Представитель британского фонда рассказал в Университете ИТМО о проблемах российских стартапов

В 2012 году Университетом ИТМО и Американо-Израильским венчурным фондом RSV был создан стартап-акселератор iDealMachine. В 2013 году акселератор вошел в ТОП-10 наиболее активных в России. Это один из успешных примеров привлечения западного капитала, о которых 26 апреля на лекции в Университете ИТМО рассказал бизнес-ангел Кристофер Ватсон. К сожалению, история iDealMachine —  скорее исключение, чем правило для российского инновационного бизнеса. Британский эксперт перечислил ряд проблем, мешающих привлечению инвестиций в российские стартапы.

В 2012 году Университетом ИТМО и Американо-Израильским венчурным фондом RSV был создан стартап-акселератор iDealMachine. В 2013 году акселератор вошел в ТОП-10 наиболее активных в России. Это один из успешных примеров привлечения западного капитала, о которых 26 апреля на лекции в Университете ИТМО рассказал бизнес-ангел Кристофер Ватсон. К сожалению, история iDealMachine —  скорее исключение, чем правило для российского инновационного бизнеса. Британский эксперт перечислил ряд проблем, мешающих привлечению инвестиций в российские стартапы.

Выпускник Оксфорда Кристофер Ватсон, уже тринадцать лет работающий в России по различным программам Европейского Союза, сегодня представляет британский венчурный фонд (траст) ORBIT(the Oxford Russia Business Innovation Trust). С 2002 года ORBIT сотрудничает с российскими организациями, поддерживающими технологические инновации, и инвестирует в отечественные инновационные проекты ранней стадии.
В частности, ORBIT участвовал в программе «Старт-Инвест» Фонда содействия развития малых форм предприятий в научно-технической сфере, а также сотрудничает с Российской венчурной компанией. В 2006 году ORBIT заключил партнерство с Центром семейной медицины в Томске, чтобы совместно развивать Центр репродуктивных технологий «Аист», который в итоге был успешно выкуплен новой управляющей компанией в 2010-2011 годах. Всего за 12 лет работы фонд ORBIT вложил около полумиллиона долларов в четыре российско-британских предприятия. Прибыль, которую ORBIT получил от реализации этих проектов, будет реинвестирована в новые российские проекты.

«Пока что в России объем частных инвестиций в стартапы ниже, чем на Западе. Например, с 1993 года только в Великобритании было проинвестировано более 20 000 компаний на сумму более 9 млрд фунтов стерлингов», — говорит Кристофер Ватсон, работающий в ORBIT с 2003 года. Выступая с лекцией в Университете ИТМО, Ватсон отметил, что практика привлечения британских инвестиций в Россию существует значительно дольше фонда ORBIT: торговые отношения Московской Руси с Британией начались в середине XVI века и продолжаются до сих пор. Сегодня западные нефтяные гиганты участвуют в российских корпорациях. Тесное партнерство привело к тому, что с начала девяностых годов двадцатого века в России стала формироваться западная модель венчурного инвестирования, поддержанная рядом европейских программ (например, EUTACIS, ISTC, CNCP).

В то же время зарубежные инвесторы при входе на российский рынок сталкиваются с рядом проблем, обширный список которых привел Ватсон. При оценке рынка не используются бизнес-планы, соответствующие западным стандартам. Российские инвесторы не спешат участвовать в софинансировании проектов, и западные инвесторы не встречают соответствующей финансовой поддержки. Бюрократия затягивает процесс работы над регистрацией совместных предприятий. В то же время российские государственные организации не могут участвовать в коммерческом партнерстве без специального разрешения, процесс получения которого порой длится дольше года. Затягивание бизнес-процессов — общая проблема стартапов в России.  Переводы средств между западными и российскими банками занимают слишком много времени. Почта работает неприемлемо медленно, а курьерские службы и телефонная связь чересчур дороги. Наиболее практичными в таких обстоятельствах оказываются Skype и электронная почта. Быстрому развитию стартапов мешает и человеческий фактор. Менее эффективной коммуникацию российских и западных партнеров делают трудности перевода. Квалифицированные российские ученые обладают слишком слабой экспертизой в области бизнеса — тем не менее, лишь немногие из них готовы развивать коммерческие навыки. В российском бизнесе не укоренены традиции делегирования полномочий: решения обычно принимаются «начальством», что приводит  к отсутствию инициативы на уровне исполнителей. Работа с документами ведется также недостаточно четко. Сложно привлекать инвестиции и ввиду отсутствия обширного списка «историй успеха» российских венчурных проектов. Выход на IPO организовать проблематично, компании выкупаются редко, а условия текущих коммерческих сделок не всегда позволяют максимизировать выручку.

Несмотря на эти проблемы, отдельные российские регионы, в первую очередь, Москва и Санкт-Петербург, достигли немалых успехов во взаимоотношениях с западными инвесторами. Эти города находятся в непосредственной близости от центра политической власти и обладают несравнимо большей долей федерального финансирования, отметил Кристофер Ватсон. В то же время на Урале и в Сибири расположены мощные технологические центры, которые в последние годы начали конкурировать с историческими «центрами силы» в России.

Пресс-служба Университета ИТМО

Архив по годам:
Пресс-служба