«Формула научного PR» 3.0

«Формула научного PR» 3.0: из чего «выведен» новый сборник и почему его стоит прочесть уже сейчас

Как научному знанию выжить в недоверчивом обществе, что делать научным журналистам в эпоху постправды, есть ли общее у научных коммуникаторов Германии, Италии и России и можно ли подружить науку и бизнес? Все это включает в себя «Формула научного PR 3.0» — новый сборник практик и экспертных мнений в области научной коммуникации. Проект «Коммуникационная лаборатория» РВК выпускает единственное пособие по научной коммуникации на русском языке. Его третье издание подготовил Центр научной коммуникации Университета ИТМО. В работе над книгой приняли участие более 20 экспертов лаборатории, занимающихся популяризацией науки в России и за рубежом. Теории и практики SciComm, лучшие кейсы и личный опыт — авторы книги рассказывают, почему ее стоит прочесть не только научным пиарщикам и журналистам.

«Формула научного PR» — сборник лучших практик в области научных коммуникаций. Сборник издается проектом «Российской венчурной компании» (РВК) «Коммуникационная лаборатория», который направлен на консолидацию и дальнейшую профессионализацию сферы научной коммуникации в России. Первый сборник вышел в 2014 году — на заре формирования сообщества научных коммуникаторов в России. В нем эксперты и специалисты, которые только начали заниматься SciComm, представили собственные истории успеха, а также рассказали о том, какие ошибки они совершили в самом начале пути.

В 2017 году сборник готовил Центр научной коммуникации Университета ИТМО. В создании книги приняли участие специалисты Ассоциации коммуникаторов в сфере образования и науки (АКСОН), Indicator, НИУ ВШЭ, эксперты «Красивой науки», «ПостНауки», компании Clarivate Analytics и Future Biotech, Фонда профилактики рака, сообщества Science Slam Russia — всего более 20 научных журналистов, коммуникаторов и ученых, экспертов «Коммуникационной лаборатории», а также студенты магистратуры по научной коммуникации Университета ИТМО, которые даже выступили экспертами в ряде публикаций.

В отличие от первой «Формулы», третье издание — более зрелое, говорит руководитель группы развития коммуникационной инфраструктуры РВК Наталья Смелкова, которая возглавляет проект несколько лет. Одна из главных задач новой книги — не просто объединить теоретические знания и практический кейсы SciComm, но и в глобальном смысле стать отражением современной повестки дня в сфере научной коммуникации.

Наталья Смелкова
Наталья Смелкова

«Первый сборник собирался по крупицам. Три года назад не так много российских экспертов могли поделиться мнением и опытом. Сообщество лишь начинало формироваться. Теоретических знаний не было. Ко второму сборнику тема уже была “раскачана” проектом “Коммуникационная” и его участниками – Еленой Брандт, Александрой Борисовой, Дмитрием Мальковым и другими. Недостаток теоретических знаний сменился острой нехваткой информации о практиках и сборник собрал палитру кейсов. Третий сборник – зрелое издание. Он показывает, что научная коммуникация в России постепенно синхронизируется с глобальным контекстом. Основные темы статей сборника те же, что волнуют мировое сообщество: постправда, доверие к экспертизе, этика, будущее научной журналистики», — комментирует Наталья Смелкова.

Из чего состоит «Формула научного PR»?

Как и в предыдущих сборниках, в третьей книге — восемь глав. Однако каждая глава - часть большого нарратива о целях и задачах научной коммуникации, подчеркивает редактор сборника, ведущий специалист центра научной коммуникации Университета ИТМО Дарья Денисова. Он родился из идеи сделать своего рода диалоговое окно, где представители отрасли могли бы обменяться мнениями и обсудить проблемы, рассказывает она. Но по мере накопления материала стало ясно, что задумка шире. В итоге большинство материалов представляет собой не монолог эксперта, а скорее интервью, диалоги и беседы на равных, призванные осветить проблему сразу с нескольких точек зрения.

О глобальных перспективах научной коммуникации, тонкостях профессии и ее будущем поговорили научный журналист Ольга Добровидова и научный журналист, руководитель направления научной коммуникации Университета Северной Каролины и автор настольной книги для научных пиарщиков «Руководство для научных пресс-секретарей» (Handbook for Science Public Information Officers) Мэтью Шипман. К слову, скоро издание выйдет и на русском языке — перевод готовят специалисты Университета ИТМО специально для проекта «Коммуникационная лаборатория». А о том, как научному знанию выжить в недоверчивом обществе, порассуждали заместитель декана факультета социальных наук Высшей школы экономики Андрей Кожанов и социолог, приглашенный профессор Университета Рейн-Ваал (Германия) Питер Брокс.

Андрей Кожанов и Питер Брокс
Андрей Кожанов и Питер Брокс

Помимо анализа глобальных трендов, большое внимание авторы сборника уделили и аналитической составляющей научной коммуникации.

«Мы большое внимание уделяем наукометрии, тем параметрам научной деятельности, которые осязаемы и можно посчитать. Именно поэтому мы говорим про данные и про то, как можно с ними работать, чтобы научная коммуникация не была абстракцией, а предметной областью, которая привязана к конкретным показателям. Более подробно эта тема будет раскрыта в исследованиях, которые мы готовим для РВК», — рассказывает Дарья Денисова.

О горячих исследованиях, прогнозировании трендов в науке и объективности использования альтметрик можно почитать в материале эксперта по наукометрии компании Clarivate Analytics Павла Касьянова, а узнать, зачем нужны и что говорят опросы общественного мнения о науке и технологиях, поможет колонка научного сотрудника Института статистических исследований и экономики знаний Высшей школы экономики Константина Фурсова.

Шекспировские страсти и критический подход

Не обошлось в сборнике и без «шекспировских страстей». Именно так называется один из материалов книги, в котором участников сообщества искренне и анонимно попросили поделиться «профессиональной болью». В целом, критический подход к анализу индустрии — еще одна отличительная особенность третьего сборника «Формула научного PR», говорит Дарья Денисова. Именно поэтому здесь можно найти, например, и честный анализ рынка SciComm от команды «ПостНауки», и разбор типичных проблем в коммуникации в медицине. 

«Еще одно отличие — собственный почерк редакции каждого выпуска. Ежегодно это разные команды, и голос главного редактора всегда проглядывает сквозь страницы. В этом году редактор очень ироничен. Что особенно проявилось в аллюзиях к Шекспиру («Шекспировские страсти по SciComm») и Григорию Остеру (заметка о программе научной коммуникации навеяна вредными советами). А без иронии в науке, как и в коммуникациях, никуда», — добавляет руководитель группы развития коммуникационной инфраструктуры РВК Наталья Смелкова.

Практика и еще раз практика

Как создавать качественные тексты начинающим научным журналистам, работающим в медицине, как выстроить PR с нуля и даже в консервативных научно-исследовательских организациях? О первом в сборнике рассказывает медицинский журналист, редактор «Медузы», а также сооснователь telegram-канала «Намочи манту» Дарья Саркисян. Причем практическим руководством могут воспользоваться не только медицинские журналисты. А о втором — Лилия Бойко, стоявшая у истоков PR в «Сколтехе».

Дарья Денисова
Дарья Денисова

«Когда вы берете в руки сборник, вам хочется найти в нем инструкции по применению. Мы решили, что дополнительно озадачим читателя новыми вопросами. Особенно ценно, что своим опытом делятся как профессиональные коммуникаторы и исследователи, так и те, кто только начинает свой путь в отрасли. Так что, помимо концептуальных диалогов и советов "как перестать бояться и начать делать", у нас есть вполне внятные руководства к действию, а также честные истории из ежедневной практики», — продолжает Дарья Денисова.

Личным кейсом в сборнике делится и Нина Садыкова, которая неожиданно для себя самой несколько лет назад переквалифицировалась из научного сотрудника в пресс-секретаря и научного коммуникатора Института экологии растений и животных Уральского отделения РАН.

Поворотным событием в карьере научного сотрудника-биолога стала реформа РАН. Как отмечает эксперт, к 2013 году научное сообщество оказалось фактически в информационной самоизоляции, не исключением был и родной институт. Первым, за что взялась девушка, был безнадежно устаревший сайт. За короткое время ей пришлось освоить азы разработки сайтов, SMM, PR-менеджмента. Всего за пару лет Нине Садыковой удалось не только наполнить институтский ресурс актуальной информацией о работе всех подразделений и сотрудников НИИ, но даже, несмотря на непонимание со стороны консервативной части коллектива, убедить коллег и руководство в необходимости брендинга.

Сегодня задач, связанных с интернет-продвижением и популяризацией деятельности института, становится все больше. Однако до сих пор в Институте за коммуникации формально так никто и не отвечает: ни специальной должности, ни, тем более, соответствующего структурного подразделения в институте пока не появилось. Как отмечает Нина Садыкова, эта проблема характерна для бюджетных научных институтов, занятых фундаментальными исследованиями (институтов РАН), независимо от профиля или близости к столицам. При этом теперь у директоров уже нет административных препятствий для создания в институтах коммуникационных подразделений. Чтобы они начали появляться, необходимо, по ее мнению, сочетание сразу нескольких факторов.

«Во-первых, должны появиться положительные примеры выстроенной коммуникационной системы в отдельных НИИ. Можно сказать, что мода на научные коммуникации должна распространиться среди ученых, занимающих административные посты в институтах. Во-вторых, необходимо “позиционное давление” со стороны вышестоящих инстанций, оно пока проявляется во включении в отчеты сведений о коммуникационной активности институтов (число публикаций в СМИ, посещений сайта), требований о размещении определенной информации на официальных сайтах и так далее. И наконец, самим научным работникам должен стать заметен спрос на их знания и опыт со стороны общества. Журналистские запросы, приглашения в качестве лекторов, предложения о руководстве школьными исследовательскими работами и участии в жюри детских научных конкурсов – это то, что позволяет ученым иначе взглянуть на свою востребованность и активно включиться в выстраивание научных коммуникаций», — говорит Нина Садыкова, добавляя, что ситуация постепенно меняется в лучшую сторону.

Лучшие коммуникационные практики научных и образовательных организаций России можно найти в конце сборника на коротких карточках. Все проекты стали номинантами на премию «Коммуникационная лаборатория» — первой профессиональной награды для научных коммуникаторов, учрежденной РВК и организованной ассоциацией АКСОН.

Международный опыт: чему SciComm России может поучиться у Германии и Италии?

Помимо российских специалистов по научной коммуникации, представлен в сборнике и взгляд зарубежных коллег. Об опыте развития агрегаторов научных новостей на национальном языке с основателем крупнейшего агрегатора в Германии IDW Йозефом Кенигом поговорила стипендиат программы немецкого канцлера (фонд имени Александра фон Гумбольдта), сооснователь Ассоциации по коммуникациям в сфере образования и науки (АКСОН) Александра Борисова. А об истории создания национальной ассоциации коммуникаторов, точках соприкосновения и различиях российского и итальянского подходов она рассказала в материале, подготовленном в диалоге со стипендиатом Knight Science Journalism (MIT), основателем Ассоциации авторов, пишущих о науке (SWIM, Италия), Фабио Туроне.

Александра Борисова
Александра Борисова

«Выбор экспертов связан с тем, чем я занимаюсь в последние несколько лет в рамках проекта “Коммуникационная лаборатория”. Это два проекта, важных для инфраструктуры, сообщества научных коммуникаторов, — агрегатор новостей “Открытая наука” и ассоциация АКСОН. Почему Йозеф Кениг? Потому что немецкий агрегатор, насколько мне известно, является самым большим неанглоязычным агрегатором новостей. И это действительно хороший пример для сравнения с “Открытой наукой” — нашим пока еще не очень большим агрегатором, который также работает на национальном языке. Мы хотели посмотреть на проекты на разных стадиях развития. Выбор Фабио Туроне в качестве эксперта тоже неслучаен. Как ни странно, сообщество в Италии похоже на сообщество в России, оно старше, но все же остается достаточно небольшим», — рассказывает Александра Борисова.

По ее словам, сообщество научных коммуникаторов в каждой стране развивается индивидуально, поэтому готовых решений в отрасли попросту нет. Даже опираясь на зарубежный опыт, в итоге коммуникаторы столкнутся с задачей, как именно применить успешные модели на местной почве. Например, изучая историю развития и продвижения крупнейшего немецкого агрегатора IDW, где уже зарегистрированы свыше 900 организаций (у российского агрегатора «Открытая наука» пока около 60 участников), постепенно создатели «Открытой науки» решили отойти от классической B2B модели IDW, ориентированной только на научных журналистов и PR-специалистов. По мере развития агрегатора стало ясно, что, кроме профессионалов индустрии, научные новости интересуют и обычных читателей. Именно поэтому «Открытая наука» развивается скорее по универсальной модели, говорит Александра Борисова.

Кому будет полезен сборник?

Как отмечает Дарья Денисова, несмотря на множество кейсов и практических советов от экспертов индустрии, сборник будет интересен не только научным коммуникаторам и журналистам.

«Пожалуй, этот сборник не носит формата обучающего, он подталкивает к рефлексии, — комментирует Дарья Денисова. — Поэтому я бы посоветовала его не только практикующим научным коммуникаторам, но в том числе и людям, которые принимают решения. Мы говорим о том, как работает научная коммуникация, зачем она нужна и почему иногда она не работает. И за счет такой повестки мы существенно расширяем аудиторию сборника. Это издание в том числе будет интересно, например, тем, кто занимается проектами в сфере коммуникаций в наукоемком бизнесе, ведь мы обсуждаем не только способы усовершенствовать KPI, но и осознать глобальную цель».

Наталья Смелкова отмечает, что книга станет хорошим проводником в область научной коммуникации.

«В сборнике, безусловно, не охвачены все интересующие сообщество темы. Но эта книга – ниточка из клубка. Потянув ее и начав читать, вы все глубже погружаетесь в тему научной коммуникации. А там, глядишь, – обнаружите себе за прочтением Handbook of Public Communication of Science and Technology Букки и Тренча», – говорит она.

Тираж книги — 200 экземпляров. Однако любой желающий уже может скачать сборник по ссылке.

 

Редакция новостного портала
Персоны
  • Дарья Денисова

    Заместитель директора Центра по научным коммуникациям Университета ИТМО

Архив по годам:
Пресс-служба