Студент Йенского университета – о российской науке и европейской мечте

В международной лаборатории «Метаматериалы» Университета ИТМО уже два года работает студент Института прикладной физики Йенского университета Фабиан Хайслер. Перед своим возвращением в Германию он рассказывает о лаборатории, городе и большой европейской мечте.

– Как вы стали сотрудником лаборатории петербургского университета?

– После того как я получил степень бакалавра физики в Йенском университете имени Фридриха Шиллера, я продолжил обучение в магистратуре и работал в Институте прикладной физики в группе, которая занимается сверхбыстрой оптикой под руководством профессора Стефана Нолте. Тогда я проводил исследования в области оптики сверхкоротких импульсов. Два года назад я решил, что хочу пройти стажировку в России. В школе несколько лет я изучал русский язык, поэтому необходимая для такой поездки база у меня была. В Йенском университете довольно много русскоговорящих сотрудников, которые взаимодействуют со своими коллегами из России. Один из них – Аркадий Шипулин – помог мне выйти на лабораторию «Метаматериалы» Университета ИТМО и ее руководителя Павла Белова, который согласился принять меня в исследовательскую группу. Я никогда раньше не выезжал за пределы Европейского союза, и не так часто покидал территорию Германии, поэтому долгосрочная поездка в Россию была для меня серьезным шагом. Сначала я планировал пройти небольшую стажировку – на три месяца, максимум на полгода. Но вот я здесь уже два года и не жалею о своем решении.

Какие исследования вы проводили?

– Я проводил эксперименты по поверхностно-усиленной рамановской спектроскопии молекул бактериородопсина в пурпурных мембранах, адсорбированных на серебряных наноостровковых пленках. Результаты этого исследования были опубликованы в «Научно-техническом вестнике информационных технологий, механики и оптики». Моя работа здесь немного отличалась от того, чем я занимался в Институте прикладной физики. Обсуждая стажировку с Аркадием Шипулиным, я осознанно решил изменить исследовательскую область, чтобы попробовать себя в несколько иной сфере.

– Сложно ли было привыкнуть к жизни и работе в Санкт-Петербурге?

Да, это было непросто. Сначала меня поселили в общежитие вместе с аспирантом, который совсем не говорил по-английски. Я знаю, что в России жизнь втроем в одной комнате – обычная студенческая практика. Однако я с этим столкнулся впервые, и, признаться, привыкнуть к этому было трудно. К счастью, вскоре благодаря сотрудникам лаборатории я сменил место жительства. Мне, определенно, повезло с коллегами: они всегда отзывались, когда мне нужна была помощь. Это сильно облегчило процесс моей адаптации в городе. Два раза в неделю мы с Павлом Беловым играли в волейбол и футбол, на этих занятиях я знакомился с новыми людьми, которые впоследствии стали моими хорошими друзьями. Уже через месяц я мог спокойно строить планы на вечер, потому что знал, куда и с кем можно пойти, где будет интересный концерт или другое событие.

– Как повлияли на вашу жизнь эти два года в России?

– Мне сложно судить о том, как я изменился в профессиональном плане, это я смогу оценить по возвращении в Германию. Работа и жизнь в Санкт-Петербурге, безусловно, закалила меня, сделала более стрессоустойчивым. Обычно я неуютно себя чувствую в крупных городах, где всегда шумно и слишком много людей. Теперь, после Санкт-Петербурга, все города в Германии будут казаться мне маленькими. Я стал относиться более философски к различным проблемам. Как-то, подав документы на продление визы в России за два месяца до истечения ее срока, я получил ответ всего за день до ее окончания. Сейчас я уже не нервничаю, если что-то идет не так. Посмотрим, что скажут мои друзья, когда я вернусь в Германию. Может, они заметят более разительные перемены.

– А изменилась ли лаборатория за это время?

– Я заметил, что все больше лекций и семинаров проводится на английском языке. Это очень важно. Без соответствующей языковой среды сотрудникам или студентам из других стран, если это не страны СНГ, будет очень сложно адаптироваться к новым условиям работы или учебы. Этим и должна, наверное, отличаться настоящая международная лаборатория: создавать комфортные условия труда для всех. Сейчас со мной работают еще двое иностранцев: один – из Китая, другой – из республики Бангладеш. В целом, курс развития, которому следует лаборатория, по-моему, очень правильный.

– Какие планы на будущее?

– Пока мне трудно сказать, чем я буду заниматься после возвращения в Германию. Возможно, продолжу учиться, чтобы получить степень доктора наук. Однако меня устроит и научная работа в хорошей компании. В любом случае, я надеюсь когда-нибудь вернуться в Петербург, чтобы реализовать совместный проект с российскими коллегами. Мы уже договорились с Павлом Беловым, что вне зависимости от того, как устроится мое будущее, я буду держать его в курсе. Безусловно, я рассматриваю возможность трудоустройства в России. Тот факт, что, планируя приехать на три месяца, я остался тут на два года, говорит о многом. Но сейчас мне хотелось бы вернуться на родину и оценить все предложения.

– В июне вы возвращаетесь в Германию. Есть ли что-то, что вы не успели реализовать в России?

Последний месяц я хочу потратить на реализацию мечты, пожалуй, любого европейца: в конце мая я сяду в плацкартный вагон и отправлюсь по Транссибирской магистрали в путешествие по России. В таких крупных городах, как Иркутск, Новосибирск, Екатеринбург, задержусь на три-четыре дня, чтобы познакомиться с ними ближе. К счастью, так сложилось, что у меня достаточно друзей по всей стране, и я могу у них остановиться. Во Владивостоке я обязательно доберусь до берега Тихого океана, сфотографируюсь там и вышлю своим друзьям фото с надписью: «Смотрите, я добрался до края земли!».

Пресс-служба Университета ИТМО

 

Архив по годам: