Магистранты Университета ИТМО о науке без границ

На новогодние праздники из Варшавского политехнического университета в Санкт-Петербург приехали студенты второго курса магистратуры Университета ИТМО, обучающиеся по программе двойного диплома «Проектирование оптических систем». Николай Сучков и Вячеслав Шевкунов рассказали об особенностях обучения в столице Польши и о том, почему важно развивать международные контакты.

– Буквально несколько дней назад после трех месяцев, проведенных в другой стране, вы приехали в Санкт-Петербург. Какие ощущения?

Николай Сучков: Я наконец-то увидел снег. В Варшаве он один раз выпал, но пролежал недолго. А в Санкт-Петербурге снежно и красиво.

Вячеслав Шевкунов: Я уже успел постоять час в пробке. К слову, в Варшаве наземный транспорт не доставляет неудобств: метрополитеном там почти никто не пользуется. До университета я добираюсь с одной пересадкой, но всегда знаю, в какое время подойдет автобус. Это сильно сокращает время поездки.

– Расскажите об особенностях обучения в Польше. Чем оно отличается от обучения в России?

ВШ: Первое, на что мы обратили внимание: в Варшавском политехническом университете более стабильное расписание. Например, в Университете ИТМО некоторые лекции читаются в зависимости от того, является неделя четной или нечетной. У нас может быть лекция по курсу один раз в две-четыре недели. В Польше такого нет: за каждым предметом закреплены определенный день недели и время.

НС: Лекции всегда предполагают диалог с преподавателем, а не одностороннее восприятие информации. Если студенты говорят, что поняли материал, им сразу предлагается какая-то задача для решения. Это не дает расслабиться и позволяет лучше усвоить полученную информацию.

ВШ: Примечательно, что на кафедре, на которой мы учимся, очень много аспирантов. Там их, правда, называют PhD-студентами. В общей сложности аспирантов больше, чем преподавателей. Из разговора с ними я узнал, что подобная ситуация – скорее, исключение, чем правило. Фотоника, оптика являются для Польши приоритетными направлениями науки. Поэтому в этой области PhD-студентам всегда есть чем заняться. Как минимум, они берут на себя проведение лабораторных работ. В Университете ИТМО, например, их проводили наши преподаватели. Я считаю, что было бы неплохо активнее привлекать аспирантов и у нас. Это выгодно всем: аспиранты будут приобретать педагогический опыт, а студенты получат возможность общаться с молодыми учеными, с которыми зачастую проще найти общий язык.

– В следующем семестре вам предстоит защищать дипломную работу. О чем вы собираетесь писать?

НС: Темы еще не утверждены. В Польше это происходит ближе к концу января. Однако у нас уже есть договоренности с научными руководителями. Например, я хочу подготовить исследовательскую работу в области голографии, томографии и математических моделей описания.

ВШ: Конечно, всерьез итоговой исследовательской работой мы пока не занимались. Три месяца в Польше прошли очень быстро, много времени ушло на то, чтобы адаптироваться к жизни в другой стране. Но лично мне интересно заниматься изучением микрооптических элементов. В них будущее: сегодня устройства становятся все более компактными, в идеале они должны помещаться в карман.

– Отличаются ли требования к дипломной работе в Варшавском политехническом университете от тех, что предъявляются в Университете ИТМО?

НС: Прежде всего, нам предстоит написать работу на английском языке. И защищать диплом мы будем в Польше. Насколько я знаю, преподаватели из Университета ИТМО будут слушать наши выступления по конференц-связи через Skype. Еще одно отличие состоит в подготовке практической части. В России студенты часто пытаются проводить самостоятельные исследования, которые потом остаются на бумаге. Например, моя бакалаврская работа была посвящена разработке телескопа. Но этот телескоп никогда не появится, потому что это дорого и никому не нужно. В Варшавском политехническом университете процесс организован иначе. Кафедра «Оптический дизайн» уже занимается рядом исследований, мы можем принять в них участие, взяв какую-нибудь небольшую интересующую нас тему. Таким образом, мы внесем свой вклад в настоящее большое исследование, что, безусловно, полезнее, чем писать в стол.

ВШ: Я бы назвал это своеобразным «разделением труда». Здесь в одном исследовании задействованы и профессора, и аспиранты, и магистранты. Каждый занимается той работой, которая ему по силам.

НС: Возможно, такой порядок сложился из-за того, что перед российскими и польскими учеными-оптиками стоят разные задачи. Например, наши исследования нацелены на телескопы, космические объективы…

ВШ: Согласен. У нас упор делается на оборонку, военную оптику в том числе. А в Польше преимущественно выполняют коммерческие заказы от Canon, Sumsung и других компаний.

– Какие занятия были самыми интересными?

НС: Пожалуй, лабораторные работы. В Варшавском политехническом университете очень много современного оборудования. Интерферометры различных моделей позволяют проводить множество экспериментов.

ВШ: Я бы отметил работу с 3D-сканером. Очень интересный прибор: внутри гораздо сложнее, чем снаружи. Со стороны выглядит как обычный проектор с камерой, направленной на объект. Однако здесь, освещая предмет, отраженные лучи попадают в камеру. Далее путем математических вычислений определяется, где будет находиться каждая точка трехмерной модели. Нам не объясняли математику процесса, но мы делали лабораторную работу, во время которой занимались калибровкой изображения. Было интересно. Нам удалось сделать 3D-модели своих лиц.

Изменился ли ваш взгляд на науку?

НС: Пожалуй, я лучше стал понимать, что такое мировое научное сообщество. Я узнал о том, как развивается наука в Польше, в Европе. Здесь очень большое внимание уделяют международному сотрудничеству.

ВШ: Мне важно видеть, чем ученые занимаются в других странах. Работая в одной научной области, в одной стране, часто не знаешь, какие исследования проводят коллеги за рубежом. А это очень сильно влияет на качество и результат работы.

Пресс-служба Университета ИТМО

Архив по годам: