Университет ИТМО. Юрий Лобынцев.

Сверхмозговая активность: как управлять нейроимпульсами

Считывать мозговые импульсы, передвигать предметы, заниматься «нейройогой» – фразы, которые характерны скорее для фантастических фильмов, теперь вполне естественны для стремительно развивающейся в наше время нейроиндустрии. В России эту нишу заняла компания OctaBrain, один из основателей которой Юрий Лобынцев является резидентом бизнес-инкубатора QD и участником проектов Института дизайна и урбанистики Университета ИТМО.

Как вы пришли в нейроиндустрию?

С 2011 года я начал вести собственный бизнес по заказной разработке мобильных приложений, веб-проектов и других сервисов в области IT. Получив неплохой профессиональный бэкграунд в построении информационных и бизнес-систем, я начал интересоваться вопросами биолого-психологического характера: как устроен человеческий мозг, как устроена душа, какие процессы происходят в черепной коробке. Я закончил факультет прикладной математики и процессов управления СПбГУ, поэтому знания, связанные с моим новым увлечением, получал сам: изучал сразу несколько дисциплин, читая книги, участвуя в различных профильных конференциях и семинарах. Примерно в это же время наша компания продвигала мобильные приложения для театров. В связи с этим мы посещали многие культурные площадки города, не обойдя стороной и Новую сцену Александринского театра. Так я попал на постановку, которая называлась «Нейроинтегрум». В ней задействована всего одна актриса, которая просто садится посередине сцены – за спиной и под ногами у нее видеополотно, по которому транслируется анимация в сопровождении с ненавязчивой музыкальной темой. Эта девушка – центр медиаспектакля, поскольку она может управлять видеорядом и аудиодорожкой силой своей мысли, своими эмоциями с помощью небольшого устройства на голове – нейроинтерфейса, улавливающего импульсы ее мозга. Тогда, примерно полтора года назад, я и «заболел» нейроинтерфейсами, понял, что это то, чем я хочу заниматься: работа с ними позволяет мне не только реализовывать свои профессиональные навыки в сфере IT, которые я развивал годами, но и приложить к этому личную страсть к познанию психологии человека и его разума. К тому же нейроиндустрия крайне перспективна, это реальная возможность повлиять на ход развития истории человечества в глобальном масштабе.

Что такое нейроинтерфейс? Как он появился?

Первым нейроинтерфесом можно назвать энцефалограф – устройство, позволяющее регистрировать биоэлектрическую активность мозга. Вообще электрическая природа процессов человеческого мозга была доказана еще в середине XIX века, а первая электроэнцефалограмма человека была записана немецким психиатром Гансом Бергером в 1929 году. Нейроинтерфейс, представляющий собой обруч, надеваемый на голову, – это упрощенный до минимального количества электродов энцефалограф, который прост в использовании и не требует от человека каких-то специальных знаний. Однако из медицинских учреждений это изобретение долго не выходило: сама нейроиндустрия начала развиваться относительно недавно. Можно сказать, что все началось примерно три года назад, с книжки учредителя Neurotechnology Industry Organization Зака Линча, которая называется «Нейрореволюция: как наука о мозге меняет наш мир». Он же в 2013 году организовал первую конференцию-выставку, посвященную нейроиграм. Это событие уже три года собирает всех профессионалов, которые так или иначе связаны с новой индустрией: нейропсихологов, разработчиков программного обеспечения, «железа», игр, различных мобильных приложений, которые могут быть связаны с  человеческо-машинным взаимодействием. Самая первая конференция носила, скорее, философско-футуристический характер. На ней были представлены самые первые разработки, однако много времени было посвящено обсуждению вопросов, связанных с перспективами данной индустрии, трудностями, с которыми она может столкнуться, этическими вопросами. Собравшиеся специалисты грезили о завтрашнем дне, понимая, что считывание и использование импульсов человеческого мозга – это не фантастика, что говорят они больше о настоящем, чем о будущем. С каждым годом эта конференция становится все объемнее. Большая часть участников – с Запада, в России в области нейроиндустрии мы являемся первопроходцами.

Вы разрабатываете собственные интерфейсы?

Непосредственно разработкой устройств мы не занимаемся, а используем уже готовые нейроинтерфейсы, созданные лидерами на этом рынке, – NeuroSky MindWave и Muse. Это наши партнеры, которые заинтересованы в том, что мы делаем. Наша же область – разработка различных программ и приложений для нейрогарнитур, которые были бы полезны пользователю. Сейчас мы делаем игровые мультиплеерные мобильные приложения, приложения для так называемого BrainFitness (тренировки мозга), которые позволяют входить в различные состояния и удерживать их. Также мы придумываем развлекательные решения для брендов, и недавно создали для «Первого канала» технологию для управления лодкой силой мысли. 

