской публикационной активности за пятнадцатилетний период составляют 2.3% и все еще существенно отстают от мировых темпов (5.6%). Данные базы Scopus похожи на данные Web of Science.

Кто занимается наукой в России

Постепенно, но количество исследователей, занятых во всех государственных, частных и университетских научных центрах (подразумеваются не только научные сотрудники, но и вспомогательный персонал), увеличивается: в 2008 году их было около 33 000 человек, в 2014 — около 44 000 человек. При этом медленно увеличивается доля молодых исследователей до 29 лет — на 3% с 2008 года, а также доля исследователей до 39 лет — на 7% с 2008 года. В свою очередь, средний возраст всех исследователей стал на два года выше — с 45 до 47 лет.

Университет ИТМО. Сотрудники лаборатории автоматизированного проектирования оптико-информационных и энергосберегающих систем
Университет ИТМО. Сотрудники лаборатории автоматизированного проектирования оптико-информационных и энергосберегающих систем

«На мой взгляд, средний возраст исследователей повышается потому, что приток молодых ученых в науку объективно не так быстр и в объемах меньше по сравнению с естественным процессом старения. Молодые, как правило, более мобильны, как географически, так и профессионально, особенно в условиях быстро меняющегося мира, что мы наблюдаем сейчас. Старшее поколение гораздо реже меняет профессиональную стезю. В том числе и по этим причинам нынешнее молодое поколение в принципе позже определяется с профессиональным вектором. Также не будем забывать, что люди 24−29 лет — это люди, родившиеся в 1988—1993 годы. Нам всем хорошо известно, что за период тогда переживала наша страна. Поэтому когда мы говорим об этом возрастном интервале, мы говорим о последствиях демографической ямы тех лет. Люди же до 39 лет (родившиеся в 1978 и позднее) на момент развала Союза учились в школе. Потом дефолт 98-го года: возможности осознанно профессионально самоопределиться особенно не было. А если посмотреть, что творилось с наукой на государственном уровне, предположу, что стимулы заниматься ее отсутствовали», — обозначила ситуацию начальник Департамента по управлению человеческими ресурсами и фандрайзинговой деятельности Университета ИТМО Ольга Кононова.

Она добавила, что в первом неклассическом вузе активно проводятся меры по удержанию молодых ученых в стенах альма-матер. Во-первых, постоянно обновляется материально-техническая база лабораторий, чтобы исследователи могли реализовывать свои научные проекты. Во-вторых, система взаимодействия лабораторий с центром построена так, что дает исследователям определенную свободу действий и возможности самореализации. В-третьих, в университет постоянно привлекаются выдающиеся ученые со всего мира, чтобы молодые исследователи могли перенимать их опыт, а работа с лучшими всегда интересна и мотивирует. Кроме того, вуз выделяет средства на повышение квалификации и академическую мобильность сотрудников, а работа с будущими исследовательскими кадрами начинается с бакалавриата.

Работа с молодыми учеными крайне важна, тем более, что в России существенно увеличился выпуск аспирантов, отмечается в отчете ВШЭ: в 1995 году выпускников было 11 300 человек, а в 2015 — уже более 26 тысяч. При этом число молодых ученых с кандидатской степенью, успешно защитивших диссертацию, увеличилось почти в два раза. Так, 20 лет назад степень кандидата наук получили 2,6 тысяч человек, а в 2015 году — более 4,6 тысяч. При этом больше всего молодых ученых интересуют технические науки, физика, IT, а меньше всего — природообустройство, архитектура, нанотехнологии и авиакосмическое приборостроение и конструирование.

Источник: hse.ru
Источник: hse.ru

Докторов наук в 2014—2015 годах стало на 412 больше. При этом выпуск из докторантуры был примерно 1 350 человек в каждый год. Чаще всего докторами наук становятся в области технических наук, педагогики, медицины и экономики.

Общее количество исследователей на 10 тысяч населения самое большое в Дании, Тайвани, Финляндии и Израиле — показатель равняется 209−217 человек, а в России на 10 тысяч жителей приходится 122 исследователя.

Что изобретают ученые в России

Результативность изобретательской деятельности характеризуется, прежде всего, индикаторами патентной активности, отмечается в вестнике ВШЭ «Наука, технологии, инновации». По данным Роспатента, за период 2000—2015 годов число патентных заявок, поданных в национальное патентное ведомство России отечественными и зарубежными заявителями, выросло в 1,6 раз — с 28,7 до 45,5 тысяч. Рост был обеспечен в первую очередь повышением активности зарубежных заявителей: число поданных ими патентных заявок за последние пятнадцать лет увеличилось втрое, достигнув в 2015 году 16,2 тысяч, что говорит о высоком интересе зарубежных предпринимателей к российскому рынку интеллектуальной собственности. Число патентных заявок от российских изобретателей увеличилась на 25% за последние 15 лет.

Также существует такое понятие, как коэффициент изобретательской активности — это число патентов, выданных на 10 тысяч населения страны. В 1995 году он был 1,18, в 2014 году стал 1,68, а в следующем году — 2,04. Больше всего в России патентуют различные технологические инновации, разработки в области транспортирования, химии и металлургии.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба