Врач-онколог клиники «Скандинавия» Василий Филимоненко — о самообследовании, Нобелевской премии-2018 и «позиции страуса»

Рак молочной железы — второй по частоте тип злокачественной опухоли в мире. За последние годы заболевание стало самой распространенной онкологической патологией у российских женщин: по статистике, из сотни заболевших раком женщин 21 болеет раком молочной железы. Привлечь внимание к проблеме диагностики и лечения этого заболевания призван «Месяц борьбы с раком молочной железы», которым традиционно провозглашают октябрь. Первый «Розовый октябрь» состоялся более 20 лет назад, а сегодня к мероприятиям присоединяются сотни организаций во всем мире. Что нужно знать о заболевании, как правильно проходить диагностику, почему вокруг рака по-прежнему столько мифов и как с ними бороться — об этом мы поговорили с врачом-онкологом клиники «Скандинавия» Василием Филимоненко.

Василий Филимоненко

По данным ВОЗ, рак молочной железы занимает первое место среди онкологических заболеваний женщин. За последние 20 лет заболеваемость раком груди в мире выросла и продолжает увеличиваться. Почему так происходит?

Действительно, рак молочной железы является самой распространенной злокачественной патологией не только в нашей стране, но и во многих других. Ежегодно в мире выявляется где-то около 1,5 млн случаев рака молочной железы. Точные причины развития рака, как и других злокачественных образований, никто не знает. Но выделяется ряд факторов, которые повышают риск развития этой патологии.  

Прежде всего стоит отметить, что рак молочной железы в большинстве случаев — это гормон-зависимая опухоль, поэтому она часто возникает на фоне гормональной недостаточности и внешней стимуляции эндокринных желез, приема гормональных лекарственных средств. Ученые выяснили, что если в крови пациентки снизить концентрацию эстрадиола на 17%, то можно снизить риск развития рака молочной железы в 4-5 раз. В отношении гормонозависимой терапии данные противоречивы: ученые полагают, что длительный прием контрацептивов (больше 8 лет) увеличивает риск на 35%.

Большую роль также играет беременность, роды, время наступления первых месячных, климакса. Ранние месячные (до 12 лет) увеличивают риск формирования опухоли в два раза, поздний климакс (после 54 лет) приводит к увеличению риска заболевания в четыре раза. Роды и беременность, напротив, оказывают положительное влияние и помогают снизить риск развития рака на 50%.  

Уже доказано, что влияние на развитие рака оказывает ожирение — это очень серьезная проблема, которая в целом может привести к появлению раковых заболеваний. Кроме того, доказанным фактором является генетическая предрасположенность: примерно у 25% пациенток есть родственники, у которых также был диагностирован рак молочной железы.  

УЗИ молочной железы
УЗИ молочной железы

Наконец, рост заболеваемости также можно объяснить улучшением уровня диагностики. Согласно статистике, у одной из восьми женщин в течение жизни диагностируется рак молочной железы.

Насколько ситуация в Петербурге соотносится с общероссийской, мировой статистикой? Существуют ли региональные особенности?

В крупных городах, таких как Санкт-Петербург, Москва, Нижний Новгород и так далее, заболеваемость раком молочной железы на 30% выше, чем в сельской местности. Это связано не только с образом жизни, но и, опять же, с доступностью медицинской помощи — усовершенствованием методов диагностики, которые позволяют выявлять случаи заболевания на ранней стадии. Если говорить об образе жизни, то не стоит исключать из факторов стресс, недостаток сна.

Есть и другая статистика. Несколько лет назад в Институте маркетинговых исследований «GFK-Rus» выяснили, что 91% российских женщин знает о проблеме рака груди. 81% считает ее крайне важной. При этом, по этим же данным, всего 30% российских женщин посещают маммолога один раз в год, в то время как 40% проходят осмотр гораздо реже, а 30% вовсе не посещают врача. С чем это связано, на ваш взгляд? Это лень, надежда, что беда пройдет стороной, или все-таки недоступность медицинских услуг?

Я думаю, что это прежде всего связано со страхом: женщины просто не привыкли регулярно посещать маммолога. Хотя это необходимо делать раз в год, как и, например, обследоваться у гинеколога. Но пока наблюдается такая ситуация: женщины скорее пойдут к гинекологу, чем к маммологу, для многих эта проблема более интимна.

Кроме того, распространена, своего рода, позиция страуса: это не моя проблема, меня ничего подобное не коснется. Чаще всего женщины обращаются к врачу, когда они напуганы: заболел кто-то из родственников или диагноз поставили коллеге по работе. Я сам сталкивался с такими случаями. Но, к счастью, за последнее время мы наблюдаем, что, обратившись к маммологу один раз, далее женщины все же начинали проходить обследование регулярно, независимо от того, есть какие-то жалобы или нет. 

Маммография
Маммография

Можно также встретить достаточно много источников, где рекомендуется женщинам в том числе проводить самообследование. Насколько это адекватная мера?

Действительно, раньше были разработаны программы по самообследованию. Но я не считаю эту практику эффективной: ни одна женщина не найдет у себя опухоль меньше одного сантиметра. К сожалению, обилие разной, не всегда достоверной информации в Интернете, в СМИ способствует тому, что женщины начинают обследоваться и лечиться сами. Часто женщины, которые проводили самообследование, обращаются к врачу позже, чем стоило бы. И в этом случае ухудшается прогноз в отношении лечения.

Раньше также была разработана система профилактических осмотров на предприятиях и в школах. Я думаю, что сейчас эта практика тоже актуальна: необходимо проводить беседы, рассказывать о проблеме. Но самое главное при этом необходимо убрать страх перед этим заболеванием и рассматривать его, как сахарный диабет или гипертоническую болезнь, где смертность, увы, также высока. Важно знать, что при раннем обнаружении рака молочной железы и своевременном лечении мы можем добиться очень хороших результатов.

Несмотря на появляющиеся достоверные источники, ресурсы, в том числе пропагандирующие доказательную медицину (например, проект Profilaktika.Media, который делают студенты и выпускники Университета ИТМО), до сих пор с онкологией связано очень много мифов. Вы и сами уже об этом упомянули. Как с ними бороться?

Даже те пациенты, которые ко мне приходят уже с диагнозом, все равно параллельно с процессом лечения ищут, читают много информации. И у нас проводится очень много бесед, где мы обсуждаем достоверность и адекватность этих данных. Конечно, много приходилось слышать о том, что «в интернете пишут, что лечить надо вот так...». Иногда люди доверяют народным средствам, гомеопатии. Однажды я общался с представителем компании, которая продает биологические добавки и утверждает, что они смогут помочь вылечить рак молочной железы. Говорю: «Прекрасно, но какое у вас образование?» Он ответил: «Парикмахер». Думаю, каждый должен заниматься прежде всего своим профессиональным делом, тогда у нас будет больше успеха.

Profilaktika.Media
Profilaktika.Media

Мифов, безусловно, много. Усугубляет все это сам страх обратиться к врачу. Это приводит к тому, что, пройдя через все народные средства, люди обращаются к нам уже слишком поздно, когда медицина не может гарантировать не то что выздоровление, но и качественное продление жизни. Но можно отметить, что сейчас постепенно все же нарастает культура заботы о своем здоровье. Процент калечащих операций уменьшается, потому что это неприемлемый результат для женщины.

Насколько сами врачи-практики готовы понятным и доступным языком общаться с аудиторией, которая не обладает полнотой достоверной информации?

Это в целом одна из самых эффективных форм популяризации: врачам тоже необходимо выходить в массы, общаться с людьми, показывать проблему на доступных примерах и простыми словами объяснять сложные вещи. У нас, в клинике «Скандинавия» также были примеры таких форм взаимодействия: летом мы ставили палатки на Невском и обследовали женщин, были получены хорошие результаты. Кроме того, я полностью поддерживаю Илью Фоминцева (врач-онколог, исполнительный директор Фонда профилактики рака «Не напрасно») и деятельность Фонда профилактики рака и готов сотрудничать в этом направлении.

Как быть с канцерофобией?

Люди боятся не столько самого заболевания, сколько того, что они будут никому не нужны. Зачастую в этом случае достаточно одной беседы, объяснения ситуации. Если человек видит, что прогноз благоприятный, у него появляется уверенность, что он не брошен, не вычеркнут из этой жизни и что врач готов брать на себя ответственность. Уже в процессе лечения 80% успеха обеспечивает настрой человека, и врач должен этот настрой поддерживать.

Проблема онкологии еще и в том, что у человека разрушается модель бессмертия: мы, конечно, все понимаем, что когда-нибудь умрем, но потом. А когда человек слышит диагноз «рак молочной железы», эта модель рушится. После этого люди начинают воспринимать жизнь совершенно по-другому. Иногда заболевание заставляет их переосмыслить свою жизнь, принять себя другого, полюбить себя.

Но в отношении канцерофобии также можно отметить, что сейчас в целом появляется больше людей, которые привыкли проходить профилактический осмотр каждый год. Они понимают, что у них впереди серьезные планы, поэтому чтобы активно участвовать в своей жизни и жизни своих близких людей, им просто нужно знать, что они здоровы.

Как проходят осмотры и сколько времени они занимают?

По времени обследование может занять не больше получаса, в него входит консультация врача. Если женщина молодая, она может сделать УЗИ молочной железы, после 40 лет рекомендуется делать маммографию. После этого в этот же день делается заключение по итогам проведенного обследования и даются рекомендации о частоте дальнейших наблюдений. Если есть какие-то симптомы, например, боли перед месячными, то назначается систематическая терапия, чтобы убрать эти неблагоприятные факторы. Также при беседе с пациентом выясняются риски. Если были случаи заболевания среди родственников, то рекомендуется сдать генетический анализ. В случае выявления мутации гена, который отвечает за риск появления опухоли молочной железы, скрининговым методом является МРТ молочных желез. Если опухоль развивается на фоне генетических мутаций, она является одной из самых агрессивных, в этом случае может быть рекомендовано профилактическое удаление молочных желез.  

В 2018 году Нобелевскую премию по физиологии и медицине получили Джеймс Эллисон (James P. Allison) и Таску Хондзё (Tasuku Honjo) за открытие терапии рака путем снятия ограничения иммунного ответа. По сути, в этом году все три естественнонаучные «нобелевки» — по физиологии и медицине, физике и химии — присуждены за открытия, которые применяются в биологических исследованиях и медицинской практике. Расскажите, пожалуйста, а как в целом сегодня врачи-онкологи взаимодействуют с учеными? Насколько силен разрыв между фундаментальными исследованиями в области медицины и непосредственно врачебной практикой?

Доказательная медицина основана на результатах проведенных исследований. Рак молочной железы — одна из самых серьезных проблем, так как занимает первое место по заболеваемости, но при этом это одно из самых исследованных направлений в онкологии. Поэтому все, что появляется в науке, быстро внедряется в практику после того, как были проведены клинические исследования как по препаратам, так и по методам диагностики.

Мы тесно связаны и с научными программами, и с фармацевтическими компаниями, поэтому я считаю, что у нас нет сильного разрыва. Врачи-практики регулярно принимают участие в научных конференциях, в частности, у нас проходит конференция «Белые ночи», которая посвящена проблемам рака молочной железы. В целом только в одной России проводится порядка 10 конференций, где можно обсудить последние исследования в этой области, а также их практическое применение.

Онкологический форум «Белые ночи»
Онкологический форум «Белые ночи»

Активно мы взаимодействуем и с европейскими учеными — из Германии, Финляндии, Израиля, отслеживаем результаты клинических исследований препаратов. Также мы работаем с НИИ онкологии им. Н.Н.Петрова.

Какие результаты научных исследований были внедрены и показали свою эффективность на практике за последнее время?

Уже была внедрена цифровая маммография, активно исследуются генетические мутации — все это активно продвигается, чтобы выявить ранние формы опухоли. Кроме того, в последнее время одним из ключевых направлений исследований является таргетная медицина. Это означает, что препараты разрабатываются именно для воздействия на субстрат, который имеется в опухоли. В этом направлении есть препараты, которые уже показали свою эффективность.

В целом, я считаю, что будущее именно за таргетной терапией и индивидуальным подходом. Ведь несмотря на то, что заболевание называется «рак молочной железы», оно включает очень большую группу разнообразных опухолей, поэтому работать необходимо с каждым конкретным случаем. Благодаря последним исследованиям в молекулярной онкологии мы можем узнать непосредственно те критерии, благодаря которым сможем разработать схему лечения.

Редакция новостного портала
Архив по годам:
Пресс-служба