Расскажите подробнее, что это за работа?

Существует два состояния, которые можно развить с помощью нейроинтерфейсов, – концентрация и медитация. Приложение работает по принципу обратной биологической связи. Пользователь определяет состояние, которого хочет достичь, выбирая понравившееся видео. Оно начнет проигрываться, когда человек достигнет целевого состояния – максимально сконцентрируется или, наоборот, расслабится. Если он на момент выходит из состояния, видео останавливается, мозг человека испытывает микростресс, пытается вернуться к ранее достигнутому. В ходе такой тренировки закрепляются нейронные связи, ответственные за вход в целевое состояние, человек учится концентрироваться и расслабляться, когда ему это необходимо. Интересно, что для того, чтобы достигнуть нужного состояния, не нужно усиленно представлять релаксирующие пейзажи и водную гладь океана,  достаточно полностью очистить сознание: ведь именно мысли блокируют нейроимпульсы.

Наш продукт называется BrainState и имеет довольно широкую область применения: и в образовании, и в медицине, и в искусстве, и даже в области транспорта. Мы стараемся работать со всеми нишами рынка.

Мы занимаемся приложением для водителей как наземного, так и воздушного транспорта. Возьмем самолеты: пилоты, как правило, управляют ими только во время взлета и посадки – все остальное время работает автопилот. Засмотревшись на облака, уйдя в околотрансовое состояние, человек деконцентрируется и в случае какого-либо форс-мажора не успевает собраться, выйти из расслабленного состояния и быстро принять меры, чтобы нормализовать ситуацию. Наше приложение для тренировки мозга поможет пилоту быть сконцентрированным в течение всего полета, тем самым сделав путешествие более безопасным для пассажиров.

Также мы занимается разработкой мобильной мультиплеерной игры, которая позволит любому человеку играть со своего планшета или смартфона, используя силу мысли. В подробности пока вдаваться не буду – релиз этой работы может состояться в ближайшие полгода. Помимо создания новых игр, заточенных под возможности, которые дают нейроинтерфейсы, мы также планируем разрабатывать плагины для уже существующих игр.

Важно понимать, что пока мы не можем полностью управлять своим игровым персонажем с помощью нейроимпульсов. Черепная коробка и кожа являются достаточно сильным препятствием для них, поэтому то, что мы можем уловить на поверхности головы с помощью электродов, несоизмеримо с тем, что происходит внутри. Сейчас мы способны обучить программу совершать простые команды, – движение вперед, например. Человек с нейрогарнитурой должен представить различными способами, как он воспроизводит это действие, а программа считывает и запоминает паттерны, которые происходили в его мозгу, а после может распознавать их.

Как будет развиваться ваш проект?

Сейчас на базе нашей компании OctaBrain мы планируем открыть нейролабораторию, в которой будем развивать отечественные разработки для нейроиндустрии, придумывать что-то новое. Уже сейчас в реализуемых проектах задействованы ученые-когнитивисты, психофизиологи, психологи. Мы хотим и готовы сотрудничать с академическими университетами, бизнесом, властью. Я наблюдаю за нейроиндустрией последние два года и вижу, как она растет буквально на глазах. Сейчас обычный нейрообруч стоит около 300 долларов, однако способы его применения – огромное поле с хорошей перспективой дальнейшей коммерциализации. К нашим разработкам уже проявляют интерес, и я ожидаю, что в течение полугода мы уже сможем обнародовать результаты своей работы.

Как повлияет развитие нейроинтерфейсов на жизнь человека?

В будущем я вижу интернет-людей, людей-«интернет-роутеров», которые будут пропускать через себя тонны информации в день. Также я верю в возможность телепатической передачи мыслей от одного человека к другому с использованием технологий. Если в будущем мысли будут выходить за рамки тела и лететь в виде радиоволны – чем же это не телепатия? Термин мистифицирован, однако телепатия как обмен и интерпретация радиоволн вполне способна существовать. Конечно, в связи с появлением таких возможностей поднимается целый ряд этических вопросов: как защитить свои мысли, как справиться с объемом информации. Наверняка возникнут новые виды безопасности, государственный строй, иерархия отношений, новые виды преступности, быть может, но тут я уже начинаю фантазировать. Кто знает, возможно, мы придём к пониманию того, как устроено сознание, и ответим на вопрос, можно ли вынести сознание за рамки биологического тела.

Ульяна Малышева,
Редакция новостного портала Университета ИТМО

Архив по годам: