Открытый университет: книги, деньги, 3D-принтеры

26 сентября в Северной столице прошел второй «Открытый университет» – городской просветительский проект, включающий лекции, на которых петербуржцы могут узнать о последних исследованиях и актуальных вопросах мира науки. Программу мероприятия разделили на три секции, посвятив сентябрьский «Открытый университет» темам трехмерной печати, литературы в цифровую эпоху и электронным деньгам.

Завод в гараже, или новый технологический уклад

Первую секцию, посвященную технологиям 3D-печати, открыл руководитель Центра прототипирования и промышленного дизайна Университета ИТМО Андрей Грибовский. Он рассказал о том, что человечество сейчас, по сути, стоит на пороге четвертой промышленной революции: если первые три произошли за счет укрощения энергии пара, электричества, а затем начала использования электроники, то теперь мы переходим к эпохе цифрового производства.

«Это стало возможным за счет объединения открытой электроники, интеллектуальной робототехники и трехмерной печати, – объясняет Андрей Грибовский. – Все узлы производства взаимодействуют между собой: этот подход позволяет уходить от массового производства к такому, которое в любой момент можно реконфигурировать и изменять под свои нужды. В небольших цехах, которые в университетах работают под названием “фаблаб”, с помощью простого и универсального оборудования мы можем провести проект от идеи до готового изделия, производить их в единичном и мелкосерийном виде и обеспечивать потребность города в нашей продукции».

Университет ИТМО. Андрей Грибовский. «Открытый университет».
Университет ИТМО. Андрей Грибовский. «Открытый университет».

Коллега Андрея Грибовского, глава Института лазерных и сварочных технологий Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого (СПбПУ) Глеб Туричин придерживается мнения, что смена технологического уклада происходит благодаря развитию компьютерной техники. Когда-то профессия печатника была почетной и высокооплачиваемой, сегодня же маленький компьютер заменяет большие штаты литейщиков и наборщиков. Почти те же процессы происходят и в промышленности, поэтому заводы постепенно начнут уступать место индивидуальному производству.

«Существенная часть того, что мы называем промышленностью, превращается в компьютерную периферию. Небольшой 3D-принтер можно купить долларов за семьсот, и если у вас есть элементарные навыки рисования, то скоро вы начнете производить то, что вам нужно, часто просто для самореализации, – рассказывает Глеб Туричин. – Потом выясняется, что у вас в руках станок, который позволяет зарабатывать деньги, появляется возможность создания сетевых предприятий. Кто-то догадается: у тебя есть SLA-машинка, ты вырастишь пластмассовый корпус, те трое купят SLM-машинку и сделают что-то железное, а еще у нас есть знакомая девочка-экономист, которая пропишет бизнес-модель. Это совершенно новая форма активности. Конечно, большие станки сейчас могут стоить миллионы долларов, но и компьютеры когда-то были дорогими».

Университет ИТМО. Максим Одноблюдов. «Открытый университет».
Университет ИТМО. Максим Одноблюдов. «Открытый университет».

В свою очередь, директор Объединенного научно-технологического института СПбПУ Максим Одноблюдов поясняет, что 3D-печать уже сегодня помогает внедрять индивидуальный подход там, где он больше всего необходим – в медицине. Если сустав у больного артрозом разрушен настолько, что его невозможно заменить протезом, напечатанная на основе томограммы модель позволяет спроектировать титановую «заплатку», точно повторяющую профиль разрушения кости.

«Цифровые и аддитивные технологии позволяют отказаться от недостатков массового производства и перейти к кастомизированности. В медицине использование типовых элементов очень часто является причиной осложнений и проблем со здоровьем, а персонификация избавляет от этих проблем, – говорит Максим Одноблюдов. –  Кроме того, производство можно располагать рядом с потребителем: такой участок по проектированию и изготовлению эндопротезов может находиться в каждой больнице. Врачам не нужно содержать склад и ждать, когда появится пациент, а при его поступлении в течение нескольких недель можно будет изготовить протез, оптимизированный непосредственно под больного».

Гутенберг 2.0

Следующую секцию организаторы посвятили изменениям в культуре чтения с появлением Google и «Википедии». Как считает модератор секции, петербургский филолог и писатель Андрей Аствацатуров, текст становится набором информации, а подробный нарратив воспринимается уже не так, как в доцифровые времена. Пользователь Сети с гораздо большей вероятностью уделит внимание картинке с подписью, нежели объемному тексту.

Университет ИТМО. Андрей Аствацатуров. «Открытый университет».
Университет ИТМО. Андрей Аствацатуров. «Открытый университет».

«Как преподаватель литературы в университете я вижу, что студентов все сложнее заставить читать европейскую и русскую классику, они пользуются сайтами с краткими пересказами. Классика требовала кресла-качалки и пледа, досуга. А мы им не располагаем, да и не хотим располагать, мы скорее воспринимаем все как фрагментарную информацию, – комментирует Андрей Аствацатуров. – Литература начинает походить на тексты, которые мы читаем в блогосфере, поскольку писатели, подстраиваясь, пишут более клипово, фрагментарно. Характер восприятия прозы изменился принципиальным образом».

Доцент Школы философии НИУ ВШЭ Кирилл Мартынов, напротив, отмечает, что в наше время ценность классической книги только увеличивается. Это происходит благодаря тому, что книги резко противопоставлены «обычной» избыточной информации, которая появляется в интернете ежедневно.

Университет ИТМО. Кирилл Мартынов. «Открытый университет».
Университет ИТМО. Кирилл Мартынов. «Открытый университет».

«То, что сейчас происходит с текстом, – это возвращение к его нормальному функционированию. Письма Цицерона или послания апостола Павла так же “репостились” и “лайкались”, только в аналоговой форме, и не было никакого централизованного издательства, которое бы печатало их до XV века, – рассказывает Кирилл Мартынов. – Мы просто отказываемся от старого индустриального производства книги и разделяем сам текст, который может копироваться бесконечно, и книгу как физический объект. Это возвращение в догутенберговскую эпоху, и преимущество здесь в том, что каждый из нас может сделать вклад в процесс функционирования текста».

Деньги и безопасность

Заключительная дискуссия «Открытого университета» была посвящена роли электронных и бумажных денег в экономике XXI века. Профессор факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге Юлия Вымятина объяснила, что приравнивать криптовалюты к безналичным и электронным деньгам некорректно. Их общая черта в том, что их могут выпускать частные организации, в отличие от наличных денег. Так, выдавая кредит, банк может и не располагать нужной суммой. Тем не менее, криптовалюты резко отличаются децентрализованностью механизма подтверждения транзакций, а также тем, что они не могут быть средством сохранения стоимости товаров.

Университет ИТМО. Артур Глейм. «Открытый университет».
Университет ИТМО. Артур Глейм. «Открытый университет».

О том, как устроена самая популярная в мире криптовалюта – Bitcoin, рассказал профессор Таллинского технического университета (Эстония) Кулдар Таветер, а руководитель Лаборатории квантовой информатики Международного института фотоники и оптоинформатики Университета ИТМО Артур Глейм подробнее остановился на новых потребностях цифрового общества. По его словам, с усложнением процесса обмена данными появляются новые технологические риски, а вопрос безопасности становится критичным. Поэтому нужно не просто повышать устойчивость систем к взлому, но строить такую инфраструктуру, где вопрос большей или меньшей безопасности не стоит вовсе. К примеру, малое инновационное предприятие при Университете ИТМО, которым руководит Артур Глейм, разрабатывают устройства, передающие данные таким образом, что взлом линии связи противоречит законам природы.

«Критерии и ценности информационного общества меняются, и мы должны предлагать что-то новое. Человечество придумало способ генерации денег вне границ и жестких требований, но, как следствие, возникла проблема вседозволенности, – отмечает Артур Глейм. – Появляется необходимость строить универсальную среду, которая не несет рисков, которой мы можем доверять изо дня в день и знать, что наши средства и личные данные находятся в безопасности. Технологии, которые дают возможность новому технологическому укладу встать на эти рельсы, возможны: примером такой среды может стать квантово-информационная инфраструктура».

Малое инновационное предприятие Университета ИТМО «Квантовые коммуникации».
Малое инновационное предприятие Университета ИТМО «Квантовые коммуникации».

Напомним, что первый «Открытый университет» прошел 12 июня 2015 года на Новой сцене Александринского театра и был посвящен развитию современного города, болезням XXI века, лингвистике и научным идеям, которые могут быть интересны людям совершенно разных профессий. Репортаж читайте здесь.

 

Александр Пушкаш,

Редакция новостного портала Университета ИТМО

Фото: Андрей Куликов, Антон Мальков.

Архив по годам:
Пресс-служба