Юрий Кившарь о научных школах и повышении конкурентоспособности российского высшего образования

В этом году в рамках международной научной конференции Laser Optics 2014 прошла торжественная церемония вручения медали А.А. Лебедева за выдающиеся достижения в области оптики лазеров и лазерной техники. Почетным знаком был награжден Юрий Кившарь, специалист мирового уровня, руководитель Центра нелинейной физики Австралийского национального университета, научный руководитель лаборатории «Метаматериалы» Университета ИТМО. 

В этом году в рамках международной научной конференции Laser Optics 2014 прошла торжественная церемония вручения медали А.А. Лебедева за выдающиеся достижения в области оптики лазеров и лазерной техники. Почетным знаком был награжден Юрий Кившарь, специалист мирового уровня, руководитель Центра нелинейной физики Австралийского национального университета, научный руководитель лаборатории «Метаматериалы» Университета ИТМО.

– Юрий Семенович, как вы оцениваете современную российскую научную систему? Чем она отличается от западной?

– Однозначную оценку современной научной системы России дать непросто. Лично я не являюсь сторонником ликвидации Академии наук. Ведь пока непонятно, что придет ей на смену. Также на сегодняшний день не выстроена новая система финансирования российских ученых. С другой стороны, введение системы грантов РНФ уже сейчас показало свою эффективность. Я видел результаты многочисленных конкурсов. А главное, лично знал тех, кто подавал заявки на грант. И мне было приятно узнать, что от МГУ в конкурсе на грант по близкой тематике участвовали маститый профессор и человек с двухлетним стажем, только что защитивший кандидатскую диссертацию. В итоге грант дали молодому и активному ученому, что является положительным знаком. Ведь материально поддерживаются люди, которые хотят работать, при этом оставаясь в России. А финансовая поддержка в пять миллионов рублей сравнима с западными грантами. Так что в целом мы можем наблюдать положительную тенденцию.

– За последние годы работы в России какое у вас сложилось впечатление о научных школах?

– После развала Советского Союза настал крайне неблагоприятный период для науки. Вот почему сегодня мы сталкиваемся с проблемой отсутствия мощных научных школ в России. Но, разумеется, где-то смогли сохранить или восстановить все лучшее, что было в прошлом. Так, например, сильная научная школа осталась в Физико-техническом институте им. А.Ф.Иоффе.

– В чем различия систем преподавания тех или иных научных дисциплин в России и за рубежом?

– Есть большая разница. Дело в том, что в Советском Союзе научные центры располагались в академических институтах. И эти институты не сильно были связаны с вузами. Были супервузы, такие как Ленинградский государственный университет и Московский государственный университет, сотрудники которых занимались наукой. Но это было скорее исключением. Сегодня многие преподаватели не являются ведущими специалистами в той или иной области. Такая ситуация требует серьезной корректировки. Над этим уже начали работать многие российские вузы, в том числе Университет ИТМО, который привлекает в свой преподавательский состав как российских, так и зарубежных ученых.

– Вы являетесь научным руководителем лаборатории «Метаматериалы» Университета ИТМО. Какие исследования проводятся там в настоящее время под вашим началом?

– У нас еще со времен получения Павлом Беловым (Белов Павел Александрович, заведующий лабораторией «Метаматериалы» – прим. ред.) Премии Президента РФ активно работает микроволновая лаборатория. Мы проводим микроволновые измерения в безэховой камере – уникальном лабораторном комплексе. В Австралии было принято решение не заниматься этим, чтобы не дублировать подобные исследования. Оптика теперь как никогда активно развивается в Университете ИТМО. В нашем распоряжении есть оборудование, предназначенное для комплексных наномасштабных исследований оптических метаматериалов, плазмонных наноструктур. Сотрудниками лаборатории уже получены результаты хорошего уровня, некоторые из них, самые последние, пока еще не опубликованы. Оптическая лаборатория, без сомнения, будет развиваться и дальше. Что касается исследований по метаматериалам, то тут многое зависит от финансирования.

– Какими прикладными научными достижениями вы и ваш коллектив можете гордиться?

– Наука о метаматериалах довольно молодая, поэтому область ее применения пока ограничена. Что касается микроволн, то в этой сфере у нас есть серьезные достижения, касающиеся разработки и усовершенствования технологии МРТ. В скором времени мы напишем статью для журнала Nature о наших исследованиях, уже прошедших клинические испытания. Также у нас налажены контакты с научным центром в Нидерландах, занимающимся вопросами улучшения сигнала магнитного резонанса, куда приезжали сотрудники лаборатории «Метаметериалы» и демонстрировали наши структуры, позволяющие увеличивать сигнал МРТ в десять раз. Сотрудники лаборатории экспериментально измерили это увеличение. Мне кажется, это научное открытие станет большим прорывом в медицине, позволив выявлять раковую опухоль на начальной стадии.

– Как вы считаете, чего не хватает российским университетам для повышения конкурентоспособности на мировом уровне?

– Не хватает кадров! Идея о привлечении западных ученых в российские университеты мне представляется замечательной. Но ведь не так много людей, которые приедут сюда работать с полной отдачей. Западные преподаватели все-таки в меньшей степени заинтересованы в передаче опыта российским студентам, зато на подобное приглашение с удовольствием откликнутся бывшие советские ученые. Таких специалистов очень много, и для них возвращение на родину может стать серьезным стимулом для качественного преподавания и работы с полной отдачей.

 

Пресс-служба Университета ИТМО

Архив по годам:
Пресс-служба