Учеба в Университете Рочестера: как не провалить экзамен по Фурье-оптике

В рамках Проекта 5-100 студенты кафедры фотоники и оптоинформатики Международного института ФиОИ Университета ИТМО Максим Мельник и Андрей Гайдаш обучаются в магистратуре Университета Рочестера. Первый семестр обучения завершен, и магистранты, успешно сдавшие сессию, делятся своими впечатлениями от учебы в американском вузе.

– Чем, на ваш взгляд, обучение в Университете Рочестера отличается от обучения в Университете ИТМО?

Максим Мельник: Формат лекций в американском университете мало чем отличается от пар на нашей кафедре ФиОИ. Основная разница заключается в подходе к обучению. За посещением никто не следит, однако не приходить на пары себе дороже. Малейшее упущение может сильно повлиять на понимание предмета. К тому же здесь не работает схема «потом перепишу конспекты». Здесь сильно развит индивидуализм — большинство ребят неохотно делятся информацией или домашними заданиями. Так что залог успеха в учебе – посещать все пары, а еще лучше ходить вольным слушателем на дополнительные. Я так и делал, потому что там учиться действительно интересно.

Преподаватели стараются обеспечить всем необходимым для усвоения курса: нам выдавались распечатки презентаций по темам занятий, обязательные учебники. По дисциплине «Геометрическая оптика» у каждого студента была распечатка рукописных лекций преподавателя – такой эксклюз тоже помогал в подготовке к экзаменам. Помимо различных печатных материалов, важным источником информации выступают так называемые «ассистенты преподавателя». Чаще всего это аспиранты, молодые сотрудники лабораторий, которые проверяют наши домашние задания и экзамены. К ним всегда можно обратиться с вопросами по предмету: помощь компетентного ассистента на вес золота.

– Какие интересные дисциплины, помимо геометрической оптики, вы изучали?

Андрей Гайдаш: В каждом семестре нам необходимо прослушать четыре курса, то есть восемь за год. Половина дисциплин обязательные, остальные мы выбираем сами. В первом полугодии мы остановились на трех обязательных курсах: «Геометрической оптике», «Фурье-оптике» и «Излучениях и детекторах». А в качестве выбора я предпочел «Математические методы», Максим — «Терагерцовую технику».

Пожалуй, все предметы в той или иной степени были интересными. Некоторые курсы были ближе к области моих научных интересов, некоторые ставили сложные задачи, справляться с которыми особое удовольствие. По-разному складывалось общение с преподавателями и ассистентами, что тоже влияет на вовлеченность в учебный процесс. За прошедший семестр я ни разу не пожалел о своем выборе: на мой взгляд, «Математические методы» — самый интересный предмет в первом полугодии. Векторные операции, теория комплексных чисел и функций, теория вычетов, интегралы через вычеты. Казалось бы, почти все это известно со второго курса бакалавриата, когда мы слушали курс по высшей математике. Но в «Математических методах» это тонко сплетено с прикладным использованием. Домашние задания были крайне необычными: например, как доказать классическую формулу «E=мс2», исходя из метрики, заданной теорией относительности. Я был в восторге, хотя порой бывало сложно. Если бы не курс по высшей математике, который я хорошо усвоил в Университете ИТМО, не знаю, как хорошо я справился бы с экзаменом.

– А как выглядят домашние задания в Университете Рочестера?

ММ: То, что в Университете ИТМО мы привыкли называть лабораторными работами, здесь является основным видом заданий. Нам стали их выдавать со второй недели обучения. Скажу честно, эти домашние работы занимали большую часть нашего свободного времени, если не лишали его вовсе.

АГ: Да, домашние задания создавали значительную нагрузку. Многие из них требовали использования программ Matlab или Matematic. Нас выручало то, что мы неплохо знаем другой математический пакет – Mathcad, который и применяли. В такой форме есть несомненные плюсы: все программы мы писали самостоятельно, что позволило глубже понять предмет.

ММ: Конечно, при таком режиме на «самообразование» времени не остается, зато гарантированно получаешь необходимые знания. Выполняя домашние задания, хочешь-не хочешь, а учишь, иначе непонимание будет только расти. К счастью, преподаватели и ассистенты всегда готовы помочь. Два раза в неделю у них есть часы приема, отведенные на объяснение материала, в котором мы не до конца разобрались.

– Были языковые сложности с обучением и общением с преподавателями?

ММ: Сложностей я не почувствовал. Преподаватели говорят четко и медленно, а если без акцента, то понять проще простого.

АГ: Я тоже не испытываю никаких проблем с английским, хотя высокими баллами по TOEFL похвастаться не могу.

– А каких знаний вам не хватало?

ММ: Определенно не хватало опыта работы в программе Matlab. Именно на нее ориентировались преподаватели, когда выдавали лабораторные. Особенно это касалось курса «Фурье-оптика». Но мы делали задания с помощью более знакомого нам Mathcad. Когда-то я разобрался в программе в ходе научной работы, а для Андрея этот математический пакет – «рабочая лошадка». Если бы не это, мы наверняка «завалили» бы экзамен по «Фурье-оптике».

Пресс-служба Университета ИТМО

Архив по годам